О школе Конкурсы Форум Контакты Новости школы в ЖЖ мы вКонтакте Статьи В. Баканова
НОВОСТИ ШКОЛЫ
КАК К НАМ ПОСТУПИТЬ
НАЧИНАЮЩИМ
СТАТЬИ
ИНТЕРВЬЮ
ДОКЛАДЫ
АНОНСЫ
ИЗБРАННОЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПЕРЕВОДЧИКИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЕДИАГАЛЕРЕЯ
 
Olmer.ru
 


Статьи

37 конкурс. ВСЕ ПЕРЕВОДЫ



1. 001agent

Только он собрался перекинуть ногу через раму, как проходившая мимо Шивани хлопнула его по заду.
- Осторожней! - воскликнула она.
Джереми Мэттис вскочил на велосипед. В несколько толчков он обогнал жену, со свистом вырвавшись вперед, и теперь катился по улице, восхищаясь легкостью новой рамы и плавным откликом переключателя скоростей. Ближайший поворот они проехали зигзагами, притормозив, чтобы оглядеться по сторонам. Снова он вырвался вперед, слегка петляя: этот велосипед держал баланс куда лучше его старого туринга.
<...>
До сегодняшнего дня не было реальной возможности вырваться на прогулку. Они крутанулись к Майну и срезали путь по аллее до черного входа кофейни, возле которого уже собрались их немногочисленные друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли там со своими велосипедами, а пока Джереми перебирался на тротуар, из здания со стаканом кофе появился Оуэн Терлоу.
- Отличное приобретение, - сказал он, приветствуя новый велосипед. – Должно быть, я слишком много тебе плачу.
- С каких пор ты вообще ему платишь? - спросила Шивани. - Я думала, он преподавал чисто из любви к процессу. В любом случае, этот малыш куплен на чек от Генерального прокурора.
Ректор поприветствовал и ее.
Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылками с водой и горели желанием пуститься в путь. И вскоре они уже снова поднялись в гору и свернули на тропу вдоль реки Алум Крик. День был пасмурным; иногда их освежал мелкий дождик, но с ним дорога становилась более скользкой. Меньше чем через пять миль непредсказуемых поворотов и уклонов город остался позади, вместе со своими бегунами, детскими колясками и гуляющими с собаками. Теперь они летели по ровной, открытой местности центрального Огайо, где извилистая река то приближалась, то снова отдалялась от старой железнодорожной ветки.
- Эй, красавчик, хорош рисоваться! - громко крикнул Оуэн.
Джереми оглянулся и руками изобразил волну. Ездить на таком коне было чистым удовольствием, поэтому он даже не подумал, что, будучи впереди, заставляет друзей брать непривычно высокий темп. Джереми сбавил скорость, позволив велосипеду катиться по инерции, и Гретхен тут же вырвалась в лидеры. Когда он снова оказался рядом с Шивани, она дышала тяжело, но не доставила ему удовольствия признанием в усталости, по-прежнему широко улыбаясь.
- Ну что? - спросила она.
-Да, - ответил он. - Неплохо.
Он чувствовал себя сильным и стремительным – именно так он вспоминал в дальнейшем. Ритм езды – всего дня – был идеален. Он получал удовольствие даже от испаряющегося на ветру пота – за исключением раздражающих капель на лбу, прямо под козырьком велошлема. Джереми смахнул их и в этот момент заметил сурка, выглядывающего из высокой, растущей у реки травы. Этот момент он тоже вспомнил позже: как сурок поднял мордочку и засек их.
Может быть, Джереми попался в ловушку собственной динамики, ритма, неожиданности – он замялся. Крикнуть остальным? Или не надо? Мышцы в горле сжались при воспоминании об этом эпизоде.
А сурок тоже застыл. Присмотрелся. Затем с поразительной быстротой этот комок мускул и жира кинулся на дорогу, увернулся от Гретхен и со всей силы впечатался в спицы велосипеда Шивани.

2. 007

Стоило занести ногу над рамой, как Шивани прокатила совсем рядом и шлёпнула его по попе:

- Не зевай!

Джереми Маттис вскочил в седло и за несколько оборотов педалей догнал жену, просвистел мимо, уже восхищаясь новым велосипедом: такая легкая рама, так мягко переключаются скорости!
У первого угла они замедлились, чтобы осмотреться на перекрёстке, а потом он снова начал разгоняться, чуть покачиваясь – у его древнего «туриста» был совсем другой баланс.


Лишь сегодня наконец можно покататься как следует. Они доехали сначала до главной магистрали города, а потом по тихой отходящей от неё улочке ко второму выходу кофейни, где уже собрались друзья.

Мэри, Гретхен и Ли стояли с велосипедами, а когда Джереми соскочил на тротуар, из двери показался Оуэн Тэрлоу с кофе в руках.

- Классные колеса. – Он отсалютовал новому велику стаканчиком. – Кажется, я тебе слишком много плачу.

- С каких пор ты ему хоть что-то платишь? – возмутилась Шивани. – Мне казалось, он преподает просто из любви к искусству. И вообще, малыш куплен на деньги, полученные мной от генпрокурора.

В ответ проректор отсалютовал уже ей.

Все, кроме Оуэна, довольствовались взятой с собой водой и мечтали выехать побыстрее. Вскоре они уже катили напрямик к дорожке вдоль ручья Выпускников. День выдался пасмурный, время от времени моросило: нежарко, зато довольно скользко. Меньше пяти миль дороги, которую, объезжая и уворачиваясь, приходилось делить с детскими колясками, бегунами и собаками, и наконец город остался позади. Они летели мимо холмистых полей центрального Огайо, и река, виляя, то подступала к проложенной вдоль старых рельсов велодорожке, то снова отворачивала прочь.

- Эй, хватит выпендриваться, - громко проворчал Оуэн.

Джереми развернулся и помахал проректору. Новые колёса катились так замечательно, что, сам того не заметив, он оказался лидером и задал темп выше обычного. Перестав на время крутить педали, он пропустил вперед Гретхен, потом пристроился рядом с Шивани. Она тоже запыхалась, но не желала в этом признаваться. На её лице расцвела широкая улыбка:

- Ну как?

- Здорово!

Он чувствовал себя быстрым и сильным; он вспомнит потом об этом. Ритм вращения педалей, сам день – всё было идеально. Удовольствие приносил даже ветер, который, обдувая, избавлял от почти всего пота, кроме досадной полоски на лбу прямо под шлемом. Он смахнул его пальцем и как раз тогда увидел сурка, вылезшего из высокой прибрежной травы. Это он тоже потом вспомнит: как зверёк поднял мордочку и заметил их. Может быть, Джереми был слишком захвачен собственным движением, ритмом, удивлением – он не среагировал сразу. Пытался ли он крикнуть, предупредить? При мысли о том мгновении мышцы горла сжимались.

Сурок, в свою очередь, тоже застыл. Задумался. А затем комок мышц и жира с поразительной скоростью бросился через дорожку им наперерез. Увернувшись от Гретхен, он с силой врезался в спицы Шивани.

3. 007Agent

Не успел он сесть на велосипед, как мимо пронеслась Шивани, шлёпнув его по спине ниже пояса.
— Поберегись! — прокричала она.
Джереми Маттис подтянулся и устроился в седле. Через несколько энергичных поворотов педалей он нагнал жену и вырвался вперёд, наслаждаясь блеском новой рамы и чутким переключателем скоростей. На углу улицы они плавно сбавили скорость и огляделись по сторонам. Он снова вырвался вперёд, немного вихляя колёсами. По сравнению со старым прогулочным великом равновесие ощущалось совсем по-другому.
<...>
Сегодня им впервые удалось выбраться покататься. Они свернули на Мэйн-стрит и, срезав путь через проулок, подъехали к заднему входу в кофейню, где их уже ждали друзья: Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.
Едва Джереми припарковался у обочины, как из кофейни вышел Оуэн Турлов с чашкой кофе.
— Классные колёса! — он приветственно махнул рукой в сторону нового велосипеда. — Видимо, я тебе переплачиваю.
— С каких это пор? — возмутилась Шивани. — Я думала, он преподаёт только из любви к делу. Во всяком случае этот малыш куплен на моё жалованье в прокуратуре.
Проректор приветственно махнул и ей.
Все, кроме Оуэна, запаслись бутылками с водой и им не терпелось двинуться дальше. Через мгновенье они вновь оседлали велосипеды и взяли курс на парк Алум-Крик. День выдался серым. Время от времени моросил дождь. Ехать было прохладно, но скользко. Они то и дело объезжали бегунов, мамочек с колясками и собачников со своими питомцами, но меньше чем через пять миль город остался позади. Теперь они летели по просторам центральной части Огайо, неподалёку от реки с извилистым руслом вдоль старой железнодорожной колеи.
— Эй, воображала, хватит выпендриваться! — прокричал Оуэн.
Джереми крутанул руль и помахал в ответ. Управлять велосипедом было так здорово, что он, сам того не замечая, заметно вырвался вперёд, вынуждая своих друзей следовать за ним на непривычной для них скорости. Он немного притормозил, пропуская вперёд Гретхен. Поравнявшись с Шивани, он заметил, что она совсем запыхалась, но изо всех сил старалась этого не показывать. Она широко улыбнулась ему.
— Ну как? — спросила она.
— Здорово! — ответил он.
Позже он вспомнил, что в тот момент ощущал себя сильным и стремительным. Всё шло как нельзя лучше: и поездка, и сам день. Ему нравилось даже то, как быстро сохнут на ветру капельки пота. Раздражал только пластырь над бровью, сразу под краем шлема. Он сдёрнул его, и в этот момент заметил ежа, трусящего в зарослях травы вдоль реки. В память врезалось, как ёж, заметив их, поднял мордочку.
Возможно, Джереми настолько увлёкся скоростью и темпом, что эта неожиданность заставила его замешкаться. Вскрикнул ли он? При воспоминании об этом у Джереми перехватило горло.
Животное тоже замерло, оценивая ситуацию. Затем с поразительной быстротой ёж кубарем выкатился на середину дороги. Гретхен свернула в сторону, и ёж угодил под колёса Шивани.

4. 0303

Он занес ногу над великом, и тут же получил ладошкой по заднице от проезжающей мимо Шивани. – Не зевай! – крикнула она.


Джереми Мэттис вспрыгнул в седло. Несколько раз крутанул педали – и догнал жену, как ветер пронесся мимо по улице, радуясь новому байку – легкий, маневренный, скорости переключаются идеально. На ближайшем перекрестке они проехали по кругу, сбавив скорость для лучшего обзора. И вот он снова рванулся вперед, немного вихляя с непривычки – байк здорово отличался от его древнего туриста.


До сегодняшнего дня не удавалось опробовать его на дороге. Они повернули к Мэйн-стрит, проскочили по переулку к небольшой кофейне, где у заднего входа собиралась их маленькая группа. Марти, Гретхен и Ли с велосипедами были уже там.


Когда Джереми съехал на тротуар, из кофейни появился Оуэн Турлоу с чашкой кофе. – Ух ты, круто, – глядя на новенький байк, он поднял кверху большой палец. – Пожалуй, многовато я тебе плачу…


– С каких это пор ты вообще ему платишь? – удивилась Шивани. – По-моему, он читает лекции исключительно из любви к искусству. А за этого красавца я свою зарплату выложила. От генпрокурора.


Тем же жестом ректор поприветствовал и Шивани.


Все, кроме Оуэна, взяли только воду в бутылках, им не терпелось тронуться в путь. Вскоре они уже ехали в группе, направляясь к дороге на Алум-Крик. День был пасмурный, иногда немного моросило, и путешественникам становилось немного прохладнее, но по мокрой дороге труднее было ехать. Почти пять миль они петляли и маневрировали, но вот, наконец, позади остался город, где постоянно натыкаешься на собачников, мамочек с колясками или любителей бега. Теперь они мчались через открытую холмистую местность центрального Огайо; река, извиваясь, то приближалась к старой железной дороге, то убегала от нее.


– Эй ты, пижон, – хрипло крикнул Оуэн, – хорош выделываться!


Джереми обернулся, помахал ему. В полном восторге от нового байка, он, сам того не замечая, вырывался вперед и сбивал друзей с привычного темпа. Он сбавил скорость, пропуская Гретхен в лидеры, и начал смещаться назад к Шивани; она тяжело дышала, но старалась, чтобы он этого не заметил.


– Ну как оно? – Шивани улыбалась во весь рот.


– Ага, – ответил он. – Классно.


Ощущение скорости и силы - вот как это вспоминалось потом. Весь день ехалось ну просто здорово. Даже пот моментально высыхал, будто впитывался ветром; вот только под шлемом, на лбу, где ободок прилегал к голове, не продувалось, и это доставляло некоторый дискомфорт. Он поддел ободок пальцем, и в этот момент вдруг увидел сурка, который выглядывал из высокой травы у реки. И это он припомнил позже. Как тот, тоже заметив их, вдруг поднял мордочку.


Может быть, это произошло в тот момент, когда Джереми был так сосредоточен – только движение, только скорость и ритм... Он просто смешался… как будто ударился о препятствие. И, кажется, закричал. Горло перехватывало, когда он позднее вспоминал то мгновение.


Зверек замер. Раздумывал? И вдруг с поразительной быстротой рванулся им наперерез. Маленькое тельце, плотный комочек мышц и жира. Шарахнулся от Гретхен, и со всего маху влетел в колесо Шивани.

5. 0luominen

Едва он собрался оседлать велосипед, Шивани пронеслась вплотную к нему, хлопнув пониже спины.

— Не зевай! — крикнула она.

Джереми Маттис приподнялся и сел на седло. Он нагнал жену всего пару раз прокрутив педали, с шумом пролетел мимо, с первых секунд поражаясь, насколько легкой была новая рама и как плавно переключались скорости. На первом повороте они немного замедлились, предусмотрительно глядя по сторонам. Он снова вырвался вперед, слегка вильнув, — было непривычно держать баланс после своей дряхлой двухколесной колымаги.

<...>

Возможность выехать на дорогу выдалась только сегодня. Замедлив ход, они доехали до Мэйна и переулком подъехали к кофейне. Немногочисленные приятели уже ждали у задней двери. Это были Марти, Гретхен и Ли с велосипедами.

Джереми въехал на тротуар. Из кофейни вышел Оуэн Терлоу со стаканчиком ароматного напитка.

— Крутой велик, — он одобрительно кивнул в сторону нового приобретения. — Многовато я тебе плачу, видимо.

— С каких пор ты ему вообще платишь? — парировала Шивани. — Я-то думала, он преподает из любви к искусству. Впрочем, этого жеребца мы купили, обналичив мой чек от прокурора.

Теперь и она заслужила одобрительный кивок от ректора.

Остальные, в отличие от Оуэна, взяли лишь по бутылке воды и поспешили отправиться в дорогу. Вскоре все снова были в седле и направились к Алум-Крик. Было пасмурно, моросил дождь, который приятно освежал, вот только дорога становилась скользкой. Попетляв не больше пяти миль, они выехали за город, оставив позади гуляющих с детьми и собаками и бегущих трусцой. Теперь они рассекали по открытой холмистой местности центрального Огайо. Вдоль старых путей вилась река, то отдаляясь, то приближаясь.

— Хватит выделываться, пижон, — громко пропыхтел Оуэн.

Джереми повернулся и небрежно махнул ему. Он радовался новому велосипеду так самозабвенно, что, сам того не осознавая, гнал вперед, вынуждая своих друзей усиленно крутить педали. Он сбавил скорость, уступая место лидера Гретхен. Поравнявшись с Шивани, он заметил, что она запыхалась. К его досаде виду она не подавала, а напротив, широко улыбалась.

— Ну как? — спросила она.

— Ага, — ответил он. — Здорово.

Он ощущал в себе силу, стремительность, — так он впоследствии вспоминал. Эта поездка, как и весь день, складывалась идеально. Было приятно чувствовать даже как пот испаряется от легкого ветерка, не считая дискомфорта на небольшом участке на лбу, где шлем прилегал к коже. Он почесал лоб пальцем и в тот же момент заметил, как из прибрежной травы выбегает сурок. Позже он вспомнит и это. Как сурок задирает мордочку, заприметив их тоже.

Вероятно, Джереми был захвачен моментом, но он, как ни странно, не сразу среагировал. Предупредил ли он их? Горло сжималось в комок, когда он воскрешал в памяти ту секунду.

Зверек тоже на мгновение замирает. Задумывается. А потом упитанное юркое тельце с неожиданной скоростью бросается наперерез. Проскочив под колесами Гретхен, сурок попадает в спицы велосипеда Шивани.

6. 0possible0

Он приготовился сесть на велосипед, когда мимо пронеслась Шивани и шлепнула его пониже спины. «Будь осторожен!» — прокричала она.


Джереми Маттис крутанул педали, в несколько мгновений догнал жену и со свистом пронесся мимо нее. Он ехал и наслаждался мерным гулом велосипеда, любовался сверкающей рамой.
На первом же повороте они с женой поравнялись, немного притормаживая. Затем Джереми снова наддал, и его байк слегка завилял. Он опять подумал, насколько этот монстр отличается от его древнего туристического велосипеда — небо и земля.


<...>


Наконец-то появился шанс обкатать новый велосипед на большой дороге! Замедлив ход, они повернули на Главную улицу и по аллее подъехали к чёрному входу кофейни. Небольшая компания друзей уже собралась: Марти, Гретчен и Ли стояли возле своих байков.


Джереми остановился у тротуара, и тут в дверях возник Оуэн Тарлоу с чашкой кофе. «Хорошие колеса, — он кивнул на велосипед Джереми. — Наверное, я тебе слишком много плачу».


«С каких пор ты вообще ему платишь? — спросила Шивани. — Я думала, он преподает из любви к искусству. А велосипед куплен на деньги, которые я получила от главного прокурора».


Ректор кивнул ей в ответ, приветствуя.


Все, кроме Оуэна, взяли по бутылке воды. Им не терпелось отправиться в путь. Вскоре вся компания расселась по железным коням и поехала вдоль бухты Элам Крик. День был серым, изредка начинало моросить, отчего мостовая становилась скользкой, и делалось прохладно. Почти пять миль они объезжали различные дорожные препятствия, и наконец выбрались из города. Позади остались бегуны, собачники и детские коляски. Теперь они рассекали просторы Огайо, а рядом с ними мчались старые рельсы и петляла река.


«Эй, пижон, хватит выпендриваться!» — гаркнул Оуэн.


Джереми обернулся и помахал в ответ. Велосипед катил настолько легко, что он, сам того не заметив, снова вырвался вперед, оставив друзей позади. Он сбавил скорость, чтобы пропустить Гретчен вперед, и подъехал к Шивани. Она тяжело дышала, но не хотела доставлять ему такого удовольствия – показывать, как ей трудно, поэтому широко улыбнулась:

— Ну как?
— Неплохо.


Он чувствовал себя сильным и быстрым, словно молния — так Джереми вспоминал потом. Темп езды был идеальным, да и вообще весь день выдался лучше некуда. Даже собственный пот его радовал, испаряясь на ветру. Только высоко над бровью, под козырьком шлема, был один надоедливый участок, откуда пот никак не хотел исчезать. Он смахнул каплю пальцем, и в это мгновение увидел сурка: тот неторопливо вышел из высокой травы, растущей вдоль реки. Об этом Джереми тоже вспоминал позднее. Вот сурок поднял мордочку, заметив приближающихся людей.


Джереми не понял точно, как все произошло. Скорость, инерция, внезапность? Он что-то крикнул? У него всегда сдавливало горло при воспоминаниях о том моменте.


Вот сурок замер, словно раздумывая. И вдруг молниеносно кинулся через дорогу, летящий шерстяной комок. Раз — он увернулся от велосипеда Гретчен, два — со всего маху врезался в спицы колеса Шивани.

7. 0поссум


− Берегись! − услышал Мэттис, перекидывая ногу через раму.

В ту же секунду, прокатив почти впритирку и шлёпнув его пониже спины, Шивани умчалась.

Джерими Мэттис в два рывка настиг её и теперь, наслаждаясь лёгкостью нового велосипеда, плавностью переключения скоростей, нёсся впереди. На ближайшем перекрёстке они притормозили, оглянулись по сторонам, и снова Джереми, слегка покачиваясь − не поймал ещё равновесия, ведь старый байк вёл себя по-другому, − обошёл жену.

<…>

В тот день, наконец, выпал случай испытать двухколёсное чудо на дороге. По пути к Мэйн-стрит они свернули в переулок и с тыла подъехали к небольшому кафе. Во дворике уже собрались друзья. Ли, Гретхен и Мартин стояли с велосипедами наизготовку, Оуэн Терлоу как раз вынырнул из заведения с чашкой кофе и немедленно бросился разглядывать новую машину Мэттиса.

− Какие колеса! Пожалуй, я тебе переплачиваю.

− А вы ему платите? − задиристо спросила Шивани. – Я-то думала, Джереми преподает из любви к искусству. По крайней мере, на этого красавца пошёл чек от генпрокурора − мой чек.

Тут только проректор Терлоу её и заметил.

Все, кроме Оуэна, просто купили воду, им не терпелось снова тронуться в путь. И вскоре, оседлав велосипеды, компания взяла курс на тропу Алам-Крик.

День был пасмурный. Временами моросил дождь, он приятно охлаждал разгорячённых путешественников, но мостовая от дождя стала скользкой. Пропетляв несколько миль по городу, объезжая детские коляски, бегунов, собак, их хозяев, они выбрались на природу и катили теперь вдоль старой железной дороги то по одному, то по другому берегу извилистой речки среди живописных холмов центрального Огайо.

− Эй, пижон, хватит выпендриваться! − крикнул Оуэн.

Джереми обернулся. Он действительно увлёкся. Велосипед дарил такую радость, что Мэттис мчался впереди группы, позабыв о друзьях. Легко ли им гнаться за лидером на непривычной скорости? Джереми посторонился, пропустил вперёд Гретхен. Следом ехала Шивани. Пыхтела как паровоз, но широко улыбалась. Только бы не показать, что устала, не доставить ему такого удовольствия!

− Ну как?

− Потрясающе! − выдохнул Джереми.

Нужно, нужно восстановить всё, что случилось потом. В тот миг он чувствовал себя прекрасно. В тот день вообще всё было чудесно, даже пот, быстро высыхавший на ветру. Зудела только ссадина на лбу, под краем шлема. Мэттис потрогал её и вдруг на берегу, в высокой траве, заметил сурка. Зверёк высунул мордочку и, казалось, наблюдал за человеком.

Но почему он сам замешкался тогда? Притупила монотонность дороги? Или отвлёкся на грызуна? И успел ли крикнуть, предупредить? Эта мысль тисками сжимала горло.

Сурок замер, присматривался. Внезапно жирное тельце с поразительной быстротой кинулось через дорожку. Меховой комок ловко увернулся от Гретхен и − со всего размаху врезался в спицы колеса Шивани.

8. 38parrots

Как раз, когда он перекинул ногу через раму велосипеда, Шивани промчалась мимо.

- Поберегись, - крикнула она и шлепнула мужа по заду.

Джереми Маттис вскочил в седло. В считанные секунды он нагнал жену, со свистом пронесся по улице и уже восхищался легкостью новой рамы, плавным переключением скоростей. На углу оба притормозили и огляделись. Потом он снова ринулся вперед, чуть вихляя - новый друг сильно отличался от "старичка", и к нему еще нужно было приноровиться.

Сегодня Джереми и Шивани впервые за много дней выбрались покататься. Они поехали к Мейн-стрит и через проулок вынырнули у заднего входа в кофейню, где их уже поджидали друзья: Марти, Гретхен и Ли.
Как только Джереми заехал на тротуар, из дверей с чашкой кофе в руке выскочил Оуэн Турлоу, проректор колледжа.

- Хороши колеса, - позавидовал он новому велосипеду. - Наверное, я тебе переплачиваю.

- С каких это пор ты вообще ему платишь? - поинтересовалась Шивани. - По-моему, он преподает из любви к искусству. Между прочим, это дитя появилось благодаря моим заработкам.

Проректор приветствовал ее, приподняв чашку кофе.

Любой другой взял бы бутылки с водой - и в путь. Но не Оуэн. Вскоре они сели на "коней" и покатили к Алум-крик. День хмурился, то и дело моросил дождичек, оставляя приятную прохладу, но скользкую мостовую. Через каких-то пять миль, петляя и лавируя, они оставили город вместе с бегунами, мамашами с детскими колясками и собачниками позади. Теперь они летели по широким просторам штата Огайо. Извилистая река то приближалась к заброшенному рельсовому пути, то отдалялась от него.

- Эй, пижон, кончай выделываться! - громко заворчал Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему рукой. Он так радовался новым ощущениям, что неосознанно рвался вперед, задавая друзьям непривычный темп. Джереми притормозил, летя по инерции, пропустил Гретхен и поравнялся с женой. Шивани запыхалась, но виду не подавала. Она широко улыбнулась.

- Ну, как?

- Класс, - ответил он. - Здорово!

Джереми чувствовал себя сильным и ловким - потом это вспомнится. День удался. Даже ветер был на его стороне, высушивая капельки пота на лице, кроме непокорной струйки, сочившейся над бровью из-под шлема. Он вытер лоб пальцем и вдруг заметил сурка, выпрыгнувшего из прибрежных зарослей. И это потом тоже вспомнилось. Как, увидев их, зверек поднял мордочку.

Захваченный собственным порывом, ритмом езды, Джереми от неожиданности замешкался.
Закричал ли он? Когда он вспоминал это мгновение, горло перехватывало.
Сурок тоже замер. Словно раздумывая. Потом с невообразимой скоростью ринулся через дорогу. Увернувшись от Гретхен, толстый мускулистый клубок с разбега врезался в колесо Шивани.
 

9. A.Fonina

«Раздвоение»
Дэвид Х. Линн

Закидывая ногу, чтобы сесть на велосипед, он чуть не задел Шивани, которая успела увернуться и шлепнуть его по мягкому месту, крикнув: «Осторожнее!»
Джереми Маттис подпрыгнул и опустился на сидение. Всего несколько раз крутнув педали, он догнал и перегнал жену, и, со свистом проносясь мимо, только диву давался, какая легкая у нового велосипеда рамка, как плавно переключаются скорости и работает сцепление. Они докатили до первого поворота, притормозив, чтобы определиться с маршрутом. Он снова рванул вперед, слегка наклоняя корпус для равновесия – слишком уж новый красавец отличался от его старенького туристического велосипеда.

<...>

Только сегодня, выпала, наконец, возможность как следует, с ветерком, прокатиться. Они сбавили скорость, подъезжая к Мейн стрит, и вновь припустили по дорожке, ведущей к задней двери кофейни, где их уже поджидали друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли возле своих велосипедов.
Как только Джереми свернул к тротуару, из дверей с чашечкой кофе показался Оуэн Турлоу. «Крутой велик», - Оуэн кивнул на новый велосипед. «Ох и переплачиваю я тебе».
«С каких это пор ты вообще ему платишь?» - подколола Шивани. «Я всегда считала, что он преподает исключительно из любви к призванию. И уж за эту игрушку уплачено моим чеком, из министерства юстиции».
Проректор кивнул и ей.

Все, за исключением Оуэна, наспех глотнули воды из бутылок, им не терпелось поскорее вскочить на свои велосипеды и отправиться в путь. Вскоре компания уже мчалась к парку Элам Крик. День выдался пасмурный, то и дело накрапывал мелкий дождик, сея приятную прохладу, но дорога от него становилась скользкой.


Прежде чем они выбрались из города, около пяти миль пришлось двигаться зигзагами, старательно объезжая всех бегущих трусцой, толкающих перед собой детские коляски и ведущих на поводке собак. И вот они уже мчались по открытой, простирающейся во все стороны равнине центрального Огайо, по которой, то приближаясь к старой железной дороге, то увиливая от нее в сторону, струилась река.

«Эй, красавчик, хорош рисоваться!» - рявкнул Оуэн.

Джереми обернулся и махнул ему рукой. Велосипед, на котором он ехал, казалось, заряжал его какой-то всеобъемлющей радостью, и он не заметил, как далеко вырвался вперед и как трудно было его друзьям держать заданный им непривычный темп. Он сбавил скорость и катился по инерции, пропуская Гретхен вперед. Когда с ним поравнялась Шивани, он заметил, что у нее сбилось дыхание, но она не подавала виду. С ее лица не сходила улыбка.

«Ну как?» - спросила она.
«Здорово!» - ответил он.

Потом он вспоминал, каким сильным и ловким ощущал себя в тот момент. И скорость, с которой они ехали, и вообще весь день – все было идеально. Ему не досаждали даже капли пота – их высушивал ветерок; только на лбу, под козырьком шлема, назойливая струйка давала о себе знать. Он просунул палец, чтобы смахнуть ее, и в этот момент заметил сурка, показавшегося было из камышей, окаймлявших реку. И это вспоминалось ему потом. Сурок задрал мордочку - он тоже их заметил.

От чего Джереми остановился? Сошла на нет сила инерции? Сбился с ритма от неожиданности? Он не помнил. Закричал ли он, чтобы предупредить остальных? Когда он вспоминает этот момент, в горле сжимается комок.

Зверек тоже замер. Раздумывал. И вдруг с поразительным для такого жирного тельца проворством бросился по тропе наперерез. Уворачиваясь от велосипеда Гретхен, он со всей силы врезался в спицы на колесе Шивани.

10. abba

Divergence by David H. Lynn


Не успел он занести ногу, чтобы сесть на велосипед, как за спиной промчалась Шивани, хлопнула его по заду, напутствовав:



- Ты там поосторожнее!



Набирая скорость, Джереми Маттис подпрыгивал на седле, словно поплавок, то вверх, то вниз. Потом в одно мгновение он догнал жену и вихрем пронесся мимо нее. После этого мысли его были заняты лишь своим велосипедом - как восхитительно легка его рама, как мягко переключаются передачи. Доехав до первого поворота, они с женой сбросили скорость, чтобы видеть перекресток. И снова Джереми начал разгоняться, немного виляя при этом,- баланс у нового велосипеда был непривычным, совсем не таким, как у старого. <...>



На душе у него было радостно - эта поездка, так долго казавшаяся чем-то несбыточным, сегодня наконец состоялась. Они мчались по Мэйн-стрит, потом свернули в переулок, по которому подкатили к заднему входу в кафе. Возле него уже стояли их друзья Марти, Гретхен и Ли с велосипедами.



Когда Джереми заехал на тротуар, на пороге кафе показался Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руках.



- Да, колеса что надо, - оценил он новый велосипед. – Похоже, я плачу тебе слишком много.



- Надо же, оказывается, ты ему платишь. Давно ли? - Шивани пошла в наступление. – А я-то считала, что он преподает лишь из любви к искусству. Можешь не волноваться, на эту игрушку я потратила свой чек от Генерального прокурора1.


__________сноска__________
1 Турлоу – однофамилец британского политического деятеля Эдварда Турлоу, противника независимости американских колоний, который занимал должность Генерального прокурора Англии и Уэльса с 1772 по 1778 г.



Проректор шутливо раскланялся с ней.



Наконец с напитками было покончено: Оуэн допил свой кофе, остальные – воду из бутылок, и вот все были готовы отправиться в путь. Они сели на велосипеды и покатили к шоссе на Алум Крик2 . День был серенький, стал накрапывать дождик. Сразу посвежело, но дорога стала скользкой. Им оставалось проехать по городу меньше пяти миль, которые они преодолели, то и дело объезжая любителей бега, стараясь не задеть детские коляски, не наехать на собак на поводке и их хозяев. А дальше друзья понеслись по плавным невысоким холмам Центрального Огайо. Рядом с дорогой текла река, то подходя вплотную к старым железнодорожными путям, то разбегаясь с ними.



_____________сноска____________
2 Алум Крик – озеро в штате Огайо. На его берегах расположен национальный парк.



- Эй, пижон, ну сколько можно выделываться, - рявкнул Оуэн.


Джереми, повернув руль в его сторону, только отмахнулся от друга. Езда на новом велосипеде полностью захватила его. Он даже не замечал, что далеко оторвался от остальных и им теперь приходится нестись на всех парах, выбиваясь из сил, чтобы не отстать. Он сбросил скорость, позволил Гретхен обогнать себя и, сдав назад, подъехал к Шивани. Она тяжело дышала, но признать, что угнаться за ним нелегко, не сочла нужным. А ведь могла бы сделать ему приятное, ну что ей стоило, ему так хотелось посудачить о новом велосипеде. Она же лишь улыбалась во весь рот и коротко спросила:



- Что скажешь?



- Просто мечта, - отвечал он. – То, что надо.



Каким же быстрым и сильным казался он сам себе, вспоминалось ему потом. Стремительный темп езды, каждое мгновение этого дня дарили ему ощущение полного счастья. Он испытывал благодарность даже к ветерку, ведь тот не давал его телу покрываться потом. Вот только какой-то клочок над бровью, прямо у кромки шлема, мешал ему. Он смахнул его пальцем и вдруг увидел сурка, семенящего вдоль реки в высокой траве. Он потом вспомнит, как зверек поднял мордочку, почуяв приближение людей.



Наверное, оттого, что Джереми был погружен в собственные думы, наслаждался скоростью или оттого, что животное появилось столь внезапно, он растерялся. Может, стоило крикнуть и спугнуть зверька? Вспоминая те мгновения, он задыхался от отчаяния.



Зверек тоже замер, пытаясь определить, есть ли опасность. Затем этот неуклюжий комок из мускулов и жира с поразительной скоростью понесся через шоссе. Пытаясь увернуться от столкновения с Гретхен, сурок со всей силы врезался в колесо велосипеда Шивани.



|
 

11. ABCDEFG

Он только перекидывал ногу через раму велосипеда, а Шивани уже промчалась мимо, шлепнув мужа по ягодице.

- Эй, поберегись! – крикнула она.

Джереми Маттис взлетел в седло, несколько раз нажал на педали, догнал жену, и, обогнав ее, вылетел на улицу. Он уже получал наслаждение от невесомости новой рамы и от плавного переключения скоростей и передач. На углу они притормозили, и, посмотрев по сторонам, свернули. Джереми снова поднажал. Велосипед был уравновешен совершенно иначе, чем его старенький «турист», и Джереми слегка раскачивался на ходу.

До этого дня у него не было возможности проехаться по-настоящему. Они вырулили на Мэйн-стрит и подкатились по переулку к задней двери кафе, где собралась небольшая кучка друзей. Марти, Гретхен и Ли уже были на месте, каждый со своим велосипедом.

Джереми заехал на тротуар, и тут из кафе, с чашкой кофе в руке, появился Оуэн Турлоу.

- Хороша лошадка! – обронил он, кивнув на новый велосипед. - Должно быть, я слишком много тебе плачу.

- И давно ты ему платить начал? – заявила Шивани. – Я-то думала, он преподает исключительно из любви к профессии! Кстати, деньги за этого малыша отдала я, из той суммы, что получила от генерального прокурора.

Ректор приветственно махнул ей в ответ.

За исключением Оуэна, остальные ограничились бутылкой воды, и уже горели желанием пуститься в дорогу. Наконец, все снова оседлали велосипеды и поехали напрямик, по дорожке на Алум-Крик. День выдался пасмурный, и, время от времени, освежая их, начинал слабо моросить дождь, а вот шины стали скользить. Почти пять миль маневров между бегунами, детскими колясками и прогуливающимися собачниками - и город остался позади. Теперь они неслись по открытому холмистому ландшафту центрального Огайо, а рядом петляла река, то подступая к старой железнодорожной насыпи, то вновь удаляясь от нее.

- Эй вы, пижоны, хватит рисоваться! – громко пропыхтел Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему рукой. Он испытывал такой неподдельный восторг от своего стального мустанга, что невольно вырвался вперед, заставляя друзей ехать быстрее обычного. Он сбавил скорость и перестроился, пропустив вперед Гретхен. Поравнявшись с женой, Джереми услышал ее тяжелое дыхание. Но Шивани не собиралась признавать, что выдохлась – характер не позволял ей спасовать перед мужем. Более того, на ее лице сияла широкая улыбка.

- Ну как? – спросила она.

- Ага, - выдохнул Джереми. – Отлично!

Позже он будет вспоминать, каким быстрым и сильным чувствовал себя в этот миг. Ритм гонки был прекрасен, да и вообще - день был отменный. С него лил пот, тут же высыхая на ветру, но даже это ощущение было в радость; правда, досаждала влага, которая скапливалась под кромкой шлема, и Джереми смахнул ее пальцем. И тут он увидел, как из высокой травы у берега реки вынырнул лесной сурок. Эту секунду он не забудет никогда: вот сурок тоже заметил их, поднял голову…

Наверное, Джереми, застигнутый врасплох, был весь во власти движения, ритма… Он заколебался. Попытался ли он крикнуть? У него перехватывало горло, когда эта сцена всплывала в памяти.

Животное, в свою очередь, тоже застыло в нерешительности. И вдруг, с поразительной скоростью, этот комок плоти из перекатывающихся мышц и жира метнулся через тропу. Увернувшись от Гретхен, сурок, словно таран, врезался в колесо велосипеда Шивани.

12. Accipicchia

Он как раз перекидывал ногу через раму велосипеда, когда мимо промчалась Шивани.


— Не отставай! —крикнула она, шлепнув его по ягодицам.


Джереми Мэттис бросился за ней. Крутанув пару раз педали, он обогнал жену. Новый велик шел на удивление легко и плавно. На повороте они притормозили, мельком посмотрев по сторонам. Потом он опять выбился вперёд, немного вихляя — удерживать равновесие теперь нужно было по-другому.


Сегодня наконец-то выбрались как следует покататься. Они направились к улице Мэйн и, свернув в проулок, подъехали к боковому входу в кофейню. Там их ждали Марти, Гретчен и Ли, все на великах.


Стоило Джереми въехать на тротуар, как на улице со стаканчиком кофе в руках появился Оуэн Турлоу.


— А хороши колёса! — сказал ректор уважительно. — Похоже, я слишком много тебе плачу.

— Ты ему платишь? С каких это пор? — заинтересовалась Шивани. — Я думала, он так, для души преподаёт. Как бы то ни было, этот красавчик куплен на мою зарплату.


Оуэн одобрительно кивнул ей в знак приветствия.


Все остальные ограничились бутылочками с водой — спешили двинуться в путь. Вскочив на велосипеды, они покатили к тропе Алум-Крик. День был серым, моросящий дождь давал прохладу, но дорога делалась скользкой. Огибая по пути бегунов, детские коляски, гуляющих с собаками, они оставили город позади и помчались по просторам центрального Огайо вдоль заброшенной железной дороги. Неподалёку, то приближаясь, то удаляясь, змеилась речка.


— Эй, красавчик! Хватит воображать! — громко проворчал Оуэн.


Джереми обернулся и, подтрунивая, помахал ему рукой. Ехать на этой двухколесной машине было чистой воды наслаждением. Сам того не замечая, он обогнал друзей. Они с трудом поспевали следом. Замедлив ход, он пропустил Гретчен вперёд и пристроился рядом с женой. Шивани тяжело дышала, хотя и не желала доставить ему удовольствие признаться в усталости.


— Ну как? — спросила она, широко улыбаясь.

— Просто супер! — ответил Джереми.


Он казался себе сильным и быстрым — вспомнилось ему позже. Все шло как нельзя лучше. Даже ветер был на его стороне и сдувал с лица капельки пота. Только на лбу, прямо под шлемом, они неприятно стекались, и Джереми попытался стряхнуть их пальцем. Тогда-то он и заметил сурка в высокой траве у реки. Зверёк приподнял мордочку и тоже посмотрел на него.


Может быть, Джереми слишком увлёкся, не был готов к такой неожиданности — замешкался. Кричал он или нет — не помнил, но горло сжимало от одной только мысли.


Сурок тоже замер. Осмотрелся. И рванул к дороге. Его круглая мускулистая туша прокатилась мимо Гретчен и со всей силой протаранила колесо Шивани.

13. Adda

Едва он закинул ногу на велосипед, как Шивани пронеслась мимо и ударила его в зад.

– Берегись! – крикнула она.

Джереми Маттис вскочил в седло. Он в два счета догнал жену и со свистом промчался мимо нее по улице, восхищаясь легкостью новой рамы, плавностью переключения передач. На первом же углу они притормозили и огляделись по сторонам. Потом Джереми снова рванул вперед, слегка вихляя, – баланс нового велосипеда абсолютно отличался от старого туристского.

Только сегодня им представилась реальная возможность покататься. Они долетели до Мейн и, срезав путь по переулку, остановились у заднего входа в кафе, где уже собралась их маленькая компания. Марти, Гретхен и Ли стояли рядом с велосипедами.

Когда Джереми заехал на тротуар, на улицу вышел Оуэн Терлоу с чашкой кофе в руках.

– Хороший велик, – он отсалютовал новому приобретению. – Должно быть, я слишком много тебе плачу.

– С каких это пор ты ему вообще платишь? – возмутилась Шивани. – Я думала, он преподает только из любви к искусству. В любом случае этот малыш куплен на деньги, которые я заработала в Генеральной прокуратуре.

Проректор отсалютовал и ей.

Все, кроме Оуэна, удовлетворились бутылками с водой и рвались в дорогу. Итак, вскоре они снова сели на велосипеды и понеслись к тропе Алум Крик. Денек выдался серый, время от времени начинал накрапывать охлаждавший тело дождь, от которого блестел асфальт. Километров восемь друзья ехали по городу мимо бегунов, детских колясок и людей с собаками, изредка виляя и выписывая зигзаги. Затем они полетели по холмистой равнине центрального Огайо, вдоль извилистой реки, которая то приближалась к старой огороженной тропе, то удалялась от нее.

– Эй, пижон, хватит выделываться, – громко проворчал Оуэн.

Джереми повернулся и махнул рукой. Велосипед вызывал у него такой восторг, что, сам того не осознавая, он вырвался вперед, вынуждая друзей увеличить темп. Он сбавил скорость и, катясь по инерции, позволил Гретхен возглавить их небольшую группу. Джереми поравнялся с женой, которая хотя и дышала тяжело, не собиралась жаловаться. Она широко улыбалась.

– Итак? – спросила Шивани.

– Да-а, – протянул он, – хорошо.

Джереми чувствовал себя сильным и быстрым – позже он об этом вспомнит. Ритм езды, сам этот день, все было идеально. Ему нравилось даже то, как быстро на ветру высыхает пот, за исключением раздражающей полоски высоко на лбу, как раз под краем шлема. Смахнув пот пальцем, он вдруг заметил пробирающегося в высокой траве у реки сурка. Это Джереми также припомнил позднее. Как сурок поднял мордочку, в свою очередь заметив людей.

Возможно, Джереми захватила инерция движения, ритм, неожиданность происходящего – он сомневался. Выкрикнул ли он что-то? Когда он вспоминал этот момент, мускулы горла напрягались.

Со своей стороны, зверек тоже застыл. Раздумывал. Затем с ошеломительной скоростью понесся через тропу грудой мускулов и жира. Увернувшись от Гретхен, сурок тяжело врезался в спицы Шивани.

14. Aduoli

ОН ТОЛЬКО занес ногу над велосипедом, когда Шивани пронеслась мимо. Она шлепнула его по мягкому месту с криком:


- Берегись!


Джереми Мэттис подскочил и уселся в седло. В несколько рывков он нагнал жену, пронесся мимо и восхитился легкости новой рамы, плавности переключателя передач и привода. Они пролетели первый поворот, притормаживая, чтобы взглянуть по сторонам. Он снова рванул вперед, чуть покачиваясь – баланс совершенно отличался от его допотопного туристского велика.


<...>


Сегодня, наконец, по-настоящему получилось выбраться на дорогу. Они свернули вниз на Мэйн-стрит и вырулили на дорожку к черному ходу кофейни, где уже собралась небольшая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих велосипедов.


Джереми сворачивал на пешеходную дорожку, когда из кофейни показался Оуэн Тарлоу с чашкой кофе.


- Неплохие колеса, - заметил он, приветствуя новый велик. – Наверное, я тебе переплачиваю.


- С каких это пор ты ему платишь? – спросила Шивани. – Я думала, он учит, потому что ему нравится. В любом случае этот малыш куплен на мой чек от генерального прокурора.


Проректор приветствовал и ее.


Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылками воды и поспешили прочь. Вскочив на велосипеды, вскоре они уже мчались к дорожкам Алум Крик. День выдался пасмурным. Моросило, потому было прохладно, но на дорожках скользко. Почти пять миль они то петляли, то лавировали, прежде чем город – его любители пробежек, детские коляски и собачники – остался позади. Теперь они летели по холмистым просторам центрального Огайо, и рядом тут и там виднелись излучины реки, убегавшей вдаль от старой железной дороги.


- Эй, пижон, хватит выпендриваться, - громко буркнул Оуэн.


Джереми вильнул, обдав его воздушной волной. Его переполнял такой чистый восторг от собственного велосипеда, что он и сам не заметил, как вырвался вперед, заставив друзей выбиваться из привычной для них скорости. Он замедлился, чтобы Гретхен могла вернуться вперед. Снизив скорость, он поравнялся с Шивани. Она дышала тяжело, но не могла допустить, чтобы он это заметил. И Шивани широко улыбнулась.


- Ну как? – спросила она.


- Ага, - ответил Джереми, - Неплохо.


Он чувствовал свою силу и ловкость – позже он вспомнит об этом. Сам ритм поездки, весь день – все было великолепно. Ему даже нравилось, как быстро высыхал на ветру пот, кроме одного неприятного места на лбу, прямо там, где заканчивался шлем. Он смахнул капли пота пальцем, и в этот момент заметил, как из высокой травы на берегу реки выглянул сурок. Об этом он тоже помнил потом. Как зверь поднял мордочку, в свой черед заметив их.


Возможно, собственное движение, ритм, удивление захватили Джереми – он колебался. Крикнул ли он? От мысли об этой секунде позже у него перехватывало горло.


Зверь тоже застыл. Оценивал ситуацию. Затем, с поразительной быстротой этот комок мускулов и жира бросился через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он всей тяжестью протаранил колесо Шивани.

15. Alevent

Расхождение

В тот момент, когда он уже перебрасывал ногу через сиденье велосипеда, Шивани проскользнула рядом и шлепнула его по пояснице.
-Не зевай! – крикнула она.
Джереми Мэттис вскочил на велосипед. В несколько счетов он нагнал жену, пронесся мимо нее, и уже восхищался новой рамой и тем, как плавно отзываются переключатели и передачи.
На ближайшем перекрестке они замедлили ход, чтобы взглянуть по сторонам. И вновь он умчался вперед, слегка виляя из стороны в сторону – баланс полностью отличался от того, который был у его старого туристического велосипеда.
<...>
До сегодняшнего дня у них не было возможности нормально прокатиться. Они зигзагами спустились к Майну и проехали через аллею к заднему входу в кофейню, где уже собралась их маленькая компания. Марти, Гретхен и Ли стояли там каждый со своим велосипедом.
Как раз когда Джереми свернул на боковую дорожку, Оуэн Терлоу вынырнул из кофейни с чашкой в руках.
-Хорошие колеса, - сказал он, отметив новый велосипед, - Видимо, я тебе много плачу.
-И давно это ты ему платишь?– возмутилась Шивани.- Я-то думала, он преподает исключительно из любви к своему делу. В любом случае, этот малыш куплен на мою премию от Генерального прокурора.
Проректор поздоровался и с ней тоже.
Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылками воды и горели желанием отправиться в путь. Так что вскоре они вновь сидели на велосипедах и мчались к дороге, ведущей к заливу Алум-Крик. День был унылый, и от временами накрапывавшего дождя веяло прохладой, а дорога становилась скользкой.
Лавируя и виляя туда-сюда, они проехали не менее пяти миль, прежде чем город со всеми его бегунами и гуляющими с колясками и собачками остался позади. И теперь они летели через открытую холмистую местность центрального Огайо, а река извивалась то вблизи, то в отдалении от старых железнодорожных путей.
-Эй, модник, прекрати выделываться! – громко проворчал Оуэн.
Джереми повернулся к нему и помахал рукой. От езды на новом железном коне он был совершенно счастлив, так что, сам того не желая, вырвался вперед и вынуждал друзей поспевать за ним, выбиваясь из привычного темпа. Он сбавил скорость и отпустил педали, уступая первенство Гретхен.
Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но не доставила бы ему удовольствия признаться в этом. И в то же время широко улыбалась.
-Ну как? - спросила она.
-Ага, - ответил Джереми. – Отлично.
Он чувствовал себя сильным и быстрым – и вспоминал впоследствии это ощущение. Ритм езды, сам день как таковой – все было прекрасно. Даже то ему нравилось, что пот быстро высыхал на ветру, за исключением дурацкой полоски кожи над бровями, под самым козырьком шлема. Он промочил ее пальцем, и в тот самый миг заметил суслика, выбирающегося из высоких зарослей у реки. Это он потом тоже воскресил в памяти: как тот приподнял мордочку, в свою очередь заметив их.
Может, Джереми оказался в тот момент застигнут врасплох, пойман в ловушку – он колебался. Закричал ли он ? Мышцы у него в горле напряглись, когда он припомнил это мгновение.
Зверек тоже замер. Засомневался. А затем вдруг поразительно быстро рванулся наперерез клубком мышц и жира. Увернувшись от Гретхен, он резко налетел на спицы Шивани.

16. Alex Freeman

Он едва занёс ногу над велосипедом, как тут же получил ладошкой пониже спины от проезжающей мимо Шивани. – Не под-став-ляй-ся !


Джереми Мэттис одним махом взлетел в седло своего байка. Несколько раз мощно крутанув педали, догнал жену, как ветер промчался мимо неё по улице, приходя в полный восторг от нового велосипеда: легкости всей конструкции, плавного и чёткого переключения передач. На ближайшем перекрестке они притормозили, проехали по кругу, – надо было оглядеться. И тут же снова рванул вперед, немного виляя – после его старого туриста надо было ещё привыкать к новому байку. А шанса опробовать его на дороге до сегодняшнего дня ещё не было.


Взяв курс на Мейн-стрит, они сначала промчались по переулку к месту сбора – небольшой кофейне, где у заднего входа их уже ждали Марти, Гретхен и Ли. Каждый со своим велосипедом.


Когда Джереми съезжал на тротуар, из кофейни появился Оуэн Турлоу с чашкой кофе. – Классный байк, – оценил он новый велосипед, подняв вверх большой палец. – Уж не переплачиваю ли я тебе…


– Ты ему и вправду платишь? С каких это пор? – удивилась Шивани. – А я-то думала, он читает лекции просто из любви к искусству. А за это чудо, кстати, уплачено моим чеком от генпрокурора.

Ректор картинно развернулся со своим одобрительным жестом к Шивани.

Кроме сибарита Оуэна, все остальные ограничились бутилированной водой, поскольку им не терпелось тронуться в путь. Вскоре они уже ехали компактной группой, срезая путь через Алум-Крик. День был пасмурный, иногда немного моросило, добавляя прохлады, но от дождя дорога становилась скользкой. Миль пять пришлось попетлять, отклоняясь от маршрута, и вот наконец-то остался позади город, где на каждом шагу бегуны трусцой, мамаши с детскими колясками, собаки и собачники, выгуливающие друг друга. Теперь они мчались по открытой, слегка холмистой местности центрального Огайо; река, извиваясь, то приближалась к старой железной дороге, то уходила от нее.


– Эй, пижон, хватит выпендриваться, – проворчал Оуэн, но достаточно громко, чтобы все слышали.


Джереми обернулся, помахал ему. Велосипед приводил его в такой восторг, что, сам того не замечая, он вырывался вперед, сбивая друзей с привычного темпа. Он сбавил скорость и поехал так, чтобы Гретхен оставалась впереди. Подрулил к Шивани; она явно запыхалась, но старалась не подавать виду.


– Ну как тебе? – Сама при этом улыбалась во весь рот.


– Нет слов, – он тоже не смог сдержать улыбку. – Классно.


Ощущение скорости и силы – вот как он это вспоминал позже. Неописуемый, непреходящий драйв всю дорогу. Ему нравилось даже, как ветер моментально высушивал пот на лице; раздражало только, что не везде – беспокоило место в верхней части лба, прямо под ободком шлема. Он ткнул туда пальцем, в попытке смахнуть скопившуюся влагу, и в этот момент вдруг увидел сурка, который выглядывал из высокой травы у реки. Это он тоже вспоминал потом. Как тот, в свою очередь, заметив их, поднял мордочку.


Джереми был настолько поглощён этим своим состоянием энергии, скорости и ритма, что был застигнут врасплох. И не сразу вернулся в реальность. Когда он возвращался в воспоминаниях к этому моменту, у него подкатывал ком к горлу. Наверное, он тогда закричал.


Зверек замер в нерешительности. И вдруг поразительно быстро рванул с места своё тело – комок мышц и жира, и бросился им наперерез. Шарахнулся от Гретхен, и со всего маху врезался в колесо Шивани.

17. Alex.MG

Пока он садился на велосипед, мимо пронеслась Шивани и шлепнула его по заду – не расслабляйся!

Джереми Мэттис в мгновение ока запрыгнул на сиденье, догнал жену и, промчавшись мимо, сосредоточился на ощущениях от поездки. Новая рама, плавность переключения скоростей, качество сцепления – все просто чудесно. На первом же повороте они сбавили скорость и обменялись взглядами. Затем он снова ускорился, слегка покачиваясь из стороны в сторону – держать равновесие тут приходилось совсем иначе, не как на его старом прогулочном велосипеде.

Раньше им не выпадало подходящего случая покататься вне города. Они проехали главную улицу, свернули на аллею и оказались у черного входа кофейни, где их ждала небольшая компания друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у дверей со своими велосипедами.

Когда Джереми свернул на тротуар и притормозил, Гвен Тёрлоу вышел с чашкой кофе.

- Штука что надо, – поприветствовал он новый байк. – Видимо, я слишком много тебе плачу.

- А ты ему вообще платишь? – возмутилась Шивани. – Мне казалось, он преподает исключительно из любви к профессии. А этого красавца мне позволила купить работа на генерального прокурора.

Гвен, проректор университета, в ответ отдал ей честь.

Все, кроме Оуэна, остались довольны бутылками с водой, им не терпелось отправиться в путь. Наконец они сели на байки и направились в сторону парка Алюм Крик. День стоял серый и прохладный, время от времени моросил дождь, отчего дорога становилась все более скользкой. Меньше восьми километров замысловатых маневров – и город остался позади вместе со всеми его обитателями, озабоченными оздоровительными пробежками, прогулками с детьми или собаками. Друзья летели сквозь холмистые просторы центральной части Огайо. Их сопровождала река, извивающаяся рядом со старой железной дорогой.

- Хватит выпендриваться, пижон! – прикрикнул на Джереми Оуэн.

Тот повернулся и помахал ему.

На новом велосипеде Джереми был по-настоящему счастлив, он не заметил, как обогнал всю компанию, заставив друзей ехать быстрее обычного. Джереми сбавил скорость и какое-то время двигался по инерции, позволяя Гретхен обогнать себя. Когда Шивани сравнялась с ним, она тяжело дышала, пусть и пыталась это скрыть – нечего ему триумф праздновать.

- И как? – спросила она, широко улыбаясь.

- Отлично.

Джереми опьяняло ощущение силы и скорости – не раз он потом вспоминал это чувство. Ритм гонки, да и вообще все в этот день складывалось идеально. Даже капли пота ветер услужливо уносил с собой. Влага оставалась только в одном месте, над бровью, прямо под кромкой шлема – и это немного раздражало. Он смахнул капли пальцем – и в то же мгновение увидел сурка, безмятежно выглядывавшего из высокой травы возле реки. Эту сцену он тоже запомнил навсегда. Зверек заметил велосипедистов и настороженно приподнял мордочку.

Джереми замешкался – скорее всего, его очаровала захватывающая гонка. Успел ли он хоть что-то прокричать? До сих пор у него подступает комок к горлу, когда он вспоминает то мгновение.

Сурок тоже замер. Задумался. А потом этот клубок шерсти, состоящий из мышц и жира, с необыкновенной скоростью метнулся через дорогу. Он обогнул Гретхен и со всей силы врезался в спицы одного из колес Шивани.

18. Alina-real

Как только он перекинул ногу через велосипед, Шивани прошмыгнула мимо и шлёпнула его по мягкому месту.


— Смотри в оба, — крикнула она.


Джереми Мэттьюс подпрыгнул и оседлал велик. Он нагнал жену через пару секунд, со свистом пронёсся мимо и выехал на дорогу. Ему не потребовалось много времени, чтобы ощутить удивительную лёгкость, плавную смену передач и гладкую работу шестерней. На первом повороте они сбавили скорость лишь для того, чтобы обменяться быстрыми взглядами. Затем он вновь поддал газу и немного пошатнулся из-за этого — балансировка была совершенно другой, чем в его древнем турере*.


* * *

До сегодняшнего дня хорошей возможности выехать покататься не представлялось. Они завернули на Мэйн и проехали вдоль переулка до чёрного входа кофейни, у которого уже собрались несколько их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли рядом со своими велосипедами.


Как только Джереми ступил на тротуар, из дверей с чашкой кофе показался Оуэн Турлоу.


— Отличные колёса, — отметил он обновку Джереми. — Видимо, я слишком много тебе плачу.


— Когда ты ему вообще платил? — возмутилась Шивани. — Мне-то казалось, что он учит лишь из любви к преподаванию. Как бы то ни было, этот малыш куплен на деньги, списанные со счёта генпрокуратуры.


Проректор отдал ей честь.


Всем, кроме Оуэна, хватило бутылочек с водой и невероятного стремление побыстрее отправиться в путь. Поэтому, вскоре, все вновь оседлали велосипеды и рассекали по Алум Крик. День выдался пасмурный, иногда моросил дождик. Дорога стала мокрой и скользкой, зато свежий воздух приятно холодил кожу. Меньше чем через пять миль, которые они провели изредка обгоняя машины и избегая столкновений, город остался позади. А вместе с ним и бегуны, коляски и собачники, выгуливающие своих питомцев. Теперь спортсмены мчали по пересечённой местности центрального Огайо. Неподалёку от старых железных путей текла речка, извивалась и уходила вдаль.


— Эй, прекращай уже выпендриваться, — громко проворчал Оуэн.


Джереми развернулся и окатил его водой. Джереми так радовался новому велосипеду, что, сам того не замечая, обогнал друзей. Он прекратил крутить педали и поехал по инерции, чтобы Гретхен могла вырваться вперёд. Поравнявшись с друзьями, Джереми услышал тяжёлое дыхание Шивани. Она, однако, не доставила ему удовольствия хоть какими-то жалобами. Напротив, лишь широко улыбнулась.


— Ну как? — спросила она.


— Здорово, — ответил Джереми.


Он чувствовал себя сильным и быстрым. Позже он непременно об этом вспомнит. Темп езды и весь день в целом были безупречными. Ему нравилось всё, даже то, как ветерок обдувал его влажную от пота кожу. За исключением, разве что, местечка над бровью, прямо под кромкой шлема. Джереми смахнул пот пальцем и заметил сурка, который высунулся из высокой травы, росшей вдоль реки. Позже он вспомнит и то, как сурок поднял морду, когда увидел их.


Возможно, Джереми чересчур заворожило и поразило происходящее, что он остановился. Предупредил ли он тогда друзей? В горле вставал ком, стоило только вспомнить то мгновение.


Зверёк тоже застыл на месте. Будто что-то решая. А потом, с поразительной скоростью передвигая лапками, этот пухленький сурок начал перебегать тропинку. Он избежал встречи с велосипедом Гретхен, но попал под колёса Шивани.


* туристический велосипед.

19. AlumCreekTrailBiker

Он еще только перекидывал ногу через велосипед, а Шивани уже промелькнула мимо, шлепнув его по заду.

– Не зевай! – крикнула она.

Одним движением Джереми Мэттис оказался в седле байка. За пару оборотов педалей он поравнялся с женой, обогнал ее и уже восхищался легкостью нового велосипеда и плавностью переключения его скоростей. На первом перекрестке они притормозили, осматриваясь по сторонам. И опять Джереми вырвался вперед, чуть покачиваясь: у его старого шоссейника баланс был абсолютно другим.

До сих пор Джереми не выпадало шанса опробовать новый велосипед на дороге. Они пронеслись по Мэйн-стрит и дальше вдоль аллеи, к служебному входу кофейни. Там уже собралась их небольшая компания: Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.

Как только Джереми свернул к тротуару, из кофейни появился Оуэн Турлов с чашкой кофе в руке.

– Классная машинка, – оценил он по достоинству новый байк. – Похоже, я тебе переплачиваю.

– С каких это пор ты ему вообще платишь? – поинтересовалась Шивани. – Всегда считала, что он преподает только из любви к искусству. Во всяком случае, эта прелесть оплачена моим чеком от генерального прокурора.

Проректор выразил свое уважение и ей.

Компании не терпелось отправиться дальше и все, кроме Оуэна, обошлись бутылками с водой.

Через пару минут они опять были в седлах, торопясь добраться до велосипедной дорожки Алум Крик парка. День был пасмурный, временами пробрасывал мелкий дождь и жарко не было, но и дорога из-за мороси стала скользкой. Почти пять миль поворотов и объездов и велосипедисты покинули город с его любителями бега, детскими колясками и собаками на выгуле. Теперь они мчались по холмистым просторам центрального Огайо. Река петляла то совсем рядом с бывшей железнодорожной веткой, то вновь удалялась от нее.

– Эй, модник, хватит выпендриваться, – громко пропыхтел Оуэн.

Джереми обернулся и махнул ему.

Он наслаждался ездой и не заметил, как, оказавшись впереди, вынудил друзей ехать быстрее обычного. Джереми перестал крутить педали, сбавил скорость, уступив место ведущего Гретхен. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но не собиралась признаваться, что запыхалась. Она широко улыбалась.

– Ну и? – спросила Шивани.

– Ага, здорово, – ответил он.

Джереми чувствовал себя быстрым и сильным – это он потом вспомнит. И день, и ритм езды – все было идеально. Поток воздуха сдувал пот со лба, раздражающе влажным оставалось только место над бровью, сразу под краем шлема. Он смахнул капли пальцем и в ту же секунду увидел семенившего из высокой травы у реки сурка. И это тоже он позже вспомнит. Как сурок поднял морду, заметив велосипеды.

Наверное, дальше все произошло по инерции, в ритме движения Джереми и из-за внезапности происходящего – он не знал. Он закричал? Мышцы в горле сводило при воспоминании о том мгновении.

Сурок замер. Размышлял. И вдруг этот клубок мышц и жира с потрясающей быстротой метнулся через тропу. Увернувшись от Гретхен, сурок с силой врезался в колесо велосипеда Шивани.


 

20. anahata

Разногласие, Дэвид Х. Линн

Не успел он закинуть ногу на велосипед, как Шивани пронеслась мимо и шлепнула его по заду.

- Смотри, не навернись! – крикнула она.

Джереми Мэттис вскочил в седло. В несколько оборотов педалей он догнал свою жену и промчался дальше по улице: легкость новой рамы, мягкая работа переключателя и коробки передач доставляла ему невероятное удовольствие. Они сравнялись на первом повороте, когда сбавили скорость, чтобы посмотреть по сторонам. Затем он снова вырвался вперед, немного виляя, - после старенького «туриста» новый баланс ощущался совсем по-другому.

<...>

До этого дня у них и возможности-то не было выбраться на дорогу. Ребята свернули на Главную, затем скользнули по аллее к заднему входу в кафе, где уже собрались остальные друзья. Марти, Гретхен и Ли ждали их возле своих велосипедов.

Когда Джереми въехал на дорожку, из кафе вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе.

- Отличные колеса, - отметил он новое приобретение. – Все-таки я тебе переплачиваю.

- С каких это пор вы вообще ему платите? – Возмутилась Шивани. – Я-то думала, он преподает от большой любви. Если честно, этот малыш появился из моей зарплаты у прокурора штата.
Проректор кивнул ей в ответ.

Все, кроме Оуэна, запаслись бутылками воды и собрались ехать. В следующий миг, оседлав своих железных коней, они уже неслись в сторону трека Алум Крик. День выдался серым, иногда моросил дождь, который охлаждал их, но делал дорогу скользкой. Примерно через пять миль петляний по зигзагам улиц, город с его любителями пробежек, детскими колясками и собаками на поводках, наконец-то, остался позади. Теперь они летели по просторным равнинам центрального Огайо; изгибы реки мелькали вдоль старой колеи, то приближаясь, то отдаляясь от нее.

- Эй, модник, хватит выделываться, - хмыкнул вслух Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему. Это было абсолютное счастье - ехать на новом велосипеде: совершенно того не замечая, он постоянно оказывался впереди, заставляя друзей двигаться быстрее привычного темпа. Он перестал крутить педали, чтобы замедлить ход и позволить Гретхен выехать вперед. Поравнявшись с Шивани, Джереми услышал, как тяжело она дышала, но обсуждать это было не в ее стиле. Наоборот, она во весь рот улыбалась.

- Ну и? – Спросила она.
- Да, - он ответил. – Круто.

Он чувствовал себя сильным и быстрым, как он потом вспоминал. Темп поездки, да и все в тот день, было чудесным. Ему доставляло удовольствие даже то, как ветер сбивал с его лица и уносил капли пота, разве что на лбу под шлемом ему что-то мешало. Он попробовал смахнуть рукой, и в этот миг увидел сурка, который неторопливо выбирался из высокой травы у реки. Это он тоже вспомнит только потом. Как сурок задрал свою мордочку, когда их заметил.

Может, эмоции, скорость, удивление - все это нахлынуло на него, и Джереми замешкался. Крикнул ли он? Его горло сжималось, когда он вспоминал этот момент позже.

Зверек тоже замер. Поразмыслил. А затем его увесистая тушка, перекатываясь жиром и мышцами, бросилась наперерез. Увильнув от Гретхен, он всей своей тяжестью врезался в спицы Шивани.

21. Ann Felicity

Дивергенция
Дэвид Х. Линн

ТОЛЬКО ОН БЫЛО закинул ногу над мотоциклом, как Шивани, успев шлепнуть его по заднице, уже проносилась мимо. «Полегче на поворотах!» - прокричала она ему вслед.

Джереми Мэттис уселся одним прыжком и за пару рывков догнал жену. Со свистом обгоняя ее, он удивлялся легкости новой рамы, плавному переключению передач и сцепления. На первом повороте они пересеклись, сбавляя скорость, чтобы окинуть друг друга взглядом. Снова он рванул вперед, немного виляя – по сравнению с его стареньким турером, держать равновесие на новом байке приходилось иначе.

<...>

До сегодняшнего дня не представлялось реальной возможности выбраться на трассу. Они повернули на главную улицу и, рассекая воздух, направились к заднему входу в кофейню, где уже собралась небольшая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих байков.

К тому моменту, когда Джереми съехал на тротуар, из кофейни, держа в руках кофе, выходил Оуэн Терлоу. «Отличные колеса, - сказал он, приветствуя новый байк. – Видимо, я слишком много тебе плачу».

«С каких это пор ты ему, вообще, платишь? - потребовала объяснений Шивани. - Я думала, он занимается этим исключительно из любви к преподаванию. Как бы там ни было, этот малыш здесь благодаря моему чеку, полученному после проверки генпрокурора».

Проректор поприветствовал Шивани.

Все остальные, в отличие от Оуэна, ни в чем, кроме бутылок с водой, не нуждались и жаждали рвануть в путь. Вскоре они снова были в седле и уже колесили по тропе Алум-Крик. День был серым, время от времени еле заметно моросило, от чего было прохладно и скользко на мостовой. Потребовалось чуть менее пяти миль, на протяжение которых байки периодически виляли и уклонялись от помех, прежде чем они смогли оставить позади город, вместе со всеми бегунами, детскими колясками и собаками на выгуле. Теперь они рассекали по открытой местности центрального Огайо, вдоль реки, извивающейся вблизи старой железной дороги.

«Эй, выпендрёжник, перестань рисоваться», - прокряхтел громко Оуэн.

Джереми развернулся и помахал ему. Его стальной конь, на котором он мчал, доставлял ему так много удовольствия, что даже, сам того не осознавая, он вырывался вперед, заставляя и друзей тем самым увеличивать привычную скорость. Мотоцикл Джереми замедлил ход и ушел в сторону, позволяя Гретхен снова оказаться впереди их всех. Когда он съехал к Шивани, она еще тяжело дышала, но не желая тешить его самолюбие, как ни в чем не бывало широко улыбнулась в ответ.

«Ну как?» - спросила она.
«Хорошо, - ответил он. - Очень».

Чувство скорости и силы переполняло его – позже он еще будет об этом вспоминать. Ритмичное движение байка, весь тот день, были идеальны. Джереми чувствовал удовлетворение даже от того, как пот эффектно разлетался на ветру, за исключением тех досадных капель на лбу, прямо под краем шлема. Он щелкнул по ним пальцем, и в это же мгновение увидел лесного сурка, семенящего из высокой травы у реки. Об этом он тоже будет вспоминать позже. О том, как он поднял мордочку, заметив их.

Возможно, Джереми был заложником скорости движения, ритма, неожиданности - он был не уверен. Закричал ли он? Горло сжимается всякий раз, как он вспоминает это мгновение.

Животное тоже замерло. Оценивая ситуацию. Затем масса, состоящая из сплетенных между собой мышц с жиром, с поразительной скоростью пронеслась через дорогу. Минуя Гретхен, он с силой налетел на спицы колес Шивани.

22. April

Он как раз перебрасывал ногу через сиденье, когда Шивани проскочила мимо и шлепнула его по заднице. «Берегись!» – крикнула она.

Джереми Мэттис вскочил в седло и поравнялся с женой всего за пару оборотов педалей. Он обогнал ее и полетел по улице, восхищаясь легкостью новой рамы и плавной работой сцепления и шестеренок. На первом же повороте они с Шивани сбавили скорость, чтобы переброситься взглядами, а потом он снова рванул вперед, чуть повиливая: равновесие на этой машинке нужно было держать совсем не так, как на его древнем туристическом велосипеде.

<...>

До сегодняшнего дня им не выпадало случая опробовать байки за городом. Они проехались к Мэйн, развернулись и пронеслись по переулку к заднему выходу кофейни, где уже собралась их команда. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих велосипедов.

Джереми подкатил к тротуару, и в этот момент в дверях показался Оуэн Терлоу с кофе в руках.
– Классный аппарат, – сказал он и одобрительно приподнял стаканчик, салютуя новому байку. – Наверное, я слишком много тебе плачу.
– С каких это пор ты ему вообще платишь? – вмешалась Шивани. – Я думала, он преподает из чистой любви к искусству. Но, как ни крути, а этот красавец достался нам в обмен на мой чек от генерального прокурора.
Ректор и ей отсалютовал стаканчиком с кофе.

Остальные удовольствовались водой в бутылках; всем уже не терпелось отправиться в путь. Вскоре они оседлали байки и понеслись к дороге на Алум-Крик. День выдался облачным, иногда принимался моросить дождик, принося с собой прохладу и попутно делая дорогу скользкой. Чуть меньше пяти миль лавирования и поворотов – и город остался позади, вместе с любителями бега трусцой, детскими колясками и хозяевами, выгуливавшими собак. Теперь они летели через расстилавшиеся перед ними открытые равнины центрального Огайо. Рядом, то приближаясь к старой железной дороге, то снова отдаляясь от нее, петляла река.

– Эй, красавец, хорош выделываться! – громко пробурчал Оуэн.
Джереми оглянулся и помахал ему. Новый байк нес в себе заряд такой чистой радости, что он, сам того не осознавая, все время вырывался вперед, и друзьям приходилось гнаться за ним в несвойственном им темпе. Он сбросил скорость и ушел вбок, так, чтобы Гретхен могла возглавить колонну. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но ни за что на свете не призналась бы ему в этом. Она от души улыбнулась ему в ответ.
– Ну и? – спросила она.
– Ага, – отозвался он. – Круто!

Ощущение силы и скорости переполняли его – он вспомнит об этом позже. Ритм, движение, весь этот день – все было просто отлично. Ветер так здорово размывал и сдувал капельки пота со лба, кроме одной надоедливой струйки прямо над бровью, как раз под краешком шлема. Он смахнул ее пальцем, и в этот самый миг увидел, как среди высоких травинок вдоль реки неторопливо пробирается сурок. Зверь поднял мордочку и заметил их – это воспоминание тоже накроет Джереми позже.

Джереми и сам не знал, что его так увлекло – скорость, ритм, ощущение новизны. С чего он начал орать? У него перехватило горло, когда он вспомнил то, что произошло в следующий миг.
Животное замерло. Задумалось. А потом с ошеломляющей быстротой метнулось через дорогу. Толстая, крепкая тушка попыталась увернуться от велосипеда Гретхен и с силой врезалась прямо в спицы колеса Шивани.
 

23. Archie

Отступление. Дэйвид Х. Линн

ОН КАК РАЗ перебрасывал ногу через велосипедную раму, когда Шивани, проезжая мимо, шлепнула его сзади. «Осторожнее!» – крикнула она.
Джереми Матис вскочил на сиденье, в два счета нагнал жену и понесся дальше по улице, уже восхищаясь легкостью новой рамы и чутким ответом переключателя передач. На первом перекрестке они лишь слегка сбавили скорость, чтобы взглянуть по сторонам. И снова он налег на педали, слегка покачиваясь: равновесие было совсем другим, не как на старом велосипеде.
<...>
Лишь сегодня впервые удалось выехать по-настоящему. Они домчались до Мейн-стрит и срезали путь по аллее к заднему входу в кафе, где уже собрались их друзья – Марти, Гретхен и Ли, – каждый со своим великом.
Заезжая на тротуар, Джереми заметил Оуэна Тарлоу, выходившего из кафе со стаканом кофе. «Отличные колеса, – похвалил тот, приветствуя новый велосипед. – Должно быть, я тебе переплачиваю». «С каких это пор ты вообще ему платишь? – возмутилась Шивани. – Я думала, он преподает из любви к искусству. В любом случае, эта игрушка куплена на мои деньги от министерства юстиции».
Проректор поприветствовал и ее.
Все, за исключением Оуэна, удовлетворились бутылкой воды и с нетерпением ждали возможности двинуться в путь. И вот они уже крутят педали, направляясь к велосипедной дорожке Алюм Крик. Денек выдался серенький. Моросящий то и дело дождь создавал приятное ощущение прохлады, однако дорога становилась все более скользкой. Время от времени изворачиваясь и лавируя, совсем скоро они покинули город с его любителями бега трусцой, детскими колясками и собаками. Теперь они летели через бескрайние просторы центрального Огайо, равномерный ландшафт которого нарушала лишь петляющая река, то приближаясь к старым железнодорожным путям, то удаляясь от них.
«Эй, умник, брось выпендриваться», – громко проворчал Оуэн.
Джереми повернулся и сделал ему ручкой. Езда на этом велосипеде доставляла ему такое удовольствие, что он невольно вырвался вперед и задал своим друзьям необычно высокий для них темп. Джереми перестал нажимать на педали и теперь двигался по инерции, давая Гретхен возможность занять позицию лидера. Он поравнялся с Шивани. Та тяжело дышала, но бодрилась. А еще она широко улыбалась.
«Ну, как тебе?» – поинтересовалась она.
«Да, – ответил он. – Классная машина».
Он чувствовал себя сильным и стремительным. Потом он это вспомнит. Темп езды, да и сам день были отменными. Удовлетворение доставляло даже то, как эффективно уносило ветром пот, за исключением вот этой раздражающей капли прямо над бровью, как раз под козырьком шлема. Он смахнул ее пальцем, и именно в этот момент заметил сурка, выглядывающего из высокой травы у реки. Это тоже ему потом вспомнилось. Как сурок поднял мордочку, в свою очередь заметив их.
Возможно, Джереми был полностью поглощен собственным движением, темпом или просто от неожиданности, но он замешкался. Пытался ли он кричать? Мышцы на шее напряглись, когда он вспомнил это мгновение.
Зверек тоже замер, будто раздумывая. И вдруг с поразительной быстротой метнулся, жирный, прямо через велосипедную дорожку. Пытаясь увернуться от Гретхен, он со всей силы врезался прямо в спицы велосипеда Шивани.

24. Arrivederci


Джереми Маттис как раз перекинул ногу через раму велосипеда, когда Шивани, проезжая мимо, шлёпнула его по заду и крикнула:
- Поберегись!
Он подпрыгнул от неожиданности, вскочил в седло и, всего несколько раз крутанув педали, обогнал жену. Новый, легкий велосипед шел гладко, ехать на таком было одно удовольствие. На повороте они притормозили, поглядывая по сторонам, и вскоре Джереми снова вырвался вперед, слегка вихляя - к новому "коню" еще надо было приноровиться.

Сегодня, впервые за много дней, они выбрались на прогулку. Джереми и Шивани покатили к Мэйн-стрит, срезали угол, нырнув в проулок, и выскочили у задней двери кофейни, где их дожидались друзья - Марти, Гретхен и Ли - все на велосипедах.

Стоило Джереми зарулить на тротуар, как из кофейни появился Оуэн Тюрлоу, проректор колледжа, с чашкой кофе в руке.
- Ничего колеса, - похвалил он новый велосипед. - Похоже, я тебе слишком много плачу.
- Ты ему платишь? С каких это пор? - удивилась Шивани. - Я думала, он преподает по доброте душевной. Неважно… этот малыш куплен на мою зарплату.
Проректор приветственно кивнул Шивани.

Остальные уже наполнили водой дорожные бутылки и дожидались только Оуэна, чтобы отправиться в путь. Наконец, вскочив на велосипеды, они всей компанией взяли курс на Алум-крик. Небо хмурилось, то и дело накрапывал дождик, принося прохладу и оставляя на мостовой скользкие лужицы. Огибая по пути бегунов, мамаш с колясками и собачников, друзья оставили город позади и помчались по широким равнинам Огайо вдоль старой железной дороги. Неподалеку, то приближаясь, то удаляясь, мелькала река.

- Эй, чудик, кончай выделываться! - натужно прохрипел Оуэн.
Джереми обернулся и махнул ему рукой. Катить на новой двухколесной машине было невыразимо приятно, и он незаметно вырвался вперед, задавая друзьям слишком быстрый темп. Джереми притормозил, пропуская вперед Гретхен, и поравнялся с женой. Шивани тяжело дышала, но ни за что не доставила бы мужу удовольствия, сознавшись в усталости. На ее лице сияла улыбка.

- Ну, как? - спросила она.
- Класс, - ответил он. - Просто класс!

Он казался себе сильным и быстрым - это ему вспомнилось позже. Прогулка удалась. День вышел, что надо. Даже ветер высушивал пот на его лице, не добираясь лишь до узкой полоски на лбу, под шлемом. Джереми смахнул скопившиеся липкие капельки пальцем и вдруг заметил у прибрежных зарослей сурка. Увидев на дороге людей, зверек поднял мордочку. И это потом тоже вспомнилось.

Возможно, Джереми слишком увлекся, позабыл обо всем, мерно давя на педали, - он замешкался. Закричал ли он тогда? При воспоминании об этих секундах у него перехватывало горло.

Сурок тоже замер. Поразмыслил. И с невероятной скоростью бросился через дорогу. Увернувшись от Гретхен, тяжелый пушистый шар со всей силы врезался в колесо Шивани.

 

25. Asumi

Едва он собрался перекинуть ногу через раму, Шивани проехала рядом, хлопнув его по заднице.


— Будь осторожен! — крикнула она.


Джереми Маттис вскочил в седло. В несколько оборотов педалей он нагнал жену, со свистом промчался мимо по улице, и уже мысленно восхищался легкостью новой рамы и плавным переключением передач. Супруги притормозили у первого по курсу перекрестка. И снова Джереми рванул вперед, слегка вильнув в сторону — непривычный баланс после старенького туристического велика.


<…>


Сегодня им впервые удалось выбраться на прогулку. Маттисы пронеслись по Мейн Стрит и вдоль аллеи подкатили к заднему входу в местную кофейню, где их уже ждали друзья. Марти, Гретхен и Ли — вся компания велосипедистов была в сборе.


Как только Джереми свернул на тротуар, в дверях возник Оуэн Тулроу с чашкой кофе в руке.


— Роскошный велик! — Тулроу одобрительно кивнул в сторону нового приобретения. — Должно быть, я плачу тебе слишком много.


— С каких это пор ты платишь моему мужу? — вскинула брови Шивани. — Я думала, Джереми преподает только из интереса. В любом случае, этот малыш появился благодаря моему гонорару от Генерального прокурора.


Проректор поприветствовал ее в ответ.


Остальные не стали пить кофе, а просто купили по бутылке воды и горели нетерпением отправиться в путь. И вскоре они уже крутили педали по дороге к Алум Крик. День выдался пасмурный. Моросящий время от времени дождь освежал, но мокрый асфальт становился скользким. Почти пять миль пришлось крутиться и петлять по городским улицам, и наконец бегуны, детские коляски и пешеходы с собачками остались позади. Велосипедисты летели по холмистым просторам центрального Огайо, мимо извилистой реки и старой железной дороги.


— Эй, пижон, кончай выделываться! — недовольно прокричал Оуэн.


Маттис обернулся и помахал рукой. Он испытывал такую неподдельную радость от двухколесного чуда, что незаметно для себя оставил друзей далеко позади, им пришлось увеличить привычный темп. Джереми перестал крутить педали, замедлил ход и позволил Гретхен вырваться вперед. Шивани поравнялась с мужем. Жена тяжело дышала, но изо всех сил сохраняла непринужденный вид и широко улыбалась.


— Ну как? — спросила она.


— Прекрасно!


Джереми чувствовал себя сильным и стремительным — он вспомнит об этом впоследствии. Вспомнит совершенный ритм езды, да и всего этого дня. Даже ощущение быстро сохнущего на ветру пота приносило необъяснимое удовольствие, только на лбу под шлемом образовалось досадное мокрое пятно. Маттис смахнул его пальцем и одновременно заметил, что из высокой прибрежной травы выбрался сурок. Этот момент тоже запечатлелся в памяти — как зверек, в свою очередь, обнаружил велосипедистов и поднял морду.


Возможно, Джереми слишком поглотили собственные ощущения, скорость, восторг — он растерялся. Пожалуй, стоило закричать. Горло сжимал спазм при воспоминании о тех мгновениях.


Сурок тем временем застыл на месте. Задумался. И вдруг с неожиданной прытью пушистый комок мускулов и жира бросился через дорогу. Зверек увернулся от Гретхен и всей массой врезался в колесо Шивани.

26. bike

В тот момент, когда он перебрасывал ногу на велосипед, Шивани прошмыгнула мимо, шлёпнув его по заду. «Поосторожнее там!» - крикнула она.


Джереми Мэттис уселся на сидушку. Через мгновение он догнал жену, со свистом пронёсся мимо неё по улице, наслаждаясь лёгкостью новой рамы, плавной работой переключателя передач и привода. Замедлив ход у первого поворота, они глянули в обе стороны. Потом он снова рванул вперёд, слегка покачиваясь, ощущение равновесия абсолютно отличалось от того, какое было на его стареньком турбайке.


До сегодняшнего дня у них не было реального шанса выехать на дорогу. Они проехали к Мэйн и срезали по проулку к заднему входу в кофейню, где уже собралась небольшая группа друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих велосипедов.


Как только Джереми свернул на тротуар, из кофейни с чашечкой кофе вышел Оуэн Турлоу. «Неплохие колеса, - сказал он, глядя на новый велосипед. - Судя по всему, я тебе плачу слишком много».


«С каких это пор ты ему вообще платишь? - спросила Шивани. - Я думала, он учит только из любви к искусству. Во всяком случае, этот малыш достался нам благодаря моему чеку от Главного прокурора».


Ректор поприветствовал её в ответ.


Все, кроме Оуэна, довольствовались водой из бутылок и не могли дождаться отъезда. Вскоре они уселись на велосипеды и, срезая путь, направились к дорожке бухты Элам. День стоял пасмурный, иногда моросил дождь, охлаждая их, но делая дорогу скользкой. Около пяти миль им пришлось вилять местами прежде, чем они выехали за город с его бегунами, детскими колясками и выгульщиками собак. И вот теперь они неслись по холмистой, открытой местности в центральном Огайо, где река змейкой извивалась у старого железнодорожного пути.


«Эй, модник, прекращай выпендриваться», - громко буркнул Оуэн.


Джереми обернулся и махнул ему рукой. Велосипед, на котором он ехал, доставлял ему такое невероятное удовольствие, что он, не отдавая себе отчёта, вырвался вперёд и вынуждал друзей ускорить их привычный темп. Он замедлил ход и перестроился так, чтобы Гретхен смогла выехать во главу колонны. Когда он поравнялся с Шивани, то заметил, что она тяжело дышала, но не хотела сознаваться в этом. Она тоже широко улыбалась.


«Ну что?» - спросила она.


«Да-а, - ответил он. – Отлично».


Он чувствовал себя сильным и быстрым, потом он будет вспоминать об этом. Ритм езды, день в целом были идеальными. Ему нравилось даже то, как стекающий по телу пот приятно обдувался лёгким ветерком, только капля с брови, струящаяся прямо из-под края шлема, раздражала его. Он смахнул её пальцем, и в этот момент он увидел сурка, выползавшего из высокой травы, которая росла вдоль реки. Это тоже он вспомнит потом. Как животное подняло свою мордочку, увидев их.


Возможно, Джереми был полностью во власти момента, ритма езды, неожиданности - он замялся. Окликнул ли он остальных? Мышцы в горле сжимались, когда он вспоминал это мгновение.


Со своей стороны животное тоже замерло. Раздумывало. Потом с поразительной быстротой бросилось всей своей массой из мышц и жира через дорожку. Увильнув от Гретхен, оно со всей мочи врезалось в велосипедные спицы Шивани.

27. Bussana

ГЛЯДЯ НА ТО, КАК ЕГО НОГИ раскачивались на велосипеде, Шивани, проезжая мимо, шлепнула его по заду. «Смотри, что делаешь!» - воскликнула она.

Джереми Маттис подпрыгнул и вновь уселся на седло. Он догнал жену в несколько движений педалями и, идя на обгон, успел удивиться легкости новой рамы, податливости редуктора и мягкому переключению передач. На первом повороте они сравнялись, обменявшись мимолетным взглядом. Потом он снова вырвался вперёд, слегка покачнулся: держать равновесие было совсем не так просто, как на его старом прогулочном велосипеде.

<...>

До сегодняшнего дня у них не было реальной возможности выехать на дорогу. Свернули на центральную, срезали путь по аллее прямо к заднему входу в кофейню, где их поджидали друзья с велосипедами: Марти, Гретхен и Ли.


Пока Джереми заезжал на тротуар, Oуэн Тюрлоу вышел из бара с чашкой кофе.

- Классные колёса, - поздоровался он, оглядывая новый велик. - Я твой большой должник.

- А с каких это пор ты вообще ему платишь? - спросила Шивани. - Я думала, что он просто занимается любимым делом. Ну, а этот малыш — результат моего заработка у Ген.Прокурора.

Провост ответил на её приветствие.

Всем, кроме Оуэна, хватало бутылочек с водой и не терпелось поскорее уехать. Поэтому, вскоре все опять были в седлах и срезая путь, направились к парку Алум- Крик. День выдался пасмурным, было свежо из-за мелко моросящего дождя, а дорога стала более скользкой. Потребовалось менее пяти миль незамысловатых петляний и поворотов, прежде чем они покинули город вместе с его бегунами, детскими колясками и пешеходами с собаками. Теперь они неслись через сверкающую открытую местность центрального Огайо, реку, извивающуюся вдоль старой железной дороги.

- Эй ты, стиляга, довольно выбражать, - недовольно фыркнул Оуэн.

Джереми обернулся и в недоумении взглянул на него. Велосипед приносил ему такое радостное забвение, что он и не заметил, как вырвался вперед и, тем самым, вынудил своих друзей нестись в непривычном для них темпе. Он убавил скорость, продолжая ехать так, чтобы Гретхен смогла прорваться вперёд. Как только он немного разогнался, услышал тяжелое дыхание Шивани, но она не собиралась признаваться, как ей тяжело. Только лучезарно улыбнулась.

- Ну как? - спросила жена.

- Ага, здорово, - ответил он.

Потом он вспомнит, как почувствовал себя сильным и быстрым. Темп езды, и вообще, весь день — все было идеально. Ему все нравилось: даже то, с каким эффектом его пот высыхал на ветру, за исключением неприятного пластыря над бровью, о который терся край шлема. Он потрогал его пальцем и, в тот самый момент, заметил сурка в высоких зарослях вдоль реки. И это тоже он вспомнит потом. И, как тот, подняв свою мордочку, обнаружил их.

Возможно, Джереми сам был в восторге от собственного прорыва, ритма, неожиданности момента - он затормозил. Он закричал? От воспоминаний ком застрял в горле.

Зверек застыл на месте. Наблюдал. И вдруг, с поразительной скоростью, бросился по тропе вперед, эдакий комок жира и мускул. Прошмыгнув мимо Гретхен, он тяжело врезался в спицы колеса Шивани.

28. CatBer

http://www.bakanov.org/contests/37/
Школа перевода Баканова
Конкурс №37 начался 24 января 2018 г. Последний день сдачи работ - 24 февраля 2018 г. (до 24:00 по московскому времени)
http://www.bakanov.org/contests/

Отклонение Дэвид Г. Линн

Как раз когда он перебрасывал ногу через велосипед, Шивани проскочила мимо и шлепнула его по мягкому месту.

– Поберегись! – прокричала она.

Джереми Мэттис запрыгнул на сидение. Он нагнал жену за несколько тактов двигателя и пронесся мимо нее на улице, и уже дивился легкости новой рамы, плавной реакции переключателя передач и шестерней. На ближайшем повороте они поменялись местами, замедлившись, чтобы обменяться взглядами. И снова он поднажал, слегка виляя: баланс был совершенно другим, чем на его допотопном туристическом.

<...>
До сегодняшнего дня не было реального шанса выбраться на дорогу. Они домчали до главной улицы и срезали по аллее, подъехав к заднему входу кофейни, где уже собралась маленькая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих велосипедов.

Когда Джереми переместился на тротуар, из кофейни со стаканом кофе появился Оуэн Терлоу.

– Классный велик, – сказал он, салютуя новому велосипеду. – Похоже, я тебе слишком много плачу.

– С каких пор ты ему платишь? – возмутилась Шивани. – Я думала, он тебя учит ради любви к искусству. И все равно эта детка куплена на мой чек от министра юстиции.

Проректор отсалютовал и ей.

Все кроме Оуэна удовольствовались бутылками воды и рвались отправиться в путь. Поэтому вскоре они снова взгромоздились на сиденья и пустились к дороге у реки Алум Крик. День выдался хмурый, время от времени слегка моросило; это спасало их от жары, но мостовая стала скользкой. Потребовалось почти пять миль поворотов и объездов, прежде чем город остался позади, а вместе с ним люди на пробежке, детские коляски и гуляющие на поводках собаки. Сейчас они летели по холмистому открытому простору центрального Огайо, река извивалась то рядом, то вдалеке от старого железнодорожного пути.

– Эй, пижон, кончай рисоваться, – громко заворчал Оуэн.

Джереми вильнул рулем и помахал ему. Машина, на которой он ехал, вызывала такой чистый восторг, что, сам того не осознавая, он вырвался вперед и заставлял друзей ехать быстрее, чем обычно. Он притормозил, двигаясь по инерции, так что вперед переместилась Гретхен. Когда он сместился обратно, сбоку от Шивани, она тяжело дышала, но не собиралась признавать это, чтобы не доставить ему удовольствие. Она тоже улыбалась во весь рот.

– Ну? – поинтересовалась она.

– Да-а, – ответил он. – Хорошо.

Он чувствовал себя сильным и ловким – это он будет помнить впоследствии. Ритм езды, и весь день – все было совершенным. Было какое-то удовлетворение даже в том, как эффективно сдувало бризом пот, кроме одного раздражающего места на брови, как раз под краешком шлема. Он щелкнул по нему пальцем, и в это мгновение заметил сурка, выходящего из высокой травы вдоль реки. Это тоже он потом вспомнил. Как тот поднял свою мордочку, тоже заметив их.

Возможно, Джереми застыл в своем собственном движении, ритме, удивлении – он сомневался. Закричал ли он? Мускулы в горле напрягались, когда он вспоминал это мгновение.

Со своей стороны, животное также застыло. Размышляло. Затем с поразительной быстротой бросило свою тушку из перекатывающихся мускулов и жира поперек дороги. Уклоняясь от Гретхен, оно тяжело врезалось в колесные спицы Шивани.

29. Chick

Он как раз перекидывал ногу через раму, когда Шивани промчалась мимо, шлепнув его по мягкому месту.

- Осторожней, - прокричала она.

Джереми Мэттис, привскочив, забрался в седло. Несколько толчков – и вот он уже нагнал жену и со свистом пролетел дальше по улице. Какая легкая рама! Как легко идет! Как плавно переключаются скорости! Восторг! На углу приостановились посмотреть по сторонам. И снова он, слегка виляя с непривычки (это тебе не старый добрый туристический велосипед), устремился вперед.



До сегодняшнего дня им еще ни разу не доводилось прокатиться по трассе. Подъезжая к главной улице, они сбавили обороты и, нырнув в переулок, подкатили к заднему входу в кофейню, где их уже ждали друзья – Марти, Гретхен и Ли, каждый со своим велосипедом.

Как только Джереми свернул на боковую дорожку, в дверях кофейни показался Оуэн Терлоу со стаканчиком кофе в руке.

- Классные колеса, - сказал он, кивнув на велосипед. – Наверно, я тебе переплачиваю.

- Когда это ты ему вообще платить начал? – возмутилась Шивани. – Я-то думала, он тебя исключительно из энтузиазма учит. В любом случае, этого красавчика нам помог заполучить мой чек от генпрокурора.

Полицейский дружески кивнул ей в ответ.

Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылочками с водой и поспешили продолжить путь. Вскоре они уже снова были в седле и направлялись прямиком к Алум Крик. День стоял пасмурный. Время от времени накрапывал мелкий дождик, принося с собой прохладу. Правда тротуары становились скользкими и блестящими. И вскоре, не успели они миновать и пяти миль извилистого пути, город со своими бегунами, детскими колясками и собачниками остался позади. Они неслись по открытой холмистой местности в самом сердце Огайо, а рядом, то здесь, то там, мелькали изгибы реки, убегавшей вдаль от старой железнодорожной колеи.

- Эй, выскочка, прекращай выделываться! – громко проворчал Оуэн.

Джереми обернулся и махнул в ответ. Катание наполняло его такой неподдельной радостью, что, сам того не замечая, он вырывался вперед, заставляя друзей поднажать. Он перестал крутить педали, пропуская Гретхен вперед, Когда поравнялись с Шивани, та едва переводила дух, но виду не подавала – такого удовольствия она ему не доставит. С улыбкой спросила:

- Ну как?

- Да уж, здорово, - ответил он.

Как вспоминалось позже, он чувствовал себя тогда быстрым и ловким. Ритм дороги завораживал, да и день был просто великолепен. Приятно было даже ощущение раздуваемых ветром капелек пота на лице. Кроме одного места на брови, прямо под козырьком шлема. Он быстро провел по нему пальцем и в то же мгновение заметил выскочившего из высокой прибрежной травы сурка. Потом в памяти всплывала картина, как увидев людей, зверек настороженно вытянул мордочку.

Застигнутый врасплох, Джереми растерялся и продолжал автоматически двигаться вперед. Закричал ли он тогда? Стоило вспомнить тот миг, и ком подкатывал к горлу.

Животное тоже оцепенело в нерешительности. И вдруг одним рывком, маленьким сжатым комочком плоти, метнулось через дорогу. Увернувшись от Гретхен, оно со всего маху угодило под колеса Шивани.

30. ClickClyak

Пока он закидывал ногу на велосипед, Шивани промчалась мимо и шлепнула его по попе, прокричав «прикрывай тылы».

Джереми Мэттис запрыгнул на сиденье велосипеда и, проносясь по улице мимо жены, в одно движение подхватил ее. При этом его впечатлила легкость новой велосипедной рамы, плавность переключения передач. Они пронеслись первый поворот, слегка замедляя ход при каждой возможности. Далее снова устремились вперед, слегка вихляя колесами, – на его старом велосипеде удерживать равновесие приходилось совершенно по-другому.

<...>

До сегодняшнего дня реальной возможности опробовать велосипед в деле не было. Они развернулись на Мэйн, срезали по аллее и направились к черному входу кофейного магазина, где их уже ждали друзья. Марти, Грэтчен и Ли стояли возле своих велосипедов.

Как только Джереми съехал на тротуар, из магазина вышел Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе. «Неплохие колеса», отметил он, осматривая новый велосипед. «Похоже, я слишком много тебе плачу».

«С каких это пор ты вообще ему платишь?» поинтересовалась Шивани. «Я-то думала, что он преподает только из-за любви к самому процессу. В любом случае, это золотце появилось благодаря моему чеку от генерального прокурора».

В ответ на эти слова ректор лишь поздоровался с ней.

Кроме Оуэна всех устроили фляжки и все были готовы отправиться в путь. Вскоре ребята уже мчались на своих велосипедах в сторону Алум Крик. День выдался пасмурным, кратковременная изморозь и охлаждала велосипедистов, и сглаживала асфальт. Менее чем через 5 миль периодических петляний и увиливаний город был позади, ни бегунов, ни детских колясок, ни собачников. И вот ребята уже стремительно несутся по холмистому полю в центральной части Огайо, по извилистой реке, тянущейся до старых железнодорожных путей.

«Эй, умник, хорош выпендриваться» громко пробурчал Оуэн.

Джереми оглянулся и махнул ему рукой. Его велосипед доставлял ему такое удовольствие, что он, сам того не осознавая, оказался впереди всех и вынудил своих друзей ехать быстрее обычного. Он сбавил темп, чтобы Грэтчен обогнала его, и поравнялся с Шивани. Она тяжело дышала, но не собиралась доставить ему удовольствие и это признавать. А еще она широко улыбалась.

«Итак?»

«Класс», сказал он. «Здорово».

Он чувствовал себя уверенно и ощущал себя самым быстрым – это чувство он запомнит надолго. Размеренность поездки, сам день – все было идеальным. И даже то, как капельки пота, высыхая, исчезали, сдуваемые легким ветерком – всё радовало, кроме этого раздражающего клочка ткани над бровью, вылезающего из-под шлема. Он откинул его пальцем и в этот же самый момент заметил в травяной гуще возле реки сурка. Позже он вспомнил об этом. Как зверек, увидев ребят, задрал нос.

Вероятно Джереми, находясь под воздействием момента, скорости и от неожиданности, колебался. Вскрикнул ли он? В горле ком встает, когда он вспоминают эту ситуацию.

Сурок, в свою очередь, также был неподвижен. Он задумался. Затем было видно, как заиграли мышцы в его рыхлом тельце и в следующее мгновение он уже понесся вдоль дороги с удивительной скоростью. На своем пути он чуть не столкнулся с Гретчен, но все же угодил в велосипедные спицы Шивани.

31. crazybike

Divergence by David H. Lynn
«Догоняй!» — крикнула Шивани, шлепнув его чуть пониже спины, и умчалась вперед.

Вскочив на велосипед, Джереми Матхис мгновенно догнал жену, лихо пронесся мимо, и теперь позволил себе насладиться блеском новой рамы и плавным переключением скоростей. На перекрестке они притормозили, чтобы оглядеться по сторонам. Вновь оттолкнувшись, Джереми слегка завихлял, удерживая равновесие, — придется привыкать, ведь это не его прежний «старичок».


<...>


Сегодня им впервые удастся выбраться на настоящую трассу. Они не спеша выехали на Мейн [1] и проскользнули в проулок, в котором у заднего входа кафетерия уже собрались друзья. Марти, Гретчен и Ли поджидали их рядом с велосипедами.

Съезжая на обочину, Джереми заметил Оуэна Турлоу, выходящего из кафетерия со стаканом кофе.

— Отличный конь, — сказал проректор вместо приветствия. — Похоже, я тебе переплачиваю.

— Неужели? — воскликнула Шивани. — Мне же казалось, он работает даром, просто из любви к студентам. Так или иначе, но за этого «малыша» заплатила я, получив чек от генерального прокурора.

Оуэн махнул ей в знак приветствия.

Всем не терпелось выехать. Купив воды и дождавшись, когда Оуэн допьет кофе, они вскочили на велосипеды и короткой дорогой покатили к Алум Крик [2]. День был пасмурным, то и дело принимался моросить дождь. Он приятно освежал, но мокрая пленка, подернувшая асфальт, затрудняла движение. Пришлось несколько поколесить по запруженным улицам, беспрестанно уворачиваясь от бегунов, мамочек с колясками и собачников, пока город не остался позади. Теперь они мчались по холмистым сельским просторам центрального Огайо. Река, то появляясь, то вновь пропадая из вида, лентой вилась вдоль старого железнодорожного пути [3].

— Эй, лихач, полегче, — громко прохрипел Оуэн.

Джереми обернулся и помахал рукой. Новый велосипед доставлял ему такую безмерную радость, что он неосознанно гнал и гнал, вынуждая друзей ускорить привычный для них темп. Он сбавил скорость, пропустил Гретчена и свободно катился, дожидаясь жену. Тяжелое дыхание Шивани выдавало ее усталость, но даже намеком она не дала бы мужу этого понять. Она широко улыбнулась:

— Нравится?

— О да! — ответил Джереми.

Потом он вспомнит, насколько тогда чувствовал себя уверенным и быстрым. Ритм поездки и сам тот день были идеальными. Встречный ветер приятно освежал, сдувая пот, лишь одна капля раздражающе висела над бровью. Джереми смахнул ее пальцем и в этот момент увидел снующего в высокой траве сурка. Это он позже тоже вспомнит. Вспомнит, как сурок настороженно высунул мордочку, заметив их.

Возможно, отвлекли собственные ощущения, ритм, удивление — Джереми не был уверен. Вскрикнул ли он тогда? Горло перехватывало, когда он вспоминал тот момент.

Что до сурка, то тот замер, как бы обдумывая ситуацию, а после с поражающей скоростью этот клубок мышц и жира рванул через дорогу. Уклоняясь, Гретчен крепко врезался в колесо Шивани.

Примечания.


[1] Мейн-стрит — улица в г. Колумбус, шт. Огайо — здесь и далее примечания переводчика.


[2] Туристическая зона/маршрут для велосипедистов рядом с г. Колумбус, шт. Огайо.

[3] Одним из интересных велосипедных проектов в США является берущая начало в 60-х годах кампания Rails to Trails по созданию на месте старых железнодорожных путей дорожек для пешеходов, любителей роликов и для велосипедистов. Многие дорожки, созданные после того, как были убраны рельсы, проходят по живописным сельским районам и пригородам. Некоторые из них насчитывают больше сотни миль и представляют удачный вариант для велопохода. Маршрут Алум Крик частично проходит вдоль таких старых железнодорожных путей.

32. dadavydoff

Не успел он взобраться на велосипед, как мимо него пролетела Шивани, шлёпнув его по заднице с криком: «Не зевай!»


Джереми Мэттиса подбрасывало на седле вверх-вниз. Всего пару раз крутанул он педали — и тут же догнал свою жену. Промчавшись со свистом мимо, он пришёл в восторг от новой облегчённой рамы и плавности переключения передач. До конца улицы они ехали быстро, притормозив только, чтобы осмотреться. Затем Джереми снова рванул вперёд, слегка вихляясь поначалу — ему еще сложновато было держать равновесие на новом велосипеде, который так отличался от его старой развалюхи.





В то время на дорогу было не выехать. Они съехали к магистрали, затем — в переулок к чёрному ходу кофейни, у которой уже собралась вся их скромная компания. Ли, Марти, и Гретхен со своими велосипедами были уже там.


Только Джереми причалил к тротуару, как из кофейни показался Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе.


— Классный жеребец, — сказал он, приветствуя новый велосипед. — Не многовато ли я тебе плачу?


— И давно ты ему платить начал? — не выдержала Шивани. — Я-то думала, он преподаёт лишь из любви к профессии. В общем, этот малыш куплен на мой чек от генпрокурора.


Наконец, проректор поприветствовал и её.


Все, кроме Оуэна, просто попили воды. Им уже не терпелось отправиться в путь. Снова взобравшись на своих скакунов, они понеслись по дорожкам парка Алум-Крик. День был пасмурный, то и дело накрапывал мелкий дождь. Он, конечно, освежал, но дорожки от него становились скользкими. Всего каких-то пять миль извилистого пути — и друзья покинули этот город с его бегунами, детскими колясками и собачниками. И вот они уже рассекают холмистые просторы центрального Огайо, проезжая мимо реки, петляющей вдоль старой железной дороги.


— Эй, выскочка, хорош выпендриваться, — проворчал Оуэн.


Джереми обернулся и помахал ему. Он был в таком восторге от нового транспорта, что, сам того не замечая, обогнал своих друзей, вынудив их ускориться. Затем всё-таки сбавил обороты и перестал крутить педали, пропуская вперёд Гретхен. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но лишила его удовольствия заметить это. Широко улыбаясь, она спросила:


— Ну как?


— Круто, — ответил он. — Очень круто.


Джереми чувствовал себя сильным и неудержимым. Он еще не раз вспомнит это чувство. И скорость, и весь этот день — всё было прекрасно. И даже то, как высыхал пот на ветру. Разве что один участок на лбу под кромкой шлема был мокрым. Только он решил протереть лоб пальцем, как тут же из высокой травы у реки выскочил сурок. Позже Джереми вспомнит и это. Вспомнит, как тот поднял свою морду, заметив их.


Видимо, в тот момент велосипедист стал заложником инерции, заданного ритма и внезапности — он растерялся. Закричал ли он? При одном только воспоминании о том моменте у него перехватило горло.


Зверёк, в свою очередь, тоже застыл. Задумался. Затем этот сгусток мышц и жира с поразительной скоростью ринулся через дорогу. Уворачиваясь от Гретхен, сурок со всей силы влетел в спицы Шивани.

 

33. daisy

Он как раз садился на велосипед, когда рядом пролетела Шивани и с криком “Берегись!” шлёпнула его по заднице.

Джереми Мэттис запрыгнул на сиденье, в два счёта догнал жену, промчался мимо неё по улице и сейчас ехал в полном восторге от своего нового велосипеда. Всё удивлялся, какой же он лёгкий и как плавно переключаются передачи. На первом повороте они немного замедлились, посмотрели по сторонам. Он снова поднажал, слегка покачиваясь - держать равновесие получалось пока с трудом. Велосипед сильно отличался от его старенького туристического.

<...>

Давно им не удавалось выбраться на велосипедах за город. Они пролетели по главной улице, свернули в переулок и покатились в сторону небольшой кофейни, где их уже ждали друзья. У входа с велосипедами стояли Марти, Гретхен и Ли.

Не успел Джереми заехать на тротуар, как из магазина с чашкой кофе в руке вышел Оуэн Тирлоу.
- Отличный байк, - поприветствовал он новый велосипед. - Похоже, я плачу тебе слишком много.

- С каких это пор ты вообще ему платишь? - потребовала Шивани. - Я думала, он преподаёт только потому, что это ему нравится, так сказать, из любви к искусству. Во всяком случае, этот малыш куплен на банковский чек, который я получила от Генерального прокурора.

Ректор поприветствовал и её.

Всем, кроме Оуэна, хотелось скорее отправиться в путь. Они проверили бутылочки с водой, сели на велосипеды и вскоре уже были на тропинке у ручья Алум Крик. День стоял пасмурный. Временами моросил дождь, который хотя и освежал, но мешал движению - из-за дождя дорога была скользкой. Всего каких-то пять миль затруднённого движения с бесконечными петляниями и поворотами, и они выбрались из города, что остался позади со всеми своими детскими колясками, бегунами и собаководами. Теперь они летели по открытой местности центрального Огайо, вдоль извилистой реки, которая то приближала, то отдаляла их от старых железнодорожных путей.

- Эй, модник, хорош выпендриваться, - прокричал Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему. Он радовался новому велосипеду, как ребёнок, и не замечал, что летит впереди всех и вынуждает остальных ехать быстрее, чем обычно. Он слегка сбавил скорость, пропустив Гретхен вперёд. Подкатился к Шивани, которая еле переводила дыхание, но не подавала виду, что выбилась из сил. Улыбка не сходила с её лица.

- Ну как тебе? - спросила она.

- Да, - ответил Джереми, - он великолепен.

Он чувствовал силу и лёгкость - это ощущение он хорошо запомнит. Поездка, да и весь день были отличными. Ему нравилось даже то, как мгновенно на ветру высыхали выступавшие капельки пота. Мешал лишь небольшой кусочек подкладки шлема, который сползал прямо на бровь и не давал ему покоя. Он поправил его пальцем и в этот самый миг заметил, как из высокой травы, растущей вдоль реки, неспешно выбирается сурок. Потом он вспомнил и это. И то, как зверёк поднял мордочку, когда тоже увидел их.

Джереми медлил. Возможно, был поглощён собственными ощущениями, к тому же грызун появился неожиданно. Неужели он вскрикнул? Когда в памяти всплыл этот крик, в горле что-то сжалось.

Животное замерло. Размышляло. Затем с поразительной проворностью бросилось через дорогу. Пытаясь увернуться от Гретхен, сурок угодил прямиком в спицы велосипеда, на котором ехала Шивани.

34. Dao

Не успел он запрыгнуть на велосипед, как мимо пронеслась Шивани. Она шлёпнула мужа по заднице и крикнула: «Береги себя!»

Джереми Маттис лихо вскочил в седло. В пару секунд он нагнал жену, пролетел мимо неё по широкой улице и уже тогда успел восхититься лёгкостью нового каркаса, безупречным откликом переключателя передач и прочих механизмов. На первом повороте они с Шивани поравнялись — сбросили скорость и окинули взглядом дорогу. Он снова вырвался вперёд, с лёгкостью маневрируя: баланс нового велосипеда не шёл ни в какое сравнение с балансом старенького туристического собрата.

<...>

Наконец-то выпала возможность как следует выгулять машину. Они спустились по спирали к Главной улице, срезали переулок и подъехали к заднему входу кофейни, у которой уже собрались их друзья. Ли, Марти и Гретхен стояли подле своих велосипедов.

Как только Джереми скользнул на обочину, в дверях показался Оуэн Тёрлоу со стаканом кофе в руке.

— Классные колёса. — Он отсалютовал новому велосипеду. — Кажется, я слишком уж много тебе плачу.

— С каких это пор ты ему вообще платишь? — требовательно откликнулась Шивани. — Я думала, он читает лекции исключительно из любви к преподаванию. Как бы там ни было, этот красавец появился благодаря моему чеку, врученному генпрокурором.

Теперь проректор отсалютовал Шивани.

Всем, кроме Оуэна, хватало обычных бутылок с водой и не терпелось отправиться в путь. Поэтому очень скоро компания вновь оседлала стальных соратников и помчалась к парку «Элам Крик». День выдался серым, моросил дождик — он хоть и освежал, но асфальт от него стал скользким. Они прогнали около восьми километров, маневрируя и уворачиваясь, и наконец — вырвались из городской черты: к любителям пробежек, собачникам и мамочкам с колясками. Во весь опор они летели по открытой холмистой местности в центре Огайо, близ излучины реки, убегавшей затем в сторону, прочь от старой железной дороги.

— Эй, модные штанишки, покрасуйся перед нами, — громко прокряхтел Оуэн.

Джереми обернулся и небрежно кивнул. Велосипед жужжал с таким упоением, что, сам того не сознавая, Маттис вырвался вперёд — друзья остались позади, продолжая путь в привычном темпе. Он притормозил, пропустив вперёд себя Гретхен. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, хотя ни за что бы не признала свою усталость. К тому же лицо её озаряла широкая улыбка.

— Ну как? — спросила Шивани.

— Ух! — откликнулся Джереми. — Здорово.

Он чувствовал силу и скорость — он припомнит это ощущение уже после. Ритм заезда, да и сам день, складывался как нельзя лучше. Даже пот на лбу как-то приятно высыхал от лёгкого ветерка, разве что раздражала щекочущая капля над бровью, прямо под краешком шлема. Джереми смахнул её пальцем и тут заметил, как из высокой прибрежной травы на дорогу спешно просеменил сурок. Всё это он тоже припомнит после. Как зверёк вытянулся столбиком, заметив их.

Очарованный моментом, ритмом, а может, просто застигнутый врасплох, Джереми опомнился не сразу. Успел ли он крикнуть ребятам? Мышцы на горле напрягались всякий раз, когда он вспоминал ту секунду.

Сурок тоже растерялся. Замер, как вкопанный. А затем его упитанная тушка с невероятной быстротой понеслась через всю дорогу. Зверёк увернулся от колёс Гретхен, и влетел прямиком в спицы Шивани.

35. Daria

В то время как он стучал ногой по велосипеду, Шивани прошел мимо и ударил его по копчику:"Следи за собой",- воскликнула она.

Джереми Маттис попрыгнул и сел на седло. Он подбросил свою жену несколько раз, даже удивляясь насколько она легкая. В тоже время он восхищался великолепной блестящей рамой и легкими переключениями передач. На первом повороте они закрутились, засматриваясь на дорогу. Потом снова двинулись вперед, слегка пошатываясь, так как баланс был совершенно иным.

До сегодняшнего дня не было реальной возможности выехать на дорогу. Они развернулись к Главному и срезали переулок, подъехав к заднему входу в кафе, где уже собрались их друзья. Там были Марти, Гретхен, Ли, тоже подъехавшие на своих велосипедах.

Как только Джереми заехал на тротуар, Оуэн Тюрлоу вышел из магазина с чашкой кофе.

-Хорошие колеса,- сказал он, указывая на новый велосипед. Я должен много заплатить за него.

-С каких пор вы платите ему за все,-спросил Шивани,-я думал,что он учит только из-за любви к "искусству". В любом случае, этот ребенок нахоится под контролем Генерального прокурора.

Ректор приветствовал ее.

Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылочками с водой и хотели уехать. Итак, вскоре они снова были установлены и встали на путь Алум-Крик. День был серый. Моросило. Дождь покрывал тротуар. Оставалось меньше пяти миль скитаний, унылой езды, прежде чем они оставили горож с его бегущими людьми, колясками, пешеходами с собачками. Они летели через сверкающую открытую стьрану Центрального Огайо, реку, следующую без отрыва от старой железной дороги.

-Эй, модные штаны, перестань выпендриваться,-громко хныкнул Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему. Машина, на которой он ехал, исренне обрадовала его. Он успокоился, чтобы дать возможность Гретхен победить. Когда он сдал назад, Шивани тяжело дышала, не пытаяс отрицать это. Она тоже широко улыбалась.

-Ну что,- спросила она.

-Да,-сказал он,-здорово.

Он чувствовал себя сильным и быстрым. Об этом он вспомнил позже. Весь день, темп езды и все было идеальным. Ему нравилось даже то, как капает его пот, за исключением раздражающего пятна на лбу. Внезапно появился из высокой травы сурок. Об этом он тоже вспомнил позже. То, как сурок поднял свою морду, осмотрев их по очереди.

Джереми сам был поражен своей импульсивностью, поэтому он колебался. Он начал кричать. Горло перехватило, когда он вспомнил этот момент.

В свою очередь животной застыло. Затем с поразительной быстротой он растолкал основную массу мышц и жира на пути. Уклоняясь от Гретхен, он с силой врезался в спицы Шивани.

36. Dm Blackgold

Отклонение (Дэвид Х. Линн)


Только он собрался сесть на велосипед, как мимо пронеслась Шивани и хлопнула его по заднице.


— Осторожно, — крикнула она.


Джереми Меттис поудобней устроился в седле. Он быстро догнал свою жену и пронесся со свистом мимо нее по улице. Легкость корпуса велосипеда, его плавный ход — все это привело Джереми в восторг. На первом повороте они остановились, чтобы посмотреть по сторонам. А потом он опять вырвался вперед, слегка покачиваясь из стороны в сторону — балансировка нового велосипеда отличалась от старого.


До сегодняшнего дня у Джереми не было возможности опробовать новый велосипед в деле. Они пронеслись по Мэйну, свернули на аллею, чтобы доехать до заднего входа в кафе, где уже собралась небольшая группа их друзей. Там были: Марти, Гретхен и Ли — все со своими велосипедами


Как только Джереми въехал на тротуар, из кафе с чашкой кофе вышел Оуэн Ферлоу.


— Клевый велик, — сказал он, похвалив новый велосипед. — Наверное, я слишком много тебе плачу.


— С каких это пор ты вообще стал ему платить? — требовательно спросила Шивани. — Я думала, он преподает бесплатно, чисто из любви к искусству. В любом случае, этот велосипедик появился благодаря тому, что я нажаловалась на тебя генеральному прокурору.


Проректор отсалютовал ей чашкой кофе.


Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылками с водой и с нетерпением ждали момента, чтобы отправиться в путь. И вот они снова в седле, едут к Элем Крик. Небо было серым. Шел редкий и мелкий дождь, который освежил их, но сделал мостовую скользкой. Проехав около пяти миль, по пути уклоняясь и уворачиваясь от бегунов, детских колясок и «выгуливателей» собак, они оставили город позади. Теперь они летели по открытой, холмистой, сельской местности центрального Огайо. Река то приближалась к ним, то отходила в сторону, петляя между ними и старой, железной дорогой.


— Эй, показушник, хватит выпендриваться, — громко проворчал Оуэн.


Джереми повернулся к нему и кивнул. Велосипед, на котором ехал Джереми, приводил его в такой восторг, что он и не заметил, как вырвался вперед и превысил обычную для всей группу скорость. Он притормозил, пропуская Гретхен вперед. Поравнявшись с Шивани, Джереми заметил, что она тяжело дышит. Но она бы никогда не призналась, что устала. Зато Шивани тоже широко улыбалась.


— Ну и как велик? — спросила она.


— Он действительно клевый, — ответил он.


Джереми еще никогда не чувствовал себя таким сильным и таким быстрым. Целый день ритм езды был просто отличным. И было даже какое-то удовольствие в том, как легкий ветерок высушивал его пот. Но не везде — одна раздражающая капелька пота висела над бровью, прямо под краешком шлема. Джереми смахнул ее, и в этот самый момент увидел лесного сурка, появившегося из высокой травы, которая росла вдоль реки. Джереми еще потом позднее вспомнил, как животное подняло морду и тоже заметило их.


Возможно, в этом были виноваты: скорость, ритм или удивление — но Джереми растерялся. Начал ли он кричать? Когда он вспоминал тот момент, его горло сжималось, словно от крика.


Животное замерло. Как будто раздумывало. А потом с ошеломительной быстротой кинулось через дорогу. Увернувшись от Гретхен, оно с силой ударилось в колесо Шивани.

37. Door

Divergence by David Lynn

Не успел Джереми Маттис сесть на велосипед, как мимо пронеслась Шивани и, шлепнув его по заднице, крикнула:

- Поберегись.

Джереми устроился в седле, несколько раз надавил на педали и, обогнав жену, полетел по улице. Этой минуты было достаточно, чтобы восхититься легкостью управления и мягкостью хода нового велосипеда. У перекрестка они сбавили скорость, посмотрели по сторонам. И опять Джереми ушел вперед, раскачивая байк из стороны в сторону - его балансировка имела заметное преимущество перед конструкцией старого велосипеда.

<…>

Вплоть до сегодняшнего дня они не могли вырваться на большую прогулку. Спустились по Главной улице к задней двери кафе, где уже собрались их друзья. Поддерживая велосипеды, у входа стояли Марти, Гретчен, Ли.

Джереми заскочил на тротуар; из лавки выходил Оуэн Тэрлоу с чашкой кофе.

- Классная машина, - сказал он, приветствуя владельца нового велосипеда. - Должно быть, я плачу тебе слишком много.

- С каких это пор ты ему платишь? - удивилась Шивани. - Я думала, он дает уроки из любви к искусству. Как бы там ни было, эти доходы не отражены в налоговой декларации.

В ответ лидер группы лишь поприветствовал её.

Все присутствующие, кроме Оуэна, обошлись бутылкой воды – им не терпелось отправиться в путь. Вскоре группа срезала улицу, продолжив движение по переулку Алум Крик. День выдался ненастным: время от времени семенил дождь, приятно охлаждал, но в то же время превращал асфальт в каток. Сбиваясь в кучу или растягиваясь в цепь, велосипедисты, наконец, выбрались из города, оставив позади любителей бега трусцой, мам с детскими колясками и собачников. Перед ними разворачивались необъятные просторы центрального Огайо. Они летели по старой прямой колее вдоль извивающейся речушки.

- Эй, убери с дороги свои попсовые трусы, - замычал Оуэн.

Джереми обернулся и махнул рукой. Управление таким велосипедом наполнило его восторгом, и он не заметил, что вырвался вперёд и заставил остальных увеличить скорость. Он замедлил ход, пропуская Гретчен. Поравнялся с Шивани, она тяжело дышала, но показывать усталость не хотела и широко улыбалась.

- Ну как? - крикнула она.

- Всё отлично, - ответил Джереми.

Он чувствовал силу и легкость – об этом он вспомнит позже. Ритм гонки, сам день казались восхитительными. Ему нравилось, как встречный ветер высушивает испарину. Беспокоил только пот, стекавший из-под козырька на лоб. Он смахнул его пальцем и в тот же миг заметил сурка, вышедшего из высокой прибрежной травы. Потом он вспомнит и об этом. Как сурок поднял морду, как он тоже заметил опасность.

Джереми так и не понял, что ему помешало - пот, ритм, удивление. Он кричал? Когда он вспоминал то мгновение, у него перехватывало горло.

Сурок застыл, замешкался. Тут же с невероятной скоростью переливающийся ком мускулов и жира бросился через дорогу. Он уклонился от Гретчен и всей массой влетел в колесо Шивани.

 

38. douchebag

В тот самый момент, как он занес ногу, чтобы сесть на велосипед, Шивани пронеслась рядом и шлепнула его по заду.
- Не зевай, - крикнула она ему.


Джереми Меттис принялся усилено крутить педали. Он быстро нагнал свою жену и со свистом пронесся мимо нее. Он не переставал удивляться легкости рамы и плавности переключения передач. На первом повороте они сбавили скорость, чтобы оглядеться по сторонам. Затем он снова вырвался вперед, чуть покачиваясь из стороны в сторону - баланс отличался от его старого шоссейника.


Вплоть до сегодняшнего дня не было подходящей возможности испытать новый велик по-настоящему. Они спустились вниз до Мейн-стрит, пронеслись с ветерком по узкой улице и остановились у заднего входа в кафе, где уже собралась небольшая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли были на месте со своими велосипедами и ждали.


Как только Джереми опустил ногу с педали на тротуар, из кафе вышел Оуэн Тарлоу со стаканчиком кофе.


- Клёвый велик, - сказал он, - должно быть, я плачу тебе слишком много.


- Для меня новость, что ты платишь ему вообще, - сказала Шивани. - А я-то думала, что он преподаёт из любви к искусству. Между прочим, это мой подарок, я купила его на свои деньги.


Проректор поклонился ей в ответ.


Всем не терпелось поехать, один только Оуэн никуда не спешил и хотел допить свой кофе - остальным хватало фляг с водой. Итак, вскоре все сели на велосипеды и погнали к Алум-Крик. Денек выдался серый и порой моросил дождик, остужая разогретые тела, но ухудшая сцепление с дорогой. Они проехали не больше пяти миль, пока оказались за городом, оставив позади бегунов, мам с колясками и любителей собак. В городе им приходилось объезжать пешеходов, а теперь, когда они выехали на открытый простор центрального Огайо, они мчались стремя голову. Река извивалась вдоль старой железной дороги и снова уходила вдаль.


- Эй, пижон, кончай выпендриваться, - проворчал Оуэн.


Джереми обернулся назад и помахал тому рукой. Ехать на новом велосипеде одно удовольствие, поэтому он сам даже не заметил, как оказался впереди всех, задав своим друзьям темп тяжелее обычного. Он перестал крутить педали и катился по инерции, позволяя Гретхен вырваться в лидеры. Когда он снова поравнялся с ней, Шивани тяжело дышала за его спиной - она готова была терпеть, лишь бы лишить его удовольствия слышать ее жалобы. А еще она широко улыбалась.


- Ну как тебе? – спросила она.


- Отлично, - ответил он.


Чувство скорости и прилив сил охватили его - эти ощущения Джереми вспомнил позже. Он наслаждался ездой и, вообще, был доволен всем прожитым днем. Ему нравилось даже, как поток воздуха подхватывал капли его пота. Ему досаждал лишь пластырь над бровью, но из-за шлема дотянуться до него было нельзя. Джереми едва коснулся пластыря, как вдруг, возле берега, он заметил сурка, зверек неспешно выбирался из высокой травы. Об этом Джереми тоже вспомнил позже. И о том, как сурок поднял мордочку, обнаружив незваных гостей.


Быть может, Джереми задумался или отвлекся, в общем, он остановился посреди дороги. Стал ли он окликать друзей – Джереми не помнил. Ему сдавливало горло всякий раз, когда он вспоминал этот момент.


Сурок тоже замер, словно обдумывая что-то. А затем, с поразительной скоростью, бросился на дорогу всем весом своего грузного тела. Он увернулся от Гретхен и врезался с силой в велосипед Шивани, угодив в спицы колеса.
 

39. Dream_Dweller

Дэвид Линн «В сторону!»


Джереми как раз садился на велосипед, когда мимо пронеслась Шивани и ударила его по мягкому месту.

–Осторожней! – крикнула она.

Джереми Мэттис взобрался на седло и поехал. Несколько раз прокрутил педали – и вот он уже догнал жену, со свистом пронёсся мимо неё, удивляясь, как легко управлять велосипедом и как плавно получается переключать скорости. Завернув за угол, они сбавили скорость, чтобы посмотреть по сторонам. И снова он ехал впереди, велосипед немного вихлял: было непривычно держать равновесие на новом велосипеде.

<...>

Выехать получилось только сегодня. Они притормозили на Центральной улице и, срезав путь по аллее, подъехали к чёрному входу в кафе. Там уже собрались их друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли рядом со своими велосипедами.

Как только Джереми свернул на тротуар, из кафе вышел Оуэн Тарлоу, держа в руках стаканчик кофе.

– Отличный велик! – похвалил он новый велосипед Джереми. – Всё-таки щедро я тебе плачу!

– С каких это пор ты ему платишь? – поинтересовалась Шивани. – Я-то думала, он даёт уроки просто из удовольствия. А вообще-то это двухколёсное чудо мы купили по чеку, который выписал мне прокурор штата.

Полицейский Тарлоу в ответ отдал ей честь.

Все, кроме Оуэна, предпочитавшего кофе, напились воды и были готовы отправиться в путь. Вскоре они, снова взобравшись на велосипеды, мчались по дороге, которая вела к парку Алум Крик. День был пасмурным, время от времени шёл мелкий дождик, даря велосипедистам свою прохладу. Из-за дождя дорога была скользкой. Покружив по городу около пяти миль, велосипедисты оставили его, заодно потеряв из виду бегунов, родителей с колясками и людей, выгуливающих собак. И сейчас они уже мчались по равнине центрального Огайо, а рядом петляла река, то приближаясь, то удаляясь от старого железнодорожного пути.

– Эй, умник, хватит выделываться! – крикнул Оуэн.

Джереми обернулся и махнул рукой. Езда на новом велосипеде доставляла ему такое большое удовольствие, что он и не заметил, как оторвался от всех и тем самым заставил своих друзей ехать быстрее, чем они привыкли. Он притормозил и, не останавливаясь, пропустил Гретхен вперёд. Он поехал рядом с Шивани; она тяжело дышала, хотя ни за что на свете не показала бы ему свою усталость. На её лице сияла широкая улыбка.

– Ты как? – поинтересовалась она.
– Супер! – ответил Джереми.

Он чувствовал силу и скорость – об этом он вспоминал впоследствии. Всё было просто идеально: и ритм движений, и всё пережитое за день. Даже ощущение капель пота, высыхающих на ветру, доставляло ему удовольствие. Раздражал только пот, выступавший на лбу у края шлема. Он вытер его пальцем и в этот самый момент заметил сурка, выскочившего из высокой травы, разросшейся вдоль реки. Об этом он тоже вспоминал позднее. Сурок высунул мордочку, увидев велосипедистов.

Джереми замешкался: этот сурок увидел его скорость, ритм его движений, застал его врасплох. Крикнул ли он? Готов был закричать, – вспоминал Джереми тот момент.

Зверёк тоже замер. Осмотрелся. И с невероятной скоростью ринулся через тропинку – в траве мелькнул пушистый комок. Сурок увернулся от Гретхен, но врезался в спицы велосипеда Шивани.

40. drenofex

Как раз в том момент, когда он болтал ногой, сидя на велосипеде, Шивани прошла мимо него и шлепнула по заднице, сказав: "Будь осторожен”.

Джереми Маттис выпрямился и взобрался на седушку. Он нагнал жену за пару рывков и пронесся мимо неё по улице; и вот уже его мысли были поглощены восхищением изумительной легкостью новой рамы и плавной работе переключателя передач.

На первом повороте они немного сбавили скорость, чтобы осмотреться по сторонам; затем он снова поднажал, слегка теряя равновесие — балансировка полностью отличалась от привычного туринга .

За всё время это первый раз, когда наконец-то удалось выйти на дорогу. Они крутили педали до самого Мэйна, где потом они срезали через аллею до чёрного входа в кофейню, где их уже ждали друзья: Марти, Гретхен и Ли стояли наготове со своими байками.

Как только Джереми заехал на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Тарлоу с чашкой кофе в руках:
— Отличный велик, — сказал Оуэн, — оценивая велосипед — Я наверно слишком много тебе плачу.
— Да с чего ты взял, что ты ему платишь? — спросила Шивани - Я думала, что он преподаёт потому что ему это нравится. В любом случае, его труд оплачивается из моего кармана генеральным прокурором.
— и тебе привет Шивани, — поприветствовал её Оуэн.

Все кроме Тарлоу были довольны флягами для воды и им уже не терпелось отправиться. Вскоре они уже были в пути и неслись на всех парах к Алум Крик.

Вокруг была сплошная серость; время от времени робкий дождик обдавал их легкой прохладой, слегка полируя поверхность асфальта. Им потребовалось не менее 5 миль езды, чтоб оставить позади все то, что напоминало о городе: любителей пробежек, мамочек с колясками и собачников. Они мчались через развернувшуюся сельскую панораму центрального Охио; стан реки изгибался вдоль старых железнодорожных путей, то подходя вплотную, то откидываясь назад.

— Слышь умник, хватит выпендриваться, — вслух пробурчал Оуэн.
Джереми обернулся и помахал ему рукой.

Велосипед под ним ревел от блаженства, что вскоре, сам того не заметив, Джереми вырвался вперед, вынуждая своих товарищей догонять его.
Он немного сбросил скорость и покатился дальше по инерции, позволив Гретхен обойти его.

Когда он поравнялся с Шивани, то увидел, что она уже запыхалась, хотя и отказала ему в удовольствии признаться в этом.

На её лице была широкая улыбка:
— Ну как? — спросила она.
— Да, — сказал Джереми, — круто.

Он чувствовал как жизнь наполняла его изнутри - позже он это вспомнит. Все, начиная самой поездкой и заканчивая самим днём - было идеально.
Он кайфовал даже от того как его пот с легкостью растворялся в попутном бризе, не считая только раздражающего кусочка пластыря болтающегося на брови под козырьком его шлема.

Он начал карябать его своим пальцем, и в этот самый момент он заметил сурка, выбегающего из густых зарослей травы около реки. Позже он вспомнил этот момент: как сурок поднял свою мордочку, заметив движение.

Возможно, что Джереми настолько был целиком и полностью поглощен моментом, что он просто не знал что делать. Забил ли он тревогу? Как только он вспоминал это мгновение, то мышцы гортани сжимались от напряжения.

В свою очередь, грызун застыл на месте, оценивая обстановку. Затем, с невероятной быстротой, напрягая каждую жилку своего тела, бросился через дорогу наперерез велосипедистам. Увернувшись от Гретхен, с Шивани он оказался менее удачлив: спицы колёс жёстко вошли в мохнатую плоть.
 

41. Elef

В тот момент, когда он перекидывал ногу через велосипедную раму, мимо проскользнула Шивани и шлепнула его по заду. «Поберегись!» – крикнула она.

Джереми Маттис вскочил на велосипед. Он догнал жену в несколько рывков, пронесся мимо нее по улице, и теперь дивился легкости новой рамы, плавному отклику переключателя скоростей. Подкатив к первому перекрестку, они сбавили скорость, посмотрели налево-направо. И вновь он устремился вперед, слегка покачиваясь – балансировка была совершенно не такая, как на его старом турбайке.

Сегодня, наконец, им представилась возможность выбраться за город. Они свернули на Главную, затем заскользили по переулку к заднему входу в кофейню, возле которого уже собралась маленькая группа их друзей. Там были Марти, Гретхен и Ли, каждый на своем велосипеде.

Как только Джереми въехал на тротуар, из кафе появился Оуэн Терлоу со стаканом кофе в руке.

– Классные колеса, – похвалил он новый велосипед. – Видимо, я плачу тебе слишком много.

– С каких пор ты вообще ему платишь? – осведомилась Шивани. – Мне казалось, он преподает только из чистого энтузиазма. Так или иначе, этот малыш обязан своим появлением моему чеку от Генерального прокурора.

После чего ректор переадресовал похвалу ей.

Все, кроме Оуэна, ограничились бутылками воды и были рады поскорее отправиться в путь. Так что вскоре, вновь на колесах, они двигались по короткому маршруту в сторону Алум-Крик. День был серый, то и дело моросил слабый дождь, который хотя и давал прохладу, но делал асфальт скользким. Меньше чем через пять миль редких маневров и петляния они оставили позади город с его бегунами, детскими колясками и собачниками. Теперь они неслись по холмистой, открытой сельской местности центрального Огайо, река то извивалась рядом, то снова удалялась от старых железнодорожных путей.

– Эй, модник, кончай выделываться, – крикнул Оуэн.

Джереми повернулся и махнул рукой. Велосипед, которым он управлял, давал такую неподдельную радость, что, сам того не сознавая, он вырвался далеко вперед и вынуждал друзей выбиваться из их привычного ритма. Он перестал крутить педали и теперь катился по инерции, позволяя Гретхен сменить его в роли лидера. Когда он поравнялся с Шивани, она едва дышала, хотя ни за что не призналась бы ему в этом. На ее лице появилась широкая улыбка.

– Ну как? – спросила она.

– Неплохо, – отозвался он.

Он ощущал силу и скорость – он вспомнит об этом позже. И ритм езды, и сам день были идеальными. Он находил удовольствие даже в том, как на ветру мгновенно высыхал пот, за исключением лишь одной раздражающей капли высоко над бровью, как раз под кромкой шлема. Он смахнул пот пальцем, и в это мгновение краем глаза заметил сурка, выбирающегося из высокой травы на берегу. Это тоже он вспомнил после – как тот поднял морду, заметив их.

Возможно, Джереми был застигнут врасплох этим моментом, ритмом, внезапностью – он не был уверен. Попытался ли он крикнуть? Ему сдавило горло, когда он воскресил это мгновение в памяти.

В свою очередь зверек тоже застыл, раздумывая. Затем, с поразительной при таком плотном и бугристом туловище быстротой, ринулся через дорогу. И, уворачиваясь от Гретхен, он со всей силы налетел на спицы велосипеда Шивани.

42. empress.anna

Развал без схождения

Дэвид Линн

В тот момент, когда он закинул ногу, чтобы сесть на свой велосипед, Шивани, уже отъезжая, шлепнула его по седалищу.

- Догоняй! - крикнула она ему.

Джереми Маттис пружинисто оседлал велик. За несколько оборотов педалей сравнялся с женой, с легкостью обогнал ее, выехал на улицу, наслаждаясь невесомостью новой рамы, мягким и податливым переключением скоростей. На первом повороте оба слегка притормозили, оглядели дорогу слева и справа. Затем он снова поднажал на педали, раскачиваясь из стороны в сторону – балансировка у нового велосипеда сильно отличалась от его допотопного туринга.

<...>

Только сегодня выдался реальный шанс устроить шоссейный велопробег. Пока съехали к Мэйн-стрит, пришлось немного покружить, потом срезали по задам и подъехали к кофейне, где собралась небольшая группа их друзей. Мартин, Гретхен и Ли на велосипедах уже ждали там.

Когда Джереми подрулил к тротуару, из кофейни вышел Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе в руке.
- Зачетные колеса, - сказал Оуэн, одобрительно глянув на новый велик. - Похоже, я тебе переплачиваю.

- С каких это пор ты ему вообще что-то платишь? – возразила Шивани. – Мне–то кажется, что он за спасибо лекции читает. Что бы ты ни говорил, а на покупку этого красавца пошла моя зарплата из министерства юстиции.

Декан Турлоу кивнул ей, здороваясь.

Кроме Оуэна, все остальные предпочли воду в бутылках, и всем не терпелось отправиться в путь. И вот, снова по седлам и группа стремительно выезжает на дорогу к реке Алум-Крик. День выдался серенький, время от времени сыпала слабая морось, охлаждая гонщиков и полируя асфальт до гладкости. Еще около пяти миль езды зигзагами и объездами по улицам города, и, наконец, позади все спортсмены на пробежке, мамы с колясками и собачники со своими питомцами. Сейчас они мчались по необъятному открытому пространству центрального Огайо, вдоль реки, то близко льнущей, то убегающей вдаль от старой железной дороги.

- Эй, задорные штаны, хватит выпендриваться, - громко прорычал Оуэн.

Джереми оглянулся на него и махнул рукой. Он получал столько чистейшего кайфа от езды на новом велосипеде, что даже и не осознавал, как всю дорогу возглавлял заезд и тем самым вынуждал своих друзей крутить педали сильнее, чем обычно. Джереми сбавил обороты, уступая дорогу Гретхен, та проехала вперед и начала задавать свой темп. Сравнявшись с Шивани, он заметил, как тяжело она дышит, но Шивани старалась не показывать этого, чтобы не давать ему лишнего повода для превосходства. Наоборот, улыбалась до ушей.

- Ну как? – спросила она.

- Круто, - ответил он.

Он чувствовал себя мощным и быстрым – это ощущение сохранилось у него в памяти. В течение всего дня темп заезда был таким как надо. Все доставляло удовольствие, даже то, как бесследно испарялся пот на ветру, кроме одного противного места над бровью, как раз под кромкой шлема, где он скапливался. Джереми попытался смахнуть его пальцем, и в этот самый момент заметил сурка, привставшего над высокой травой у реки. Эту картинку он тоже смог потом вспомнить. Вспомнил, как сурок поводил носом, внюхиваясь в запахи с дороги.

Вероятно, Джереми был настолько захвачен ритмом движения и скоростью, что замешкался и не среагировал вовремя. А может, он все-таки успел что-то крикнуть? Мышцы в горле сжались при воспоминании о той секунде.

Зверек тоже тогда замер на мгновение. Оценивал обстановку. Затем с поразительной быстротой бросился пухлым клубком из жирка и мышц через дорогу. Увернулся от Гретхен, и глухо воткнулся в колесные спицы Шивани.

43. Exopotamie

Не успел он поставить ногу на педаль, как Шивани уже пронеслась мимо, наградив мужа шлепком:

– А ну поберегись!

Джереми Мэттис оседлал велосипед. В два счета обогнав жену, он с ветерком помчал по улице. Новая облегченная рама, плавное переключение передач – чистый восторг! У первого поворота пришлось немного сбавить скорость, чтобы осмотреться. И снова Джереми рванул вперед. Его немного мотало из стороны в сторону: после допотопного туристического велосипеда было непривычно управлять новым.

<...>

Наконец-то у Джереми появилась возможность опробовать велосипед в деле. Они быстро добрались до Главной улицы и свернули в узкий проулок позади кофейни, возле которой их дожидались друзья. Здесь были Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.

Когда Джереми лихо въехал на тротуар, в дверях кофейни показался Оуэн Турлоу с дымящейся чашкой.

– Славный конь, – кивнул он в сторону нового велосипеда. – Не многовато ли я плачу тебе, дружище?

– С каких это пор ты ему платишь? – осведомилась у ректора Шивани. – По-моему, в твоем университете его держит только любовь к профессии. А этого красавца купила ему я: спасибо генпрокурору за щедрый чек.

Оуэн изобразил шутливый поклон.

Остальные уже вдоволь напились воды из бутылочек. Всем не терпелось тронуться в путь. Наконец друзья снова оседлали велосипеды и кратчайшим путем направились к тропе Алум-Крик. Погода стояла пасмурная. Редкий дождик бодрил, хотя по мокрому асфальту стало сложнее ехать. Начало пути походило на полосу препятствий, но уже миль через пять собачники, мамаши с колясками и любители бегать трусцой остались позади. На смену городу пришли холмистые просторы центрального Огайо. Вдоль старой железной дороги петляла речка, показываясь то тут, то там.

– Эй, пижон, хорош красоваться! – гаркнул Оуэн.

Джереми объехал его на вираже и помахал на прощание. Он будто бы управлял сгустком чистой энергии. Сам того не заметив, он вырвался далеко вперед и теперь задавал всей компании непривычно высокий темп. Пришлось реже крутить педали, чтобы ход постепенно замедлился и Гретхен смогла занять место во главе группы. Джереми немного отстал и присоединился к Шивани. Дорога давалась ей тяжело, но она ни за что на свете не призналась бы в этом мужу. Широкая улыбка озарила ее лицо.

– Ну как?

– Чудесно, – ответил он.

Позже Джереми вспомнит, как себя чувствовал в это мгновение: сильным и быстрым. Особенный ритм поездки, сам этот день – все вокруг было прекрасно. Даже в том, как ветер обдувал пот с лица, ощущалась особая прелесть. Один только участок кожи на лбу, под самым козырьком шлема, плохо проветривался и доставлял неудобство. Джереми смахнул пот, и в тот самый миг заметил сурка: мордочка высунулась из высокой прибрежной травы. Зверек насторожился при виде чужаков – эта деталь тоже ясно отпечаталась в памяти.

Должно быть, случившееся застигло Джереми врасплох. Вторглось в идеальный день, нарушило ритм, свалилось как снег на голову? – он не мог подобрать нужных слов. Пытался ли он предупредить остальных? При мысли о дальнейших событиях у него сжималось сердце.

Вначале сурок застыл на месте: сама сосредоточенность. И вдруг, с ошеломляющей быстротой – было видно, как перекатываются мышцы под лоснящейся шкуркой, – зверек выскочил прямо на дорогу. Чудом разминувшись с Гретхен, он налетел на спицы велосипеда Шивани.

44. Fischdottir

Точка бифуркации
Дэвид Х. Линн

Стоило ему перекинуть ногу через седло, как мимо промчалась Шивани, с размаху шлепнув его по седалищу. «Поберегись!» — крикнула она.

Джереми Мэттис вскочил на велосипед. Пару раз крутанув педали, он догнал жену, пронесся мимо нее вдоль по улице, упиваясь легкостью новой рамы и плавностью переключения передач. На ближайшем перекрестке они сбавили скорость, посмотрели влево-вправо. И вновь он наддал, немного виляя на ходу — его прежний динозавр слушался руля совсем иначе.

<...>

Подходящий случай как следует покататься выдался только сегодня. Они плавно вывернули на Мейн-стрит и пронеслись по переулку, где у задней двери кофейни уже дожидалась их небольшая компания. Там стояли со своими велосипедами Марти, Гретхен и Ли.

Стоило Джереми притормозить у тротуара, как из кофейни появился Оуэн Тарлоу со стаканом кофе.

— Недурной велик, — одобрительно сказал он. — Похоже, я тебе переплачиваю.

— Ты ему еще и платишь? —- поинтересовалась Шивани. — Я-то думала, он преподает из любви к искусству. Но этот красавчик — из тех денег, что мне отстегивает генеральный прокурор.

Ректор поздоровался и с нею.

Всем кроме Оуэна вполне хватало бутылок с водой и не терпелось ехать дальше. Так что вскоре они вновь оседлали велосипеды и покатили коротким маршрутом до велодорожки вдоль Алум Крик. День был облачным, время от времени накрапывал слабый дождик, он приятно освежал, но становилось немного скользко. Еще миль пять в попытках избежать столкновения, и они наконец выехали из городских кварталов, оторвавшись от бегунов, детских колясок и собак на выгуле. Теперь они неслись по холмистой равнине северного Огайо, рядом извивалась река, то подступая, от отдаляясь от бывшей железнодорожной ветки.

— Эй, пижон, кончай выделываться! — гаркнул Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему рукой. Новый велосипед дарил такое чистое удовольствие, что незаметно для себя он обогнал всех и навязывал остальным непривычно высокий темп. Он сбавил скорость и дал Гретхен обогнать себя. Поравнявшись с Шивани, он увидел, что та запыхалась, но не готова в этом признаться, чтобы он не возомнил о себе лишнего. А еще она вовсю улыбалась.

— Ну как? — спросила она.

— Да, — сказал он, — неплохо.

Он чувствовал себя сильным и быстрым — и вспомнил об этом потом. Ритм гонки, да и весь этот день были идеальными. Приятен был даже ветер, сдувавший пот с его лица, оставляя только небольшой участок на лбу, прямо под козырьком шлема. Он смахнул пот пальцем и в этот самый момент увидел сурка, выбравшегося из зарослей травы на берегу реки. Сурка он тоже вспомнил после — как тот задрал морду, в свою очередь заметив их.

Возможно, Джереми был в плену инерции, ритма, удивления — но он промедлил. Пытался ли он предупредить остальных? При воспоминании гортань свело.

Зверек тоже замер. Подумал. А затем поразительно шустро метнулся наперерез всем своим толстым мускулистым тельцем. Увернувшись от Гретхен, он впечатался прямо в спицы переднего колеса Шивани.

45. Gato Lopez

Дивергенция. Дэвид Линн


Как раз когда он перекидывал ногу через мотоцикл, Шивани проскользнула мимо и хлопнула его по заднице.
— Смотри по сторонам! — крикнула она.


Джереми Мэттис подскочил и шлепнулся в седло. Он в два счета догнал жену и пронесся мимо нее по улице, уже восхищаясь легкостью новой рамы и мягкостью переключения передач. На первом перекрестке они притормозили посмотреть в обе стороны, и Джереми продолжил двигаться, слегка виляя рулем — ловить равновесие нужно было совсем иначе, чем на его древнем турере.


<...>


До сегодняшнего дня не было возможности толком прокатиться по трассе. Они сбавили ход на Мэйн-стрит и срезали угол по дорожке к черному входу в кафетерий, где уже собралась небольшая компания их друзей. Это были Марти, Гретхен и Ли со своими мотоциклами.


Когда Джереми свернул на тротуар, из кафетерия вынырнул Оуэн Тёрлоу с чашкой кофе.
— Отличная лошадка! — воскликнул он, оценивая новый мотоцикл, — кажется, я плачу тебе слишком много.
— С каких пор ты вообще ему платишь? — осведомилась Шивани, — я думала, он преподает просто из любви к профессии. Так или иначе, на этого малыша заработала я у главного прокурора штата.


Проректор поприветствовал и ее.


Все, кроме Оуэна, довольствовались водой в бутылках и с нетерпением ждали старта. Вскоре они вновь оседлали мотоциклы и двинулись к тропе, идущей вдоль Алэм-крик. День был пасмурный. Иногда появлялась едва заметная морось, которая создавала прохладу и смачивала асфальт. Еще около пяти миль компания ехала в потоке машин, обгоняя и перестраиваясь; потом город остался позади, а вместе с ним — бегуны трусцой, родители с детьми и хозяева с собаками. Теперь они летели по холмистой равнине центрального Огайо, а рядом змеилась река, то подходя ближе, то снова уходя вдаль от старых железнодорожных путей.


— Перестань выделываться, пижон ты этакий! — громко пробурчал Оуэн.


Джереми обернулся и отмахнулся. Машина, которой он управлял, приносила столь чистую радость, что, сам того не поняв как следует, он разогнался гораздо быстрее обычного и далеко оторвался от друзей. Он сбросил газ и поехал по инерции, пропуская Гретхен вперед. Когда Шивани поравнялась с мужем, она тяжело дышала, но ни за что не обрадовала бы его, признав это. Еще она широко улыбалась.


— Ну? — спросила она.
— Да, — ответил он, — здорово.


Джереми ощущал себя сильным и быстрым — это он вспоминал потом. Упоение от езды, день в целом — все было идеально. Удовольствие доставлял даже запах собственного пота, уносимый ветерком. Мешала только какая-то штука, прилипшая к брови, чуть ниже края шлема. Он сбил ее щелчком, и в это мгновение заметил сурка, выскочившего из высокой травы возле реки. Это он тоже припоминал потом. Как сурок поднял мордочку, заметив их.


Быть может, Джереми помешали скорость, инерция, удивление — он не был уверен. Начал ли он кричать? Когда он позже вызывал в памяти этот момент, мышцы в его горле напрягались.


Зверек в свою очередь замер. Оценил обстановку. Потом с поразительной быстротой метнулся через дорогу клубочком мускулов и жира. Миновав Гретхен, он всей массой врезался в спицы Шивани.

46. Gemera

Шивани проскочила мимо в тот момент, когда он перекидывал ногу через велосипед. Она шлепнула его по заду и крикнула: «Не зевай!»

Джереми Маттис рванул следом, подпрыгивая в седле. Он нагнал жену за несколько оборотов педалей, пронесся мимо нее по улице, восхищаясь легкостью новенькой рамы, плавному отклику шестеренок и переключателя передач. На первом же углу они набрали крейсерскую скорость, замедляя ход лишь для того, чтобы оглядеться по сторонам. Он снова вырвался вперед, слегка покачиваясь, – балансировка здесь кардинально отличалась от той, что была на его стареньком туристическом велосипеде.

<...>

До сегодняшнего дня у них не нашлось подходящей возможности выбраться на дорогу. Они не спеша выехали на Главную и пронеслись по переулку к чёрному входу кофейни, где уже собралась небольшая компания их друзей. Там были Марти, Гретхен и Ли, каждый со своим велосипедом.

Когда Джереми свернул на обочину, из кофейни, с чашкой кофе в руках, вышел Оуэн Терлоу.

– Хорошие колеса, – заметил он, окинув одобрительным взглядом новый велосипед. – Пожалуй, я слишком много тебе плачу.

– С каких это пор ты ему платишь? – требовательно заявила Шивани. – Я думала, он преподает исключительно по любви. В любом случае, этот малыш появился благодаря тому чеку, который я получила от генерального прокурора.

Ректор поприветствовал ее в ответ.

Все, кроме Оуэна, ограничились бутылками с водой, и им не терпелось побыстрее уехать. Поэтому вскоре они снова взобрались на велосипеды и рванули в сторону веломаршрута Алум Крик. День выдался пасмурный, время от времени моросил мелкий дождь, он нес прохладу, но дорога от него становилась скользкой. Они проехали чуть меньше пяти миль, временами лавируя и петляя, прежде чем покинуть город со всеми его бегунами, детскими колясками и собачниками и сейчас уже летели по холмистым просторам центрального Огайо, где вдоль старой железной дороги проложила свой путь извилистая река.

– Эй, пижон, кончай выделываться, – протарахтел Оуэн.

Джереми развернулся и помахал ему. Машина, на которой он ехал, дарила ему такое неподдельное удовольствие, что, сам того не осознавая, он вырвался вперед, вынуждая своих друзей двигаться за пределами привычного им ритма. Он сбавил ход и поехал накатом, предоставив возможность Гретхен вести колонну. Шивани тяжело дышала, когда он неторопливо вернулся к ней, но не доставила ему удовольствия признать свою усталость. Широкая улыбка не сходила с ее лица.

– Ну как?

– Да, – ответил Джерими. – Хорош.

Позже он вспомнит, что чувствовал себя в тот момент сильным и быстрым. Ритм езды, да и весь этот день были идеальны. Он радовался даже тому, как быстро на ветру испаряется пот, не считая пары раздражающих капель высоко на лбу, прямо под козырьком шлема. Джерими смахнул их пальцем и в это мгновение увидел, как из высокой травы вдоль реки выбрался сурок. Как зверек поднял мордочку, тоже заметив их. И об этом он также вспомнил уже потом.

Может быть, Джереми попался в ловушку собственной скорости, ритма, замешательства — сложно сказать. Вскрикнул ли он? Мышцы в горле напряглись, при воспоминании об этом моменте.

Сурок в свою очередь тоже замер. Задумался. Затем с удивительной скоростью, раскачивая мышцами и жиром, стремительно бросился через дорогу. Уворачиваясь от Гретхен, он со всего маху врезался в колесо Шивани.

47. Groundhog Day

Едва Джереми Маттис занес ногу над педалью, как мимо пронеслась Шивани и, на ходу хлопнув мужа по заду, крикнула:


– Ты там поосторожней!


Джереми вскочил в седло, крутанул педали и, легко обогнав жену, выехал на улицу. Он сразу оценил легкость рамы и мягкое переключение скоростей. Перед поворотом оба сбросили скорость, чтобы оглядеться, а затем Джереми вновь прибавил ходу. Руль в его руках с непривычки немного вилял – прежний допотопный велик Джереми вел себя совсем по-другому.





Сегодня Джереми в первый раз выпала возможность попробовать велосипед в деле. Они с женой помчали в сторону центра, а затем – по аллее к заднему входу кофейни, где их ждали друзья. Здесь уже были Марти, Гретчен и Ли со своими велосипедами. Джереми свернул на тротуар, и тут из двери с чашкой кофе вышел Оуэн Турлоу.


– Хороша игрушка, – оценил он новый велосипед. – Похоже, я слишком много тебе плачу.


– А вы что, ему еще и платите? – Шивани изобразила изумление. – А я-то думала, что преподавать – его хобби. Впрочем, эта ласточка – мое приобретение. Спасибо генеральному прокурору, на которого я работаю.


В ответ ректор помахал ей.


Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылками с водой, и им уже не терпелось уехать. Вскоре друзья уже катили по направлению к тропе Алум-Крик. День был пасмурный. Время от времени срывался мелкий холодный дождик, увлажнявший асфальт. Они проехали пять миль, петляя между прохожими, и город с его бегунами, собаками и детскими колясками остался позади. Вокруг лежали холмы Огайо, а вдоль старой железной дороги, то приближаясь, то вновь отдаляясь, вилась река.


– Эй, пижон! – крикнул Оуэн. – Хорош рисоваться!


Джереми обернулся и помахал ему. Езда на новом велосипеде доставляла ему такое ни с чем не сравнимое удовольствие, что он, сам того не замечая, оторвался от друзей, вынуждая их прибавить темп. Он перестал крутить педали и некоторое время катился по инерции, чтобы пропустить вперед Гретчена. Поравнявшись с Шивани, Джереми заметил, что жена запыхалась, однако из гордости не подает виду.


– Ну как? – спросила она, широко улыбаясь.


– Круто! – ответил Джереми.


Позже он вспоминал чувство собственной силы и скорости, которое тогда испытал. Всё казалось безупречным – и день, и выбранный темп, и даже то, как пот испарялся на ветру. Только одна струйка щекотала лоб чуть ниже края шлема. Джереми резким движением смахнул её со лба, и в этот момент заметил, что из высокой травы, росшей вдоль берега, показался сурок. Зверек поднял морду, почуяв приближение людей – это Джереми тоже потом вспомнит.


От неожиданности Джереми на мгновение замялся, все еще захваченный ритмом гонки. Закричал ли он? При воспоминании об этом моменте у него перехватывает горло.


Зверек застыл на месте, словно колеблясь. А затем этот комок мышц и меха рванул вперед, через дорогу, и, чудом проскользнув мимо Гретчена, врубился в колесо Шивани.

48. helenlaushu

«В отрыве» Дэвида Х. Линна
Пока он закидывал ногу на велосипед, Шивани прошмыгнула мимо и шлёпнула его по мягкому месту.
– А ну не зевай! – прокричала она.


Джереми Мэттхиз оседлал велосипед. За пару оборотов педалей он догнал жену и со свистом пронесся мимо, восхищаясь легкостью новой рамы и плавным ходом передач. На первом же повороте они немного сбавили скорость, чтобы оглядеться. И вот Джереми снова вырвался вперед, слегка покачиваясь от непривычки – ведь под ним не старая туристическая модель, а совершенно новая, еще не объезженная.

<…>

Шанс выехать на маршрут выдался только сегодня. По извилистой тропе они спустились к Майну, затем промчались по переулку к неприметному входу в кофейню, где уже собралась небольшая группа их друзей: Марти, Гретхен и Ли ожидали их на своих велосипедах.


Только Джереми спрыгнул на тротуар, как на пороге магазина появился Оуэн Турлоу с чашкой кофе.
– Хороший велик, – поприветствовал он новинку. – Должно быть, я тебе слишком щедро плачу.
– С каких это пор ты вообще ему что-то платишь? – съязвила Шивани. – Да он преподает лишь потому, что это его любимое дело. В любом случае, этот малыш у нас появился благодаря чеку, который выписал мне генпрокурор.
В ответ ректор вскинул руки в дружеском приветствии.


Все, кроме Оуэна, довольствовались водой в бутылочках, ожидая с нетерпением старта. И вот они снова оседлали велосипеды и, срезая угол, направились к тропе Элум Крик. День был серый, временами накрапывала изморось – она освежала, но дорога становилась скользкой. Меньше, чем через 5 милей виляния вправо-влево, город с его обитателями – бегунами, мамами с колясками и хозяевами со своими питомцами – остался позади. Теперь они неслись по холмистой, открытой местности центрального Огайо, а река извивалась, то приближаясь, то отдаляясь от старой железной дороги.


– Эй, слабак, хорош выпендриваться! – раздраженно прокричал Оуэн.
Джереми повернул к нему голову и отмахнулся. Велосипед приносил ему такую безмерную радость, что он, даже не заметив, оказался впереди всех, заставляя друзей ехать на запредельной скорости. Наконец он перестал крутить педали, продолжая двигаться по инерции, и дал возможность Гретхен оказаться в лидерах. Когда он поравнялся с Шивани, дыхание у нее было сбивчивое, хотя она ни за что бы в этом не призналась. На лице ее сияла широкая улыбка.
– Ну как? – спросила она.
– Здо́рово!


Джереми ощущал свою силу и стремительность, – позже он вспоминал это чувство. Ритм поездки, да и день в целом были хороши. Ему даже нравилось, как испарялся пот на ветру. Только пластырь над бровью, прямо под козырьком шлема, раздражал и не давал покоя. Он дотронулся и в тот же миг приметил сурка, выбирающегося из высокой речной травы. Этот момент он тоже потом вспоминал. Вспоминал, как зверек поднял мордочку, заметив группу велосипедистов.


Возможно, Джереми пленился скоростью, утонул в ритме; а может, произошло все слишком уж внезапно – да он и сам не понимал. Смог ли тогда закричать? Он пытался припомнить, и всякий раз голосовые связки напрягались.


А что зверек? Он – тоже застыл. Словно подумал о чем-то. Затем молниеносно бросил наперерез всю свою груду мышц и жира. Проскочил Гретхен, но глухо стукнулся о спицы велосипеда Шивани.

49. Ingibjorg

«Отличие» Дэвид Линн

Он почти уже сел на велосипед, как вдруг Шивани, прошмыгнув мимо, задела и сбила его с ног.

- Поберегись! - закричала она.

Джереми Маттис вскочил в седло, в несколько оборотов педалей догнал, а потом со свистом перегнал жену. Дальше он уже просто ехал, наслаждаясь лёгкостью рамы, плавным ходом переключателя скоростей и привода. Первый перекрёсток пара проскочила; притормозили только, чтобы оглядеться по сторонам. Затем он опять вырвался вперёд, но велосипед немного повиливал. На стареньком туринге Джереми привык держать равновесие по-другому.

<...>

Только сегодня получилось выбраться на велопрогулку. Они свернули на Мэйн и, рассекая по аллее, домчали до чёрного хода кофейни. Их маленькая компания была уже в сборе. Там были Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.

Пока Джереми заруливал на тротуар, из кофейни со стаканчиком кофе в руках вышел Оуэн Турлоу.

- Неплохие колёса, - сказал тот одобрительно про новый велосипед. - Я, наверное, тебе переплачиваю.

- И с каких это пор ты платишь ему? - сердито спросила Шивани. - Я думала, он учит тебя только потому, что ему нравится. В любом случае, этот красавчик с нами благодаря чеку от генпрокурора.

Проректор помахал ей в ответ.

Всем, кроме Оуэна, было вполне достаточно и бутилированной воды. Они уже с нетерпением ждали покатушек. Наконец все сели по велосипедам и, срезая путь, поехали к дорожке на Алум-Крик. Погода выдалась пасмурная. Изредка моросящий мелкий дождик бодрил. Но из-за него же дорога стала скользкой. Велосипедистам пришлось попетлять чуть меньше 8 км, прежде чем они выехали из города бегунов-мамочек-собачников. Теперь же они просто летели по холмистым дорогам на лоне природы в самом сердце Огайо. Река то приближалась, то опять отдалялась от тропинки, оставшейся от железнодорожных путей.

- Эй, выпендрёжник! Хорош красоваться! - громко проворчал Оуэн.

Джереми повернулся к нему и небрежно отмахнулся. Ему было так приятно рулить этим новым велосипедом, что он и не заметил, как умчался от остальных. А им из-за этого пришлось ехать с непривычной скоростью. Немного сбавив обороты, счастливый обладатель покатился по инерции. Теперь вперёд вырвалась Гретхен. Когда Джереми поравнялся с Шивани, которая ехала позади, он заметил, что та уже запыхалась. Но ей не хотелось признаваться, чтобы не доставлять ему удовольствие. Поэтому она улыбалась широкой улыбкой.

- Ну, так как тебе? - поинтересовалась Шивани.

- То, что надо. - ответил ей муж.

Он ощущал мощь и скорость, как вспомнилось позже. Темп велопрогулки и весь день сами по себе были идеальны. Приятным было даже то, как вместе с ветерком испарялся пот. Кроме, разве что, той раздражающей капли, застывшей над бровью, прямо под краешком шлема. Он смахнул её одним движением пальца. И в этот самый миг заметил лесного сурка, неторопливо вышагивающего из высокой травы, растущей вдоль реки. Потом ещё всплыло в памяти, что зверёк их тоже заприметил, когда приподнял мордочку.

Может Джереми и был поглощён своим собственным движением, темпом прокручивания педалей и радостью от поездки, но сейчас он вдруг замешкался. Нужно ли ему окликнуть остальных? От этого воспоминания даже голосовые связки напряглись.

И сурок тоже замер в раздумьях. А потом с невообразимой скоростью помчался через дорогу. С Гретхен он не столкнулся, но зато со всего размаху врезался в спицы велосипеда Шивани.

50. Inna

Как раз, когда он перекидывал ногу через велосипед, Шивани пронеслась мимо и звонко шлепнула его сзади.

― Поберегись, ― крикнула она.

Джереми Мэттис подпрыгнул на велосипеде. Через несколько секунд он догнал свою жену и проехал мимо нее по улице. До чего легкая рама у нового велосипеда, как быстро работает переключатель и педали. На первом повороте Джереми с женой замедлились, чтобы осмотреться. Немного помедлив, он снова прибавил скорость. Как же просто держать равновесие, не то что на той рухляди, на которой он ездил раньше.

До сегодняшнего дня у них никак не получалось выбраться на прогулку. Они свернули на главную улицу и промчались вдоль аллеи прямо к задней двери кофейни, около которой стояли их друзья. Марти, Гретхен и Ли уже ждали их со своими велосипедами.

Как только Джереми заехал на тротуар, Оуэн Терлоу вышел из кафе, держа в руках стаканчик кофе.

― Отличные колеса, ― сказал он, одобряя новый велосипед. ― Я бы дорого тебе за него заплатил.

― Когда это ты вообще ему платил? ― спросила Шивани.

― Я думал, он дает уроки просто потому, что ему это нравится. В любом случае, я ему больше не начальник.

Потом она поздоровалась с проректором.

Все, кроме Оуэна, сделали несколько глотков воды. Им хотелось поскорее отправиться в путь. Они запрыгнули на велосипеды и поехали по дороге к реке Алум-Крик. День стоял пасмурный. Было прохладно, и время от времени моросил дождь, но зато асфальт был гладкий и скользкий. Наконец они выехали за город, больше не надо петлять и объезжать бегунов, родителей с колясками и собак с их хозяевами. Теперь мимо них проносились луга и поля Огайо, а река, извиваясь, то убегала, то приближалась к старым железнодорожным путям.

― Эй, ты, хватит уже выпендриваться, ― выкрикнул Оуэн.

Джереми развернулся и помахал ему рукой. Новый велосипед так ему нравился, что, совершенно не осознавая, он настолько разогнался, что друзьям пришлось его догонять. Он сбавил темп, и дал Гретхен занять его место. Шивани тоже запыхалась, но не показывала этого. Она широко улыбалась.

― Ну как тебе велосипед? ― спросила она.

― Отлично, ― ответил он.

Он чувствовал силу и скорость. Потом он часто вспоминал это ощущение. Ритм поездки весь день был невероятным. Он наслаждался даже тем, как быстро высыхает пот на ветру, кроме одного места прямо под шлемом. Он смахнул капли пота со лба, и как раз в этот момент из высокой травы, которая росла вдоль реки, выглянул сурок. Об этом он тоже потом часто вспоминал.

Может, он слишком увлекся скоростью или его накрыли эмоции. Он не мог понять, как так получилось. Кажется, он вскрикнул, когда все произошло. От этих воспоминаний в горле появился комок.

Сурок замер. Подумал. А затем с невероятной скоростью бросился перебегать дорогу. Уворачиваясь от Гретхен, сурок налетел на спицы Шивани.

51. Inventia

«Отличие» Дэвид Линн

Он едва успел перекинуть ногу, как Шивани, проезжая мимо, ударила по рампе его велосипеда.
- Смотри по сторонам, - выкрикнула она.

Джереми Мэттис сел на велосипед, за несколько оборотов педалей догнал жену и, со свистом, пронёсся мимо, поражаясь лёгкости рамы и плавности переключателя передач со сцепкой. Шивани и Джереми медленно доехали до первого поворота, и замедлились, смотря по сторонам. Он вновь умчался вперёд, немного пошатнувшись - ещё не привык держать равновесие после старого туристского велосипеда.

<...>

До сегодняшнего дня, у него не было возможности опробовать новые колёса. Шивани и Джереми проехали по Мэйн-стрит и срезали путь по проулку к кофейне, у которой всегда собиралась их небольшая компания друзей. Марти, Гретхен и Ли уже стояли там со своими велосипедами.

В момент, когда Джереми заехал на тротуар, из кофейни, с кофе в руках, вышел Оуэн Турлоу.
- Отличный агрегат, - проговорил он, салютуя кофе на велосипед. - Должно быть, я тебе переплачиваю.

- С каких пор ты ему вообще платишь? - поинтересовалась Шивани. - Я думала, что он преподаёт из-за любви к учительскому делу. Этот красавец появился благодаря чеку от генерального прокурора.

Ректор отсалютовал стаканом ей.

Остальные довольствовались водой и готовы были отправиться в путь. Так что, вскоре они уже нарезали по дорогам Алум Крика. День был пасмурным и моросил дождь, из-за которого было прохладно, но зато он прибыл всю пыль. Менее чем через пять миль, город со всеми его бегунами, мамашами с колясками и собачниками, остался позади. Теперь друзья мчались свободным, петляющим то вверх, то вниз дорогам Огайо, вдоль бегущей реки и вдалеке от железной дороги.

- Эй, пижон, хватит выпендриваться, - громко крикнул Оуэн.

Джереми обернулся и махнул ему. Он так радовался новому велосипеду, что не заметил, как обогнал друзей, ехавших с обычной скоростью. Джереми замедлился, пропуская вперёд Гретхен, и поравнялся с Шивани, которая тяжело дышала, но не показывала ему усталости и широко улыбалась.

- Ну? - спросила она.

- Да, - ответил он. - Отличный.

Позже, он вспоминал, каким сильным и быстрым себя чувствовал. Даже темп на протяжении всего дня был прекрасен. Даже то, как ветер смахивал капли пота с тела, было идеально. Раздражал лишь пот, скатывающийся со лба из-под бортика шлема. Джереми вытер влагу над бровями и заметил, бегущего в траве, сурка. И то, как зверёк поднял мордочку в их направлении, он тоже позже вспоминал.

Может, повинуясь порыву, может темпу, а может удивлению... Джереми не уверен. Он действительно начал кричать? Проигрывая в голове воспоминания, он почувствовал, как горло напряглось.

Зверёк замер, думая, что делать. Затем с удивительным, для такой жирной тушки, проворством бросился через дорогу. Увернувшись от колёс Гретхен, сурок на всей скорости влетел в спицы колеса Шивани.

52. Ispanka

«Отклонение» Дэвид Х. Линн

В ТОТ МОМЕНТ, когда он закинул ногу, чтобы сесть на велосипед, мимо пронеслась Шивани и треснула его по заду. «Не зевай», — крикнула она.
Джереми Маттис вскочил в седло, пару раз крутанул педали — и вот уже догнал жену, просвистел мимо нее по улице и только диву давался, какой легкой оказалась новая рама, и как мягко, без натуги переключались передачи. К первому повороту они подъехали, плавно замедляя темп, чтобы посмотреть по сторонам. После этого он снова припустил, немного вихляя: держать равновесие приходилось совсем по-другому, не так как на прежнем туристическом велосипеде.

<…>

Только сегодня у них впервые появилась возможность прокатиться. На главной они сбавили скорость и, срезав вдоль аллеи, подъехали к черному входу кафе, где уже собрались их друзья: Марти, Гретхен и Ли. Неподалеку стояли их велосипеды.

Только Джереми свернул на тротуар, как из дверей вышел Оуэн Терлоу со стаканчиком кофе в руке. «Отличные колеса», — он отдал должное велосипеду. «Кажется, многовато я тебе плачу».

«Разве ты ему вообще платишь?» — удивилась Шивани. «Я думала, он преподает из любви к делу. В любом случае, отец этой крохи — мой чек от генпрокурора».

Проректор поприветствовал и ее.

Все, кроме Оуэна довольствовались бутылками воды, им не терпелось поскорее двинуться в путь, так что вскоре они вскочили на велосипеды и понеслись по Алам Крик*. День выдался серым, то и дело заряжал слабенький дождик, и, хотя морось приятно охлаждала, асфальт мок, становилось скользко. Миль пять они лавировали между детскими колясками, объезжали бегунов и уворачивались от гуляющих с собаками, пока наконец не оставили город позади. Теперь они летели по открытым просторам центрального Огайо, а река, петляя, то исчезала, то появлялась рядом со старыми железнодорожными путями.

«Эй, модные штаны, хватит выделываться», — довольно громко пробурчал Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему. Оказалось, гнать на этой зверюге — сплошное удовольствие, так что он, сам того не замечая, опередил друзей, и тем приходилось ехать быстрее обычного, чтобы за ним поспевать. Джереми бросил крутить педали и покатился по инерции, пропустив Гретхен во главу их группки. Подъехав поближе к Шивани, он заметил, что жена запыхалась, хотя старалась не подать виду: она не собиралась доставлять ему удовольствие, признав, что устала. Широко улыбнувшись, она спросила:

— Ну как?

— Да, — ответил он, — здорово.

Позже он будет вспоминать, что чувствовал себя сильным, стремительным. Темп поездки, да и весь день целиком казались прекрасными. Даже чувствовать, как пот высыхает на ветру, было приятно, раздражала только одна капля, висящая над бровью, прямо у края шлема. Он смахнул ее и в этот момент увидел сурка, бегущего в высокой траве вдоль реки. Он будет вспоминать и это. Вот зверек поднимает мордочку, замечает их.
Возможно, Джереми был слишком поглощен движением, скоростью — от неожиданности он на секунду оцепенел. Крикнул ли он? Что-то сдавливало горло, когда в памяти всплывал этот миг. Сурок замер. Оглядел их. И вдруг с поразительной быстротой эта здоровая туша — крепкое, упитанное тело — ринулась на дорогу. Увернувшись от Гретхен, зверь с силой влетел прямо в колесо Шивани, между спицами.

*трек вдоль реки с одноименным названием (прим. пер.)

53. Jane

Противоречие.
Девид Х. Линн

В тот самый момент, когда он заносил ногу над своим мопедом, Шивани пронеслась мимо, задев его плечом, и шлепнула его по мягкому месту. «Смотри у меня!» - крикнула она.
Джереми Мэттис подпрыгнул и сел в седло. Он догнал жену в два счета, проносясь мимо нее со свистом, и уже восхищаясь легкостью новой рамы, плавностью переключения передачи и привода. На первом же углу, они катались, замедляясь, чтобы переглянуться. Он снова поднажал, раскачиваясь немного – механизм балансировки совершенно отличался от его ветхого туристического велосипеда.
Единственный день, когда удалось выехать на дорогу. Они пронеслись вниз к Мейну, пересекая аллею, к черному входу в кофейню, где уже собралась небольшая группа их друзей. Мэри, Грэтхен и Ли стояли рядом с мопедами.
Когда Джереми свернул к тротуару, из магазина появился Оуэн Терлоу с чашечкой кофе. «Шикарные колеса», - сказал он, приветствуя новый мопед. «Должно быть, я плачу тебе слишком много».
«Когда это ты ему вообще платил?» - требовательно спросила Шивани. «Я думала, он учит только потому, что любит это дело. В любом случае, за эту крошку оплачено с моего чека от генерального прокурора».
Проректор приветствовал ее в свою очередь.
Все кроме Оуэна, довольствовались бутылкой воды, и им не терпелось тронуться. Так что вскоре они снова сели на мопед и рассекали к тропинке Элам Крик.
День был пасмурный, легкий моросящий дождь время от времени освежал их, но дорога становилась скользкой. Не прошло и пяти минут, как они периодически петляя и маневрируя, оставили позади город с его бегунами, детскими колясками и выгуливаемыми собаками. Сейчас они летели через холмистую открытую местность центрального Огайо, где река извивалась, то приближаясь, то удаляясь от старой железнодорожной колеи.
«Эй, стиляга, брось рисоваться», - громко проворчал Оуэн.
Джереми развернулся и взвился в воздухе. Машина, которой он управлял, поддалась такой искренней радости, и он сам не совсем осознавая этого, ушел далеко вперед, поджимая своих друзей со скоростью намного превышающей их обычный темп. Он замедлился, рассчитывая на то, чтобы Грэтхен могла оказаться впереди. Шивани тяжело дышала, когда он подкатил к ней сбоку, хотя она бы никогда не доставила ему удовольствия, признавая это. При этом она широко улыбалась.
«Итак?» - сказала она.
«Да», - ответил он. «Прекрасно».
Он чувствовал себя сильным и стремительным – он вспоминал об этом позже. Ритм поездки и весь день в целом были превосходны. Было какое-то особое удовлетворение даже в том, как его пот быстро впитывался в ветерок. Однако одна точка высоко над его бровью, как раз у края его шлема, особенно раздражала. Он щелкнул по нему пальцами, и в то самое мгновение уловил, как сурок семенит в высокой траве вдоль реки. И это тоже он вспоминал позже. Как он поднял свою мордочку, внезапно увидев их.
Возможно, Джереми был так погружен в свое собственное движение, ритм, удивление – он заколебался. Закричал ли он? Мышцы его горла сжались, когда он вспомнил то мгновение.
Животное замерло на месте. Задумалось. И с поразительной резвостью помчалось, всей массой перекатывающихся мускулов и жира, через тропинку. Увернувшись от Грэтхен, оно тяжело ударилось о спицы Шивани.

54. Jeremy

Неувязка (Дэвид Линн)

В то мгновение, когда он перекидывал ногу, чтобы сесть на велосипед, Шивани промчалась мимо, хлопнув его пониже спины.
— Поберегись! — крикнула она.
Джереми Мэттис запрыгнул в седло, крутанул педали и, быстро обогнав жену, понёсся дальше по улице, ощущая лёгкость рамы и плавность переключения скоростей. Первый перекрёсток они проехали медленно, посматривая налево и направо. Дальше он снова припустил, слегка покачиваясь. Приходилось держать равновесие совсем по-другому, нежели на стареньком двухколёснике.
<...>
Только сегодня появилась настоящая возможность выехать на трассу. Они развернулись вниз по Мейн-стрит и срезали вдоль переулка к черному входу кафетерия, где собралась небольшая группа друзей. Марти, Гретхен и Ли поджидали со своими велосипедами.

Как только Джереми свернул на тротуар, из кафетерия появился Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе.
— Симпатичный велик, — сказал Оуэн и шутливо козырнул в сторону велосипеда. — Похоже, я тебе слишком много плачу.

— С каких это пор ты платишь ему хоть что-то? — возмутилась Шивани. — Всегда думала, что он работает просто из любви к учительству. Как бы то ни было, эта игрушка куплена с моего чека, подписанного генеральным прокурором.

Проректор ответил ей таким же шутливым приветствием.

Оуэн допил кофе, остальные подкрепились водой из бутылок, после чего все приготовились к старту. Вскоре они оседлали велосипеды и, срезая путь, помчались к Алум-Крик. Было пасмурно, случайная морось давала прохладу, но покрывала дорожное покрытие скользкой плёнкой. Кружа и петляя, они преодолели пять миль, чтобы оставить позади город с его бегунами, детскими колясками и собаками на выгуле. Велогруппа словно летела по холмистым просторам Огайо, вдоль речных излучин всё дальше и дальше от старых железнодорожный путей.

— Эй, задавака, хорош выделываться, — прорычал Оуэн.

Джереми повернулся и помахал рукой. Он испытывал такую радость от езды на новом велосипеде, что не заметил, как вырвался вперёд, задав друзьям непривычный темп. Пришлось сбросить скорость, чтобы Гретхен смогла выйти на позицию ведущей. Пропуская Гретхен вперёд, он услышал тяжёлое дыхание Шивани, которое девушка приглушала, скрывая от него усталость. Кроме того, она широко улыбалась.

— Ну как? — спросила Шивани.

— Уфф, — ответил он. — Замечательно.

Позже Джереми вспомнит, что ощущал себя сильным и быстрым. Ритм езды, как и весь день, был идеальным. Даже пот, обильно вытекающий под напором свежего ветра, приносил удовольствие, если не считать надоедливой струйки поверх брови под ободком шлёма. Он смахнул её пальцем и заметил сурка, показавшегося из высокой прибрежной травы. В память прочно врезалось, как зверёк задрал мордочку, наблюдая за ними.

Быть может Джерими был охвачен скоростью движения и неожиданностью увиденного, трудно сказать. Вскрикнул ли он? От воспоминаний о случившемся перехватывало горло.

Сурок замер, словно стоял в задумчивости. Затем с поразительной быстротой для своей тяжеловесной жирной тушки помчался через дорогу. Увертываясь от Гретхен, зверёк со всего маха врезался в колесо Шивани.

55. juliettalet

В то время как он перекидывал ногу через велосипед, Шивани промчалась мимо и крепко шлепнула его по мягкому месту. «Поберегись!» - крикнула она.


От неожиданности Джереми Маттиз подскочил на велосипеде. Когда он в несколько приемов настиг свою жену и со свистом обогнал ее, то с наслаждением отметил про себя легкость рамы нового двухколесного друга и плавность переключения передач. На крейсерской скорости они обогнули первый угол, немного притормозив, чтоб убедиться в отсутствии машин. И вот Джереми снова едет вперед, правда, слегка пошатываясь, - поймать равновесие на этом велосипеде было задачей не из легких. Не то, что на его старом туристском драндулете.


<…>


До сегодняшнего дня никак не выдавалась возможность по-настоящему испытать новый велик. Джереми и Шивани припустили вниз к Мэйн-стрит и помчались по переулку до заднего входа кафе, где уже собралась небольшая компания их друзей - Марти, Гретхен и Ли - со своими велосипедами.


Как только Джереми спрыгнул с велосипеда на тротуар, Оуэн Тарлоу, ректор колледжа им. Рэнсома, где работал Маттиз, вышел из кафе с чашечкой кофе.


- Классная тачка! - заметил он, осматривая новый велосипед. - Должно быть, я слишком много тебе плачу.


- С каких это пор ты вообще ему платишь? – шутливо нахмурив брови, спросила Шивани. – Я полагала, он преподает просто из любви к своему делу. В любом случае эту прелесть купила я. У генпрокурора.


Ректор в свою очередь поприветствовал ее.


Все, кроме Оуэна, утолили жажду водой из бутылок, и с нетерпением ждали продолжения поездки. Вскоре они вновь были на своих железных конях и на всех парах мчали по одной из дорожек парка Алум Крик. Был пасмурный день. Мелкий дождик, моросивший время от времени, хоть и освежал, но делал асфальт скользким. Друзья проехали по извилистой дороге менее пяти миль, когда оставили за спиной город с его любителями бега трусцой, мамочками с колясками и выгульщиками собак. Теперь они летели по холмистой местности центрального Огайо, где извилистая река то вплотную приближалась к старой проездной дороге, то вновь отдалялась от нее.


- Эй, воображалы, хватит выделываться! – громко проворчал Оуэн.


В ответ Джереми обернулся и помахал рукой. Двухколесная машина вызывала в Джереми такую безмерную радость, что, сам того не замечая, он опередил своих товарищей, тем самым заставив их ехать быстрее обычного. Он перестал крутить педали, пустив велосипед накатом, чтобы дать возможность Гретхен стать первой. Как только Джереми оказался позади Шивани, он заметил, что она тяжело дышит. Дабы муж не ехидничал по этому поводу, Шивани старалась скрыть усталость и широко улыбалась для пущей убедительности.


- Как ощущения? – поинтересовалась она.


- О, просто отлично! – ответил Джереми.


Как потом вспоминал Маттиз, в тот момент он ощущал себя сильным и быстрым. Темп езды да и сам день были что надо. Джереми было приятно даже то, как быстро встречный ветер высушивал пот на его лице. Правда, часть лба прямо под козырьком шлема еще оставалась влажной, что несколько раздражало. Пальцем Джереми смахнул пот и в этот момент заметил сурка, семенившего из высоких зарослей, растущих вдоль реки. Это он тоже вспоминал позднее. И еще то, как зверек вздернул мордочку, в свою очередь заметив велосипедистов.


Неизвестно, что заворожило Джереми - может, то была скорость его движения, ритмичность, с которой он крутил педали, или удивление от увиденного - но он остановился. Стал ли он окликать друзей? Каждый раз горло Маттиза сжималось, когда он вспоминал то мгновение.


Сурок тоже замер, как будто задумался о чем-то. Затем с невообразимой скоростью он понес свое тельце, которое, казалось, состоит только из жира и перекатывающихся мышц, через дорогу. Увернувшись от Гретхен, зверек с размаха налетел на спицы велосипеда Шивани.

56. just for the love_NS

Он еще не опустил ногу на педаль, как Шивани уже пронеслась мимо, успев хлопнуть его по заду.

— Поберегись!

Устроившись в седле, Джереми Маттис нагнал жену за несколько оборотов педалями. Теперь он вихрем летел впереди, поражаясь легкости новой рамы и плавному переключению скоростей. На ближайшем перекрестке они замедлили ход — нужно было оглядеться по сторонам. Затем он снова вырвался вперед. Велосипед слегка покачивало, все-таки держать равновесие здесь было гораздо сложнее, чем на стареньком агрегате Джереми.

<...>

До того дня все никак не удавалось выехать на трассу. Повернув к главному шоссе, они проехали небольшую улицу и оказались прямо у служебного входа в кафетерий. Ли, Марти и Гретхен вместе со своими велосипедами уже были там.

Пока Джереми съезжал на обочину, из-за угла вырулил Оуэн Терлоу с чашечкой кофе в руках.

— Отличная покупка! — одобрительно кивнул он в сторону велосипеда. — Зарплаты, вижу, хватает с лихвой.

— С каких это пор ее на что-то хватает? — резко встряла Шивани. — А я-то думала, он преподает из любви к искусству. Вообще-то, своим появлением это чудо обязано моему гонорару. От министерства.

Теперь похвальный кивок ректора был в ее адрес.

Всем кроме Оуэна, которому приспичило выпить кофе, уже не терпелось отправиться в путь. Через несколько минут они уже направлялись в сторону озера Алам Крик. День выдался пасмурным, время от времени накрапывал небольшой дождь, так что сразу становилось прохладно. Дорога была мокрой. Не меньше пяти миль им пришлось крутить педали, то и дело лавируя из стороны в сторону. Наконец, любители пробежек, мамочки с колясками и горожане, выгуливающие своих питомцев, скрылись из виду. Город остался позади, а они летели по холмистым просторам центрального Огайо. Река то вилась вдоль старой железной дороги, то уходила прочь.

— Эй, в модных штанах, хватит выделываться! — громко забурчал Оуэн.

Джереми оглянулся и помахал ему рукой. Ехать на новом велосипеде было так здорово, что он даже и не заметил, как вырвался вперед, а его спутникам не оставалось ничего другого, как приналечь на педали. Слегка сбросив скорость, Джереми пошел по инерции, так что Гретхен его опередила. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но не подавая виду, с улыбкой спросила:

— Ну как?

— Нет слов. Круто!

Потом он вспомнит это ощущение силы и скорости. Темп движения завораживал, и вообще все шло как по маслу. Было даже приятно, как потное лицо быстро сохнет на ветру. Раздражала только эта предательская струйка на лбу, прямо под козырьком шлема. Он смахнул ее пальцем и в это мгновение заметил лесного сурка, неспешно выползающего из высокой травы, росшей вдоль реки. Как тот поднял мордочку, словно пытаясь вычислить их местонахождение, Джереми тоже вспомнит потом.

В эту минуту подъема и воодушевления он оказался застигнутым врасплох и в нерешительности замер. Закричал ли он тогда? Потом, восстанавливая это мгновение в памяти, Джереми чувствовал, как к горлу подступает комок.

Сурок тоже застыл, словно задумавшись о чем-то. И тут, в один ошеломляющий миг, его тельце всей массой костей и жира распласталось по дороге и, пролетев мимо Гретхен, тяжело впечаталось в заднее колесо велосипеда Шивани.

57. Kalina

Едва он перекинул ногу через раму , мимо промчалась Шивани, налету звонко шлепнув его по спине. "Поберегись!" - донесся ее возглас.

Джереми Матис вскочил в седло велосипеда и в два счета догнал жену. Он со свистом пронесся дальше и первым вылетел на улицу. Невесомость новой конструкции и ощущение плавности при переключении скоростей сразу же наполнили его восторгом. Вскоре на повороте пришлось замедлиться, чтобы глянуть на дорогу. Удерживая равновесие на малом ходу, он тоже вспоминал свой заслуженный раритет - новый велосипед отличался от того как небо и земля.

До этого дня дела никак не пускали выбраться за город . Сейчас он и Шивани спустились к реке и, срезав путь через низину, выскочили прямо к заднему дворику кафе, где уже собралась вся их небольшая компания. И Марти, и Грэтхен, и Ли - все были на месте, каждый со своим двухколесным другом.

Не успел Джереми присоединиться к остальным, как в дверях появился Оуэн Тарлоу с горячим кофе.
- Классный агрегат! - он приветственно махнул в сторону нового велосипеда. - Не пора ли урезать тебе гонорар?
- Ты называешь эти гроши гонораром? - возмутилась Шивани. - По-моему, он там у вас благотворительностью занимается. И вообще – это чудо - мой подарок! В отличие от вас, в министерстве юстиции платят!

На сей раз приветственный жест проректора был адресован ей.

Все, кроме него, ограничились бутылками с водой. Друзьям явно не терпелось рвануть. Так что вскоре они уже крутили педали по направлению к знаменитым историческим местам национального парка. Денек выдался пасмурный, время от времени принимался накрапывать слабый дождик. Он приятно охлаждал спину, но моментально делал скользким асфальт .

Пришлось терпеть еще около пяти миль городской езды - сплошного виляния между детскими колясками, любителями утреннего бега и собачниками с их питомцами . Наконец город остался позади. Перед ними открывались маняще ровные просторы центрального Огайо с то приближающимся, то удаляющимся ревом реки и удобной для езды заброшенной старой железкой.

- Эй, пижоны, хватит красоваться! - прорычал Оуэн.


Джереми повернулся всем корпусом и отсалютовал другу.

Не прилагая усилий и не отдавая себе в этом отчета, он летел как на крыльях, оставляя друзей выбиваться из сил далеко позади . Велосипед под ним был сказочно легок и стремителен.

Вернувшись в реальность, Джереми сбавил ход , пропустил вперед Грэтхен и занял свое привычное место рядом с Шивани. Она подустала и запыхалась, но ни за что не хотела в этом признаться.
- Ну как? – широченная улыбка выдавала ее ликование.
- То, что надо. Красота!

Внутреннее ощущение силы и скорости не покидало его. Потом он об этом вспомнит. Идеальным в тот день было все: новый ритм езды , великолепная накатистость велосипеда, все! Даже ветерок как-то по- особенному приятно холодил потный лоб. Вот только в одном месте – под самым шлемом, над бровью – пот досадно скапливался и мешал. Смахивая его рукой, краем глаза Джереми вдруг уловил движение – из сочнозеленой прибрежной травы выкатился сурок. Завидев приближающихся велосипедистов, он весь вытянулся вверх. Эта задранная морда тоже отпечаталась в памяти Джереми.


Взятый темп, инерция движения, шок – все вместе сработало как внезапно случившаяся пауза - он окаменел. Получилось ли крикнуть, предупредить? Потом при одном воспоминании об этом моменте у него высыхало и сжималось горло.

Замер и зверек. Наконец, после короткого размышления, с почти неуловимой для глаза молниеносностью он бросился вперед всей своей упругой массой . Увернувшись от Гретхен, этот увесистый комок плоти врезался прямо в спицы колеса Шивани.

58. Karza



Дэвид Х. Лин, «Дивергенция».



Пока Джереми заносил ногу над велосипедом, Шивани проскочила мимо, хлопнув его по мягкому месту с криком:
— Не зевай!



Джереми Маттис рывком подскочил в седле, в несколько взмахов педалей догнал жену и со свистом пронёсся мимо неё на дорогу. И вот он уже наслаждается лёгкостью новой рамы и плавной податливостью переключателя и шестерёнок. У первого поворота велосипедисты замедлились, озираясь по сторонам. Затем Джереми снова двинулся вперёд, слегка балансируя — устойчивость нового турбайка была совсем не та, что у прежнего.


<...>


Шанс покататься выпал паре только сегодня. Супруги подрулили к Мэйн-стрит и поехали бок о бок вдоль переулка к заднему входу кафетерия, где уже собрались их друзья. Около своих велосипедов стояли Марти, Гретхен и Ли.


Когда Джереми сворачивал на обочину, из двери кафетерия с чашкой кофе в руках показался Оуэн Торлоу.

— Шикарная тачка, — похвалил он новый велосипед. — Похоже, я многовато тебе плачу.
— С каких это пор ты вообще ему платишь? — возразила Шивани. — Я думала, он преподаёт исключительно из любви к искусству. В любом случае, этот красавчик куплен на мой чек от генпрокурора.


Проректор поприветствовал и её.


Все, кроме Оуэна, удовольствовались водой в бутылках и поспешили поехать дальше. Так что вскоре они вновь оказались на велосипедах и рванули в сторону вело-маршрута Алум-Крик. Денёк выдался хмурый: редкий моросящий дождик одаривал ездоков прохладой и до блеска полировал асфальт. Четыре с лишним мили беспорядочных петляний, и город, с его бегунами, собачниками и детскими колясками, оставлен позади. Теперь велосипедисты неслись по накатанным загородным дорогам центрального Огайо, а рядом змеилась, то приближаясь, то снова убегая в сторону старой железной дороги, река.


— Хватит уже выпендриваться, умник, — ворчливо прогремел Оуэн.


Джереми обернулся и махнул другу, что понял. Ехать на таком велосипеде было сплошным удовольствием, и, сам того не замечая, он вырвался далеко вперёд, не учитывая обычного темпа своих товарищей. Сбавив скорость, он отклонился так, чтобы Гретхен оказалась впереди. Пропустив Шивани мимо, Джереми заметил, что та запыхалась, но не желая этого признавать, широко улыбалась.


— Ну как тебе? — поинтересовалась супруга.
— Просто песня, — ответил тот.


Впоследствии он вспоминал, что чувствовал в себе необычайную силу и резвость. И тот день, и прогулка — всё было просто великолепно. Прекрасно было даже то, как лёгкий ветерок осушал на нём пот, за исключением места прямо над бровями, где шлем прикрывал лоб. Джереми смахнул влагу пальцем, и тотчас краем глаза ухватил прогуливавшегося в высокой прибрежной траве сурка. Ещё в его памяти засело то, как зверёк вскинул мордочку, заметив ездока.


Похоже, что Джереми на секунду замешкался, захваченный врасплох. Может он должен был подать сигнал? Всякий раз при воспоминании об этом моменте к его горлу подкатывал спазм.


Сурок, в свою очередь, тоже замер. Выждал немного. А потом с неожиданно молниеносной быстротой швырнул свою дыбившуюся мускулами и жиром тушку поперёк дороги. Уклонившись от колёс Гретхен, животное со всей силы протаранило спицы велосипеда Шивани.






 

59. Kate

Джереми Мэттис уже почти оседлал свой новый велосипед, как мимо промчавшаяся Шивани отвесила ему шлепок по мягкому месту.

– Берегись! – крикнула она.

Джереми мигом опустился на сиденье велосипеда и в два счета догнал и обогнал свою жену. Он мчался по улице, наслаждаясь блеском рамы, плавным ходом и отзывчивостью переключателя скоростей и манеток. У первого перекрестка они притормозили, чтобы убедиться в безопасности движения. Затем он вновь рванул вперед, слегка виляя при этом корпусом: возможность балансировать у прежнего коня была явно не такой.

<…>

Только сегодня появился реальный шанс покрутить педали. Джереми и Шивани спустились до Мэйн и срезали по аллее прямо к заднему входу в кафешку, где уже со своими велосипедами стояли их друзья: Марти, Гретхен и Ли.

Джереми спрыгнул на тротуар, и тут на пороге кафешки возник его армейский друг Оуэн Терлоу с чашкой кофе в руках.

– Хороши колеса! – сказал он, салютуя новому велосипеду. – Я просто обязан тебе платить.

– С каких это пор ты вообще ему платишь? – спросила Шивани. – Я думала, он преподавал просто потому, что ему это нравится. В любом случае у меня на свободу этот ребенок вышел благодаря генеральному прокурору.

Оуэн наконец поприветствовал и ее.

Все, кроме Оуэна, были вполне довольны несколькими глотками простой воды. Вскоре друзья снова взяли велосипеды и поехали к тропинке вдоль ручья Элам Крик. День выдался серый, от моросящего дождика было прохладно, хотя и не скользко на дороге. Менее пяти миль редких поворотов – и город остался позади вместе со всеми, кто бегает трусцой, гуляет с детьми или собаками. Сейчас друзья мчали по холмистой местности самого центра штата Огайо, вдоль извилистой речки, оставив позади старые железнодорожные пути.

– Эй, моднявые штанишки, хватит привлекать к себе внимание, – громко проворчал Оуэн.

Джереми повернулся, обдав Оуэна мощным потоком воздуха. Новый велосипед вызывал восторг; Джереми был впереди всех, невольно заставляя своих друзей перейти на непривычный для них темп. Сейчас он сбавил скорость, продолжая ехать по инерции, так что Гретхен тут же стала первой. Он был сбоку от нее, а Шивани, тяжело дыша, широко улыбалась: она не желала тешить его самолюбие усталым видом.

– Как оно? – спросила Шивани.

– Да… Класс!

Он чувствовал силу, он чувствовал скорость – позже Джереми вспомнит об этом. Темп езды во весь день был отличным. Удовольствие было даже в том, как быстро пот высыхал на ветру, а не под раздражающей повязкой на лбу. Он щелкнул пальцем по шлему и тут же заметил, как из высокой прибрежной травы неторопливо выбрался лесной сурок. Позже он также вспоминал это. Как зверек поднял мордочку, замечая каждого велосипедиста.

Возможно, Джереми был чем-то поглощен, изумлен, захвачен врасплох – точно он не мог сказать. Начал ли он кричать? Когда он припоминал тот момент, голосовые связки напрягались.

Зверек тогда тоже оцепенел. Соображал. Затем эта тушка, набитая мускулами и жиром, с удивительной быстротой кинулась поперек тропинки. Увернувшись от велосипеда Гретхен, сурок врезался в колесо Шивани и застрял между спицами.

60. koshkamusya

Divergence by David H. Lynn
Он ТОЛЬКО СОБИРАЛСЯ сесть в седло, а Шивани уже пронеслась мимо, шлепнув его на ходу и крикнув:
— Осторожнее на поворотах!


Джереми Маттис вскочил на велосипед. Практически без усилий он догнал свою жену, легко обогнал ее и поехал вперед, наслаждаясь легкостью рамы и быстротой переключения передач. На первом повороте они слегка замедлили ход, чтобы осмотреться. И снова, слегка виляя, он рванул вперед, радуясь, насколько здорово держит равновесие его новый велосипед. Не то, что прежнее старье.


До сегодняшнего дня у них не было возможности куда-нибудь выехать. Они свернули к главной дороге и по узкой улице направились к заднему входу кофейни, где собралась небольшая компания их друзей. Мэри, Гретхен и Ли уже были здесь со своими велосипедами.


Когда Джереми свернул на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Терлоу с чашкой кофе. «Неплохие колеса, — похвалил он новый велосипед. — Похоже, я слишком много тебе плачу».


«С каких пор это ты ему платишь? — с вызовом спросила Шивани. — По-моему, он всегда преподавал только из любви к этому делу. В любом случае, за этого красавца заплатила я, чеком от Генерального прокурора».


Проректор козырнул ей в ответ.


Все, кроме Оуэна, довольствовались водой в бутылках и хотели как можно быстрее отправиться в путь. Поэтому они быстро сели на велосипеды и понеслись в направлении Алум Крика . День был пасмурным. Из-за слабой измороси было прохладно, а дорога была скользкой. Менее чем через пять милей крутых поворотов и маневров город с его бегунами, детскими колясками, собаками и их хозяевами остался позади. Теперь они неслись по открытой холмистой местности центрального Огайо, и то рядом со старой железной дорогой, то вдали от нее виднелась река.


— Эй, пижон, хватит выпендриваться! — громко крикнул Оуэн.


Джереми обернулся и помахал. Его настолько захватила езда на новом велосипеде, что он не заметил, как вырвался вперед, заставив своих друзей ехать быстрее, чем обычно. Он немного притормозил, пропустив Гретхен вперед. Когда он поравнялся с Шивани, она тяжело дышала, но старалась скрыть это. И широко улыбалась.


— Ну, как? — спросила она.
— Отлично, — ответил он.


Он чувствовал себя сильным и ловким. Впоследствии он не раз вызывал в памяти эти ощущения. Все было прекрасно — и ритм езды, и весь сегодняшний день. Ему нравилось даже то, как быстро высыхали на ветру капли пота. Раздражала только капля, повисшая на брови под шлемом. Он смахнул ее и в этот момент заметил сурка, снующего в высокой траве у реки. Об этом он тоже вспоминал позднее. Как сурок задрал морду и посмотрел на них.


Наверное, Джереми был настолько поглощен происходящим и своими ощущениями, что замешкался. Закричал ли он? Когда он вспоминал этот момент, его горло сжимал спазм.


На несколько мгновений зверь тоже замер. А затем вся эта живая масса, покрытая шкурой, с поразительной быстротой бросилась наперерез. И, уклонившись от Гретхен, со всей силы врезалась в колесо велосипеда Шивани.


1.Алум Крик — город в США, штат Западная Виргиния.

61. Leeroy Jenkins

Джереми Меттхис перекинул ногу через раму велосипеда. Его жена Шивани прошмыгнула мимо. «Осторожнее на дороге!» — улыбнулась она.


Он оттолкнулся, опустился в седло и поехал. Пару оборотов педалей — и вот он догнал велосипед Шивани, пронесся мимо и полетел дальше, наслаждаясь лёгкостью новой рамы и отзывчивостью переключателя передач. У первого перекрестка они сбавили скорость и посмотрели по сторонам. Затем он снова вырвался вперёд, слегка покачиваясь — баланс был немного не такой, как у его старенького велосипеда.


<...>


Сегодня, наконец, выпал шанс покататься. Они спустились по главной улице, пересекли аллею и оказались у заднего входа в кофейню, у которого уже собралась небольшая группа их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли рядом со своими велосипедами.


Джереми спешился. В дверях появился Оуэн Тарлоу.


— Хороший конь, — одобрил он. — Кажется, я кому-то переплачиваю, раз хватает на такие роскошества.


— Это когда ты ему платил? — спросила Шивани. — Кажется, он работает у вас бесплатно из любви к преподаванию. Эта крошка — подарок от меня.


Ректор снова одобрительно кивнул.


Все, кроме Оуэна, выбравшего кофе, проверили запасы воды, и вскоре компания стартовала по направлению Алум Крик.


День был пасмурным. Моросящий иногда дождь хоть и не давал согреться, однако утрамбовывал пыль и делал дорогу гладкой. Уже через пять минут город с его собаками, бегунами и детскими колясками остался позади. Теперь они летели по открытой равнине центрального Огайо, где река и старая железная дорога то приближались, то отдалялись друг от друга.


— Эй, кончай выпендриваться! — возмутился Оуэн.


Джереми оглянулся. Новый велосипед доставлял такую радость, что он вырвался вперёд, не замечая этого, и установил непривычный для остальной компании темп. Сбросив скорость и уступив место Гретхен, Джереми поравнялся с женой. Хоть Шивани и запыхалась, но никогда бы не призналась, что устала. Она улыбалась.


— Ну как?


— Да, — ответил он. — Неплохо.


Потом он вспомнит, как чувствовал себя сильным и быстрым. Ритм езды завораживал. Ему нравилось, как ветер обдувал лицо, осушая пот. Не давал покоя только участок над бровью, под самым краем шлема. Джереми вытер его пальцем, заметив в тот же момент сурка, показавшегося в высокой траве. Потом он вспомнит, как зверёк поднял мордочку, настороженно следя за велосипедистами.


Возможно, Джереми слишком увлекся движением и темпом или просто от неожиданности, но на секунду он замешкался. Предупредил ли Джереми остальных? Когда он вспоминал тот момент, его связки напрягались, готовые издать крик.
Зверёк тоже замер, будто принимая решение. Потом с удивительной для такого пухлого тельца быстротой он бросился наперерез и, минуя Гретхен, врезался в спицы велосипеда Шивани.

62. Lege_Artis

Когда он уже был готов он перебросить ногу через седло, мимо пронеслась Шивани и хлопнула его по заднице, прикрикнув:
— А ну-ка не зевай!


Джереми Маттис чуть приподнялся и тут же опустился в седло. Всего несколько раз крутанув педали, он нагнал жену и просвистел мимо нее, наслаждаясь легкостью новой рамы, послушной цепью и переключением передач. Выехав на первый поворот, они притормозили и посмотрели по сторонам. Джереми снова выдался вперед, чуть покачиваясь — на этом велосипеде равновесие держать надо было держать совсем не так, как на его старом туринге.


<…>


До сегодняшнего дня у него не было возможности опробовать новый велосипед в деле. Они легко крутили педали в сторону главной улицы, где у кафе их уже ждали друзья — Марти, Гретхен и Ли — с велосипедами.


Как раз когда Джереми зарулил на тротуар, из кафе с кофе в руках показался Оуэн Турлоу.


— Машина что надо! — сказал он, отдав честь новому велосипеду, приподняв стаканчик с кофе. — Похоже, я тебе слишком много плачу.


— С каких пор ты вообще ему платишь? — поинтересовалась Шивани. — А я-то думала, он преподает у тебя из любви к профессии. Так или иначе, этот велосипед куплен на деньги, которые я заработала у генерального прокурора.


Ректор и ей отсалютовал стаканчиком кофе.


Кроме Оуэна, всем было достаточно просто бутылок с водой и не терпелось отправиться в путь. Вскоре все оседлали свои велосипеды и решили срезать путь до Алам-Крик. День был серый, то и дело принимался моросить мелкий дождик, поэтому было нежарко, но зато дорога от него становилась скользкая. Еще примерно пять миль дорога вилась и изгибалась, но вот наконец город остался позади, а вместе с городом — бегуны, детские коляски, собачники. Теперь перед ними раскинулись просторы центрального Огайо, а вдоль старых железнодорожных путей, то приближаясь, то снова отдаляясь, мелькали излучины реки.


— Эй ты, хватит нос задирать! — заворчал Оуэн.


Джереми резко развернулся и помахал ему. Ехать на его новом велосипеде было так приятно, что он, сам не осознавая, постоянно выбивался вперед и вынуждал остальных ехать быстрее обычного, чтобы поспевать за ним. Он сбросил скорость, пропуская вперед Гретхен. Поравнявшись с Шивани, он заметил, как тяжело она дышит, но она ни за что не подаст виду, не признается. Она широко улыбалась.


— Ну и как? — спросила она.


— Супер! — ответил он.


Он чувствовал силу и скорость — даже вспоминая это впоследствии. Ритм поездки, вообще весь тот день — всё шло просто замечательно. Ему нравилось, как кстати ветер сдувал с лица капли пота, кроме одного особенно противного места над бровью, прямо под кромкой шлема. Он смахнул эту каплю рукой, и в этот самый миг заметил в высокой траве у реки сурка. Это он тоже вспоминал впоследствии. Сурок поднял морду: он их тоже заметил.


Может, Джереми слишком увлекла скорость, ритм, внезапность — он замешкался. Крикнул ли он что-то остальным? Когда он позже вспоминал этот момент, у него перехватывало горло.


Сурок тоже замер. Задумался. И вдруг с поразительной скоростью этот комок мышц и жира метнулся через тропу. Увернувшись из-под колес Гретхен, зверь врезался прямо в спицы велосипеда Шивани.

63. Leo12

Cадясь на мотоцикл, Шивани резко нагнулась и шлепнула его по спине. “Берегись!” – закричала она.
Джереми Матис, покачиваясь в седле, быстро поравнялся со своей женой, со свистом пронесся мимо нее и оказался впереди. Он снова с нежностью подумал о легкости новой рамы, о том, как послушно отзывается переключатель скоростей. Они покружили у первого поворота, притормаживая, чтобы посмотреть в обе стороны. И опять он рванул вперед, слегка раскачиваясь, – равновесие полностью отличалось от его древнего туристического.


До сегодняшнего дня у него не было возможности выехать на дорогу. Они покружили по пути к Мейну, потом по узенькому переулку подкатили к заднему выходу кафе, около которого уже собралась небольшая группа друзей. Марти, Гретчен и Ли поджидали там у своих мотоциклов.

Как только Джереми спрыгнул на тротуар, Оуэн Турлоу показался на пороге с чашкой кофе в руках.
- Классные колеса, - сказал он, отдавая честь новому мотоциклу, – похоже, я тебе слишком много плачу.
- С каких пор ты вообще ему платишь? – вмешалась Шивани. – Я думала, он преподает просто потому, что ему это нравится. В любом случае это дитя произвел на свет мой чек от нотариальной конторы Дженерал.
Теперь начальник отдал честь ей.
Все, кроме Оуэна, взяв по бутылке воды, не хотели больше ничего, и всем не терпелось уехать. Поэтому вскоре каждый был в седле, мчась по Алюм Грик. День был пасмурный; нечто, периодически капавшее с неба, охлаждало их, но делало асфальт скользким. Им пришлось проехать около пяти миль, петляя и изворачиваясь, прежде чем город с его бегунами, колясками и собаками на поводках остался позади. Теперь они летели по простору центрального Огайо - реки извивались рядом и опять убегали от них, от их старой дороги с перилами.
- Эй, мистер Модные Штаны, не выпендривайся! – громко прорычал Оуэн.
Джереми повернулся и махнул в ответ рукой. Мотоцикл, который он вел, доставлял ему такую огромную, ни с чем не сравнимую радость, что, не совсем понимая как, Джереми оказался впереди всех, чуть-чуть выбивая своих друзей из обычного ритма. Он сбавил скорость и какое-то время катился по инерции, чтобы Гретчен смог выехать вперед. Опять оказавшись рядом с Шивани, Джереми заметил, как тяжело она дышала - она ни за что не призналась бы в этом, однако, не доставила ему этого удовольствия. И ее улыбка была счастливая.
- И как? – спросила она.
- Да, - ответил он, - хорошо.
Джереми ощущал силу и быстроту в своих движениях – потом это ощущение будет приходить к нему в воспоминаниях. Ритм езды был идеальным, как и все в тот день. Приятным казалось даже то, как его пот легко испарялся под встречным ветерком; осталась только одна небольшая струйка над бровью, под шлемом. Он стер ее пальцем и в ту же секунду заметил бегущего в траве у реки сурка. Об этом он тоже часто будет вспоминать потом - как тот поднял свою морду, в свою очередь заметив их.
Возможно, Джереми застыл на секунду от изумления – остановились и время, и движение. Начал ли он кричать? У него сжималось горло, когда он думал об этом.
Животное тоже застыло. Оно оценивало ситуацию. Затем с невероятной быстротой выкатилось толстым комком вращающихся мускулов на тропинку. Пропустив Гретчена, оно тяжело ударилось о спицы Шивани.

64. Little_bag

Как раз в тот момент, когда он занес ногу над седлом, к нему подкатила Шивани и легонько пнула под зад:


- Давай поаккуратнее!


Джереми Мэттис мигом оказался в седле. Всего пара движений – и он со свистом обогнал жену. И сразу же полный восторг: какая же легкая рама у нового велика, как же мягко переключаются скорости. На первом углу они чуть притормозили и вновь помчались с приличной скоростью. И он опять рванул вперед, слегка покачиваясь, — даже баланс новый велик держал п о-другому.


<...>


До этого дня у них даже не было возможности по-настоящему покататься. Они с ветерком проехались по Главной улице и повернули на аллейку, к черному ходу кафешки, где уже собралась их небольшая компания: Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.


Джереми заехал на обочину как раз тогда, когда из кафешки выплыл Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руке.


- Неплохая машинка, - одобрил он новый велосипед, - Я наверное слишком много тебе плачу.


- Когда это Вы начали ему платить? – спросила Шивани. – Я думала, он преподает из любви к искусству. В любом случае этот малыш куплен на мои деньги от генерального прокурора.


Проректор махнул ей рукой в знак приветствия.


Всем, кроме Оуэна, вполне достаточно было воды, и всем не терпелось отчалить. Поэтому они быстро расселись и в скором времени уже рассекали по дороге на Алум-Крик. Денек выдался облачный, иногда моросил дождик; он приятно холодил, но превращал дорогу в каток. Почти пять миль постоянных маневров по уклонению и объезду – и они наконец выехали из города с его бесконечными бегунами, колясками и собаками. Теперь они свободно катили по холмам центрального Огайо, вдоль петляющей реки, вновь отдаляясь от старой огороженной дорожки.


- Эй, модник, хорош выпендриваться, - недовольно крикнул Оуэн.


Джереми обернулся и махнул ему рукой. Новый велик приводил его в такой восторг, что, сам того не сознавая, он вырвался далеко вперед – на скорости, к которой они все не привыкли. Он перестал крутить педали и ехал по инерции, пока впереди не оказалась Гретхен. Когда он, притормозив, поравнялся с Шивани, та тяжело дышала. Разумеется, она никогда не призналась бы в этом – не доставила бы ему такого удовольствия.


- Ну как? – спросила она с широкой улыбкой.


- О да, - ответил Джереми. – Круто.


Потом он вспоминал: такую мощь, такую скорость ощущал тогда всем телом. Эта прогулка, весь этот день – ну просто кайф. Даже пот, который сдувал приятный ветерок, – кроме одной раздражающей струйки над бровью, под выступом шлема. Он резким движением смахнул ее и как раз в тот момент заметил сурка – тот спокойно вынырнул из высокой травы, которая росла по берегу реки. Это он тоже вспомнил потом. Как сурок поднял морду – заметил их.


Может, он так слился с дорогой, что забыл про мир вокруг? Он не знал. Это он заорал? Когда он вспоминал это мгновенье, мышцы у него в горле непроизвольно сжимались.


Зверек тоже застыл. Немного подумал. А потом с удивительной проворностью метнулся всей своей грузной тушей прямо через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он со всей дури налетел на велик Шивани.

65. Lora Lynn

Он всё ещё перекидывал ногу через раму, когда Шивани шлёпнула его по заду и умчалась вдаль.

— Осторожно, — крикнула она.

Джереми Мэттис приподнялся и устроился в седле. Несколько поворотов педали — и он уже со свистом пронёсся мимо жены, восторгаясь лёгкости новой рамы и плавности переключателя и передач. Они домчались до первого поворота, притормозили, чтобы осмотреться по сторонам, а затем он вновь припустил, немного виляя — после старого туристского велосипеда балансировать было непросто.

<...>

Выбраться в поездку получилось только сегодня. Они быстро добрались до Мэйн-Cтрит и поспешили съехать на дорожку, ведущую к заднему входу кофейни. Там их уже ожидала маленькая компания друзей: Марти, Гретчен и Ли, каждый со своим велосипедом.

Как только Джереми спустился на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Тёрлоу с чашкой кофе.

— Отличные колёса, — отметил он. — Видимо, я слишком много тебе плачу.

— С каких это пор ты вообще ему платишь? — требовательно спросила Шивани. — Мне казалось, он преподаёт исключительно из любви к профессии. Как бы то ни было, этот малыш появился благодаря чеку, который я получила от генерального прокурора.

Проректор поприветствовал её в ответ.

Все кроме Оуэна ограничились бутылками с водой и не хотели задерживаться, так что уже скоро они снова были в сёдлах на пути к реке Алум-Крик. День выдался хмурый, и лёгкая морось приятно холодила тело, но делала дорожки скользкими. Меньше чем через пять миль беспорядочного петляния и маневрирования они наконец покинули город со всеми его бегунами, детскими колясками и выгульщиками собак. Теперь они летели по холмистым полям центрального Огайо, и река, извиваясь, то приближалась, то уходила от старых железнодорожных путей.

— Эй, пижон, может, хватит выделываться? — недовольно крикнул Оуэн.

Джереми повернулся и махнул ему рукой. Ехать на новом велосипеде было так приятно, что он и не заметил, как ушёл вперёд и вынудил друзей мчаться быстрее, чем они привыкли. Он сбавил скорость, перестав крутить педали, пока группу не возглавила Гретчен. Приблизившись к Шивани, он заметил, что дышала она тяжело, но признаваться в этом и тешить его самолюбие не собиралась. Широко улыбаясь, она спросила:

— Ну так как?

— Да, — ответил он. — Отличный.

Джереми ещё долго потом вспоминал, насколько сильным и быстрым он чувствовал себя тогда. Ритм его движений был безупречен целый день. Ему нравилось даже то, как хорошо ветерок высушивал его пот — за исключением одной раздражающей капли на лбу, прямо под краем шлема. Он смахнул её пальцем и тут же увидел сурка, который неторопливо вышагивал из прибрежных зарослей. Этот момент Джереми тоже не мог потом забыть. Сурок заметил их и поднял мордочку.

Джереми замешкался — то ли увлёкшись ездой, то ли от неожиданности. Успел ли он что-нибудь выкрикнуть? Мышцы горла напрягались каждый раз, когда он пытался воссоздать это мгновение.

Животное тоже застыло. Задумалось. И с поразительной быстротой бросилось через дорогу — мышцы и жир так и перекатывались под шкурой. Обойдя Гретчен, сурок на полной скорости кинулся под колёса Шивани.

66. Milana Jackson

Пока он садился на мотоцикл, Шивани подскочила и шлепнула его по ягодице. «Следи за собой», - воскликнула она.
Джереми Маттис подпрыгнул от неожиданности и плюхнулся на сиденье. Он поймал свою жену в два счета, пронесясь мимо нее по улице со свистом, и вот он уже восхищался легкостью новой рамы и плавностью работы коробки передач. Доехав до первого поворота, они притормозили, чтобы осмотреться. Слегка колеблясь, он снова проехал вперед – баланс у этого мотоцикла был совершенно иным, в отличие от его древнего автомобиля.
До сегодняшнего дня у него не было реальной возможности прокатиться. Они развернулись к Майну и срезали вдоль аллеи к черному входу в кофейню, где уже собралась небольшая компания их друзей. Там были Марти, Гретхен и Ли со своими мотоциклами.
Когда Джереми слез с мотоцикла на тротуар, из магазина вышел Оуэн Тюрлоу с чашкой кофе. «Хорошие колеса», - одобрительно сказал он. «Теперь я должен платить больше?».
«С каких пор ты вообще ему платишь?- спросила Шивани. - Я думала, что он учит только ради любви к этому делу. В любом случае, этот малыш выходит из-под контроля генерального прокурора».
Провост*, в свою очередь, поприветствовал ее.
Все, кроме Оуэна, были довольны бутылочками с водой и жаждали поскорей уехать. Итак, вскоре они снова оседлали мотоциклы и выехали на тропинку Алум-Крик. День был серым, изредка из-за мелкого дождя становилось прохладно, и тротуар становился скользким. Менее чем через пять миль случайных переплетений и маневров они покинули город вместе со своими джогеррами*, детскими колясками и ходунками. Теперь они летели через сверкающую, открытую местность центрального Огайо, реку, снова и снова извивающуюся вдоль старой железной дороги.
«Эй, модные штаны, перестань хвастаться», - громко проворчал Оуэн.
Джереми, повернувшись, отмахнулся от него. Мотоцикл, на котором он ехал, сделал его по-настоящему таким счастливым, что он обгонял своих друзей, оставляя их позади, даже не замечая этого. Он успокоился, выбежав, так что Гретхен могла раскачиваться вперед. Когда он отъехал на другую сторону, Шивани тяжело дышала, но не доставила удовольствия ему заметить это. Она также широко улыбалась.
«Ну?» - сказала она.
«Да, - сказал он. – Я в порядке»
Он чувствовал себя сильным и быстрым — он позже будет об этом вспоминать. Ритм поездки был идеален в течение всего дня. Ему доставляло удовольствие даже то, как эффективно его пот впитывался бризом, кроме этого раздражающего высокого участка на его лбу, у краев шлема. Он щелкнул в него пальцем, и в тот самый момент выглянул сурок, гуляющий среди высоких трав вдоль реки. Позже, он также будет помнить это. Как он поднял свою мордочку, в свою очередь, заметив их.
Животное, в свою очередь, тоже замерзло. Продуманный. Тогда с удивительной скоростью это маленькое существо прошмыгнуло вдоль тропинки. Уворачиваясь от Гретхен, оно врезалось в спицы мотоцикла Шивани.
Возможно, Джереми был поражен своим собственным импульсом, ритмом, неожиданностью - он колебался. Он начал кричать? Ком подступил к горлу, когда он вспомнил этот момент.
*Провост – офицер военной полиции
*Джоггер – детская прогулочная коляска

67. Millkovich

В то время, когда он ударял по велосипеду, Шивани прошла мимо и ударила его по копчику. “Следи за собой”, - воскликнула она. Джереми Маттис подпрыгнул и сел на седло. Он подбрасывал свою жену, проносясь по улице, и уже удивлялся легкости новой рамы, плавному отклику переключения передач . На первом повороте они закрутились, высматривая дорогу. Потом они снова двинулись вперед, немного колеблясь, потому что баланс был не таким как раньше.
<...>
До сегодняшнего дня не было реальной возможности выехать на дорогу. Они развернулись к главному и срезали переулок, подъехав к заднему входы кофейни, где их небольшая компания друзей была уже собрана. Там были Марти, Гретхен и Ли, которые тоже стояли со своими велосипедами.
Как только Джереми заехал на тротуар, Оуэн Тюрлоу вышел из магазина с чашкой кофе. “Хорошие колеса”, - сказал он, указывая на новый велосипед. “Я должен заплатить тебе слишком много за него”.
“С каких пор ты платишь ему?” –спросила Шивани. “Я думала, что он учит только из-за любви. В любом случае, этот ребенок находится под контролем Генерального прокурора”.
Провост поприветствовал ее.
Все, кроме Оуэна, были довольны бутылочками с водой и хотели уехать. Итак, вскоре они снова были на ровне и перешли на путь Алум-Крик. День был серым, иногда слабо моросило, и сохранялась прохлода, из-за чего было скользко на тротуаре . Потребовалось менее пяти миль случайного скитания и уклонения, прежде чем они покинули город и он оказался позади, вместе со своими бегунами, детскими колясками и собачниками. Они летели теперь через сверкающую, открытую страну центрального Огайо, через реку, которая извивалась снова и снова от старой железной дороги .
«Эй, модные штаны, перестань хвастаться, - громко хмыкнул Оуэн.
Джереми повернулся и помохал ему. Машина, на которой он ехал, искренне обрадовала его. Он успокоился, что дал возможность Гретхем победить. Когда он сдал назад, Шивани тяжело дышала, ноне скрывала этого. Она также широко улыбалась.
«Ну что?» - спросила она.
«Да», сказал он. "Здорово."
Он чувствовал себя сильным и быстрым – но он вспомнил об этом позже. Ритм езды, весь день, был идеальным. Было удовлетворение даже в том, как его пот эффективно капал на ветру, за исключением этого досадного пятна на лбу, прямо под губой шлема. Кто-то выскочил из высокой травы вдоль реки. Он не сразу опомнился. Только когда тот подняв свою морду, заметил их по очереди.
Возможно, Джереми был поражен своим собственным импульсом, ритмом, неожиданностью – он пошатнулся. Он начал кричать? Мускулы в горле сжались, когда он вспомнил момент.
Со своей стороны, животное застыло. Считается. Затем с поразительной быстротой промчался по тропе. Уклоняясь, Гретхен, сильно врезался в спину Шивани.

68. miss interpreter

«Эй, берегись»- размахивая и стуча ногами по велосипеду, Шивани въехала в него сзади. Не успев среагировать, он почувствовал легкий толчок с задней стороны велосипеда. Шивани…- возвел он глаза к небу.

Джереми Матис от неожиданности подпрыгнул в своем седле. В один прием, он настиг жену, несящуюся по улице. Он наслаждался ровным звуком цепи и переключателя скоростей. На повороте они замедлили скорость, внимательно изучая дорогу. Он снова толкнул велосипед- его слегка качало из стороны в сторону- управление этим велосипедом значительно отличалось, в сравнении с горным.

Впереди они увидели дорогу- не зря говорится- шанс не бывает единственным. Закрутив педалями, они спустились к Главной улице, и, срезав, вдоль переулка , въехали на задний двор небольшого магазинчика, где уже поджидала компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли в ожидании около своих велосипедов.

Когда Джереми повернул к тротуару, из магазинчика с чашечкой кофе, вышел Оуэн Турлоу. Хорошие колеса…-подумал он про себя, махнув Джереми в знак приветствия- О, боги, они стоят целое состояние.

- И с каких это пор ты ему платишь?- поинтересовалась Шивани. Я думала, он действительно любит то, чему обучает. Во всяком случае, эта крошка – подарок от самого генерального прокурора.

И тут они увидели самого прокурора, приветствующего их.

Все, кроме Оуэна, наслаждались прохладной водой из бутылок и им не терпелось поскорее покинуть это место. Поэтому, вскоре, они были уже в пути по направлению к квасцам. День был серым, редкий дождь мелкими каплями покрывал гладкий тротуар. Потребовалось не меньше 5 миль случайного блуждания, прежде чем они оставили город, вместе с его вечно спешащими людьми, детскими колясками и владельцами домашних питомцев. Они проносились мимо холмистого, всем известного Огайо и река, снова и снова извивалась от старой железной дороги.
- Эй, чудик, перестань хвастаться- громко хмыкнул Оуэн.

Джереми повернулся и бросил на него резкий взгляд. Езда на велосипеде так увлекла его, что он, сам того не осознавая вышел вперед, то и дело, попрекая друзей за их размеренный темп. Он немного отъехал в сторону, для того, чтобы пропустить Гретхен.

Когда он настиг Шивани, она тяжело дышала, но она не могла позволить ему увидеть это. На ее лице красовалась широкая улыбка.

- Ну как?- спросила она слегка запыханно.
- Да- ответил он- Прекрасно.

Он чувствовал себя властелином мира: сильным и быстрым- он это вспомнит потом. Скорость….идеальный день. И даже пот, медленно стекающий по его лицу , нисколько не волновал его,- напротив, ему это даже приносило некое удовольствие. Так бывает, когда человек достигает своей цели. Внезапно, вдалеке, он заметил сурка. В одно мгновение, он превратился в шпиона. Он стал следить за ним, высматривая его из высоких кустов вдоль реки. Это он тоже вспомнит потом, и как он поднимет свою мордочку и увидит их.

Джереми колебался, он оказался в ловушке собственных чувств. Звать или не звать на помощь? Однако он не мог ничего сделать, дыхание перехватило и словно появился ком в горле.

В свою очередь животное замерло, видимо, обдумывая дальнейшее положение. Затем, с удивительной легкостью, скрылось из виду. То и дело уворачиваясь от Гретхен, он сильно врезался в велосипед Шивани.

69. naday_kay

Не успел он перекинуть ногу через велосипед, как Шивани, наградив его звонким шлепком, умчалась вперед.

– Поберегись! – крикнула она.

Джереми Мэттис вскочил в седло. В несколько мгновений он настиг жену и, обогнав, понесся по улице прочь, упиваясь невесомостью рамы и слаженной работой переключателей скоростей. На первом повороте, они сбавили ход, но ненадолго. Джереми вновь сорвался с места; велосипед шел ровно, без намёка на тряску, – его старый туристический предшественник мог бы только позавидовать такой устойчив ости.
˂…˃
Сегодня, наконец, выпала возможность отправиться в путешествие. С главной улицы они свернули в тихую аллею и по ней добрались до заднего дворика кофейни, где их уже поджидала группка друзей. Марти, Гретхен и Ли – все при велосипедах.

Стоило Джереми заехать на тротуар, как на пороге кофейни показался Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руке.
– Зачетные колеса, – одобрил он новенький велосипед. – Сдаётся мне, что я тебе переплачиваю.
– Ого, ты ему даже платишь? И с каких это пор? – вмешалась Шивани. – Я-то думала, он преподает даром, так, из любви к профессии. Во всяком случае, этот малыш здесь, благодаря тому, что я прокурор и получаю за это деньги.

Вместо ответа проректор отдал ей честь.

Все, кроме Оуэна, запаслись водой; им не терпелось отправиться в путь. Так что, не мешкая, они оседлали велосипеды и короткой дорогой поехали в Алум Крик. День выдался пасмурным. Моросящий время от времени дождик освежал путников, делая дорогу скользкой. Пять миль хаотичных увиливаний – и город с его любителями бега трусцой, детскими колясками и выгульщиками собак остался позади. Теперь друзья на всех парах летели по открытой холмистой местности центрального Огайо, а рядом петляла река, то приближаясь, то удаляясь от старинной дороги.

– Эй, моднячие штаны, кончай выпендриваться! – громко прокричал Оуэн.

Джереми на миг обернулся и махнул ему рукой. Переполненный восторгом от обладания чудо-машиной, он не заметил, как очутился далеко впереди друзей, выбившись из привычного им ритма. Он сбросил скорость и накатом продолжил путь, уступив вскоре первенство Гретхен, затем, всё более замедляясь, поравнялся с женой. Шивани совсем запыхалась, но виду не подавала, слабачка – это не про нее. Она насмешливо улыбнулась:

– Ну, что скажешь?
– Фантастика! – восхитился он. – Ущипни меня!

Джереми чувствовал себя как никогда свободным и быстрым. Казалось, ничто на свете не могло омрачить такой чудесный день. Даже то, как легкий ветерок исправно обдувал его тело, дарило радость, раздражало лишь, что он не мог пробраться под ободок шлема и охладить вспотевший лоб. Джереми смахнул пот и в тот же самый момент засёк сурка, который неторопливо вылез из зарослей высокой травы, окаймлявших реку. Позднее, восстанавливая в памяти случившееся, он припомнил, как сурок, учуяв их, задрал свою морду, стараясь определить, откуда появился незнакомый запах.

Возможно, Джереми слишком увлёкся скоростью и своим ликованием, – он не был уверен. Закричал ли он? Его голосовые связки напряглись от нахлынувших воспоминаний.

Сурок в замешательстве застыл на месте. Внезапно с проворством, неожиданным для неуклюжей туши, он кинулся им наперерез, увернулся от Гретхен и со всего маху врезался в колесо Шивани.

70. Nastasja

Уклонение

Дэвид Г. Линн

В тот момент, когда он перекидывал ногу через велосипедную раму, Шивани проехала совсем рядом и шлепнула его пониже спины:
– Поберегись! – крикнула она.

Джереми Мэтиз вскочил в седло. Он нагнал свою жену в несколько нажатий на педали, и, промчавшись со свистом мимо, уже пребывал в восхищении от легкости новой рамы и плавности переключения скоростей. На первом повороте они притормозили, бросив взгляд по сторонам. Затем он снова ускорился, слегка покачиваясь из стороны в сторону – баланс кардинально отличался от его древнего туристического велосипеда.

<...>
До сегодняшнего дня не было случая по-настоящему прокатиться. Они быстро проехали вниз по Мэйн и, срезав путь по переулку, оказались во дворе кофейни, где уже собралась небольшая группа их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли там со своими велосипедами.

Когда Джереми въехал на тротуар, Оуэн Тарлоу вышел из кафе со стаканом кофе в руках.
– Отличные колеса, – сделал он комплимент новому велосипеду. – Похоже, я плачу тебе слишком много.

– С каких это пор ты ему вообще платишь? – поинтересовалась Шивани. – Я думала, он преподает из любви к искусству. В любом случае, этот красавчик здесь благодаря моему чеку от генерального прокурора.

Следующий комплимент проректора был адресован уже ей.

Все, кроме Оуэна, ограничились бутылками с водой и были не прочь отправиться в путь. Вскоре они снова расселись по велосипедам и быстро поехали к тропе у реки Алум-Крик. Было пасмурно, время от времени начиналась слабая морось, которая одновременно освежала их и делала дорогу скользкой. Меньше чем через пять миль, изредка лавируя и уклоняясь, они оставили позади город вместе с его жителями, занятых пробежками да выгулом детей и собак. Теперь мимо проносились холмистые просторы центрального Огайо с рекой, то появляющейся, то исчезающей у старых железнодорожных путей.

– Эй, умник, прекращай выпендриваться, – громко проворчал Оуэн.

Джереми развернулся, обдав его брызгами. Он настолько увлекся новыми ощущениями от езды, что, сам не зная как, оказался далеко впереди, вынудив друзей увеличивать привычный темп. Он продолжал катиться по инерции, пока Гретхен его не обогнала. Когда он поравнялся с Шивани, она тяжело дышала, но ни за что не доставила бы ему удовольствия, признав это. К тому же, его жена широко улыбалась.

– Ну как? – спросила она.

– О да, – ответил он. – Отлично.

После он вспоминал, что в тот момент чувствовал себя быстрым и сильным. И ритм поездки, и весь день, были идеальными. Удовольствие было даже в том, как легкий ветер сдувал пот, за исключением одной раздражающей капли высоко на лбу, как раз под кромкой шлема. Он смахнул ее пальцем, и в то же мгновение заметил лесного сурка, пробирающегося сквозь заросли у берега реки. Еще кое-что он вспомнил позже. То как зверек поднял мордочку, тоже заметив их.

Возможно, Джереми застали врасплох его собственная сила движения и ритм, эта неожиданная встреча – он не был уверен. Крикнул ли он что-нибудь в предостережение? Его горло сжалось при воспоминании.

Зверь тоже замер. Поразмыслил. И с ошеломляющей быстротой вся эта масса подвижных мускулов и жира стала перебегать тропу. Увернувшись от Гретхен, сурок тяжело врезался в спицы велосипеда Шивани.

71. Polino4ka

Дэвид Г. Линн «Отклонение»


Пока он закидывал ногу на байк, Шивани пронеслась мимо и шлепнула его ниже спины.


— Поосторожнее! — крикнула она.


Джереми Маттис вскочил в своё седло. Он догнал жену в несколько рывков, мчась за ней по улице и уже восхищаясь легкостью рамы и плавностью переключения скоростей. На первом углу они отдохнули, замедлив ход, чтобы оглядеться по сторонам. И снова он тронулся, слегка покачиваясь - система равновесия была совершенно иной, чем на его старом турере (1) .
<...>


До этого дня не было возможности выбраться на дорогу. Они сделали круг по главной улице и срезали путь через переулок, ведущий к чёрному ходу магазина кофе, где уже собралась небольшая компания друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли там со своими байками.


Когда Джереми заехал на тротуар, из магазина вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе.


— Ничего такие колёса, — сказал он, приветствуя новый байк. — Наверное, я плачу тебе слишком много.


— С каких пор ты вообще ему платишь? — возмутилась Шивани. — Я думала, он преподаёт только из любви к этому. Впрочем, этот малыш вообще появился благодаря чеку, который мне лично выписал генпрокурор.


Ректор приветствовал и её.


Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылками воды и были готовы ехать. Скоро они снова были «верхом», недалеко от дороги Алум Крик. День был серый, нечаянная слабая морось охлаждала их, но делала асфальт скользким. Понадобилось менее пяти миль спонтанного петляния, чтобы они оставили город позади вместе с его бегунами, детскими колясками и гуляющими собачниками. Сейчас они летели по холмистой открытой местности в центральном Огайо, река вилась, то приближаясь к старой железной дороге, то вновь отдаляясь от неё.


— Эй, муха в кедах, бросай выделываться, — громко буркнул Оуэн.


Джереми обернулся и махнул ему. Машина, которой он управлял, приносила ему такой абсолютный восторг, что, не совсем осознавая это, он мчался самым первым и невольно заставлял друзей превышать их обычную скорость. Он притормозил, двигаясь по инерции так, что Гретхен теперь была в начале. Шивани тяжело дышала, когда он сместился в её сторону, но она не доставила ему удовольствия заметить это. Она тоже широко улыбалась.


—Ну как? — сказала она.


—Круто, — сказал он в ответ.


Он чувствовал себя стремительным и сильным — потом он это вспомнит. Темп езды, да и вообще весь день был идеален. Удовольствие было даже в том, как его пот обильно скатывался во встречный ветер — отовсюду, кроме одной раздражающей зоны на верху его лба, прямо под кромкой шлема. Он быстро провёл по ней пальцем, и во время этого секундного отвлечения сурок вынырнул из высоких трав, растущих вдоль реки. После он вспоминал и это. Как сурок поднял морду, тоже заметив их.


Может, Джереми был застигнут врасплох в своём импульсивном движении, темпе, изумлении— он мешкал. Он начал кричать другим? Связки внутри его горла натягивались, когда он вспоминал этот миг.

Оценивая ситуацию, застыло и животное. Вдруг с поразительной быстротой масса перекатывающихся мышц и жира понеслась через дорогу. Уклонившись от Гретхен, она тяжело утрамбовалась в спицы Шивани.


1 -туристический мотоцикл для преодоления больших расстояний

72. qelinor

Когда он уже закидывал ногу на велосипед, мимо пролетела Шивани и хлопнула его по огузку.

– Поберегись!

Джереми Мэттис запрыгнул на седло. Жену он догнал за несколько толчков педалей, пронесся с ветерком мимо нее на улицу и сразу же отметил с восхищением, насколько новая рама легкая и как гладко срабатывают переключатель скоростей и звезды. Первый угол они прошли на крейсерской скорости, сбавив ход только чтобы оглянуться по сторонам. И опять Джереми вырвался вперед, чуть вперевалку – баланс полностью отличался от его старого туристического велика.

<...>

Только сегодня выдался шанс прокатиться как следует. Они замедлились на спуске к Мэйн-стрит u вылетели по аллее к черному входу кафе, где уже собралась их небольшая компания, Марти, Гретхен и Ли, все со своими велосипедами.

Когда Джереми накренился к тротуару, из кафе вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе.

– Неплохая машина, – отсалютовал он новому велосипеду. – Кажется, я слишком много плачу тебе.

– А разве ты ему платишь? – возмутилась Шивани. – Я-то думала, он у тебя преподает из любви к искусству. И вообще, эта крошка куплена на мой чек от генерального прокурора.

Проректор поприветствовал и ее.

Всем, кроме Оуэна, хватило по бутылке воды, и всем не терпелось ехать дальше. И вот они снова в седлах, срезают путь к тропе на Эйлум-крик. День выдался пасмурный, то и дело легкая морось приятно охлаждала велосипедистов, но зато асфальт намок. Меньше пяти миль компания петляла, объезжая бегунов, детские коляски и собак с хозяевами, – и город остался позади. Теперь они летели по холмистым загородным просторам центрального Огайо, а река то приближалась к старой железнодорожной ветке, то снова удалялась.

– Мистер-модные-штаны, хорош выделываться, – громко пропыхтел Оуэн.

Джереми оглянулся и отмахнулся от него. Ехать на новом велосипеде было сплошное удовольствие, и незаметно даже для себя он вырвался вперед, заставляя друзей выбиваться из привычного темпа. Он сбавил скорость, чтобы Гретхен смогла обогнать его и возглавить группу. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но из принципа не призналась бы, что устала. Она тоже широко улыбалась.

– Ну как? – спросила она.

– Здорово, ага.

Он чувствовал себя сильным и ловким – позже он хорошо запомнил это ощущение. Ритм движения, как и весь день, сложился идеально. Джереми получал удовольствие даже от пота, быстро высыхающего на ветру. Правда, оставался один противный участок кожи на лбу, прямо под козырьком шлема. Джереми мазнул по мокрому пятну пальцем и в этот миг увидел, как из высокой травы у реки вперевалку выкатился сурок. Это врежется в память тоже: как зверек поднял морду и заметил людей.

Может, Джереми увяз в собственной инерции, ритме, удивлении – он замешкался. Успел ли он крикнуть? Мышца гортани сводило, когда он вспоминал тот миг.

Сурок тоже замер. Подумал. А потом с поразительной быстротой этот комок мышц и жира метнулся через тропу. Увернувшись от велосипеда Гретхен, он тяжело врезался в спицы колес Шивани.

73. Queezle

Не успел он перекинуть ногу через сиденье мотоцикла, как Шивани проскользнула мимо него, и он почувствовал легкий шлепок пониже спины. “Не зазнавайся,” - весело выкрикнула она.

Джереми Маттис опустился на сиденье. Несколько поворотов ручки – и вот он уже поравнялся со своей женой и пронесся мимо. Его поразила легкость нового корпуса и плавность переключения передач. У первого поворота они сбавили скорость, осматривая дорогу на предмет движения. Затем он снова вырвался вперед. Мотоцикл при этом слегка водило из стороны в сторону – распределение веса в нем сильно отличалось от старенького “прогулочного” мотоцикла Джереми.

<...>

Это была их первая реальная возможность выйти на большую дорогу. Они свернули на Мейн-стрит и через переулок выехали к черному входу в кофейню, где их уже ждали остальные члены маленькой дружной компании. Марти, Гретчен и Ли стояли рядом со своими мотоциклами, и стоило Джереми ступить на тротуар, как из дверей кофейни на свет показался Оуэн Турлоу со стаканом кофе в руках.

– Добротная лошадка, – сказал он и отдал мотоциклу честь. – Возможно, нам стоит пересмотреть твою зарплату.

– Ты платишь ему деньги? Вот так сюрприз. – заметила Шивани. – А я-то думала, что он преподает лишь ради собственного удовольствия. В любом случае, эту крошку мы купили на деньги, что я получила от генерального прокурора.

Проректор отсалютовал и ей.

Все, кроме Оуэна ограничились минеральной водой в бутылках – им не терпелось скорее отправиться в путь. Потому вскоре они вновь оседлали своих железных коней, и вместе направились в сторону дороги, проходящей вдоль речки под названием Алум. Небо было затянуто тучами, а изредка моросящий дождь приносил прохладу, хотя и ценой мокрых дорог. Спустя пять миль лавирования в городском лабиринте, друзья выбрались на открытую дорогу, оставив позади улицы полные трусящих бегунов, мамочек с колясками, собак на выгуле и их хозяев. Необъятные просторы штата Огайо расстилались перед ними, а сбоку, вблизи старого железнодорожного пути, то приближаясь, то отступая, вилась лента реки.

– Эй, крутой парень, хватит выделываться, – прикрикнул Оуэн.

Джереми заставил свой мотоцикл вильнуть хвостом и помахал Оуэну рукой. Незамутненная радость от управления такой прекрасной машиной настолько сильно ударила ему в голову, что, сам того не осознавая, он продолжал двигаться быстрее, чем обычно, рваться вперед, увлекая друзей за собой. Он сбавил скорость и сдал в сторону, давая Гретчену обойти его и возглавить процессию. Поравнявшись с женой, он заметил, что она тяжело дышит, хотя сама Шивани, конечно, ни за что бы в этом не призналась. На ее лице сияла улыбка.

– Ну? – спросила она.

– Класс! – последовал ответ.

Он ощущал себя быстрым, сильным – этот факт глубоко отпечатается в его воспоминаниях. Ритм езды, от начала поездки и до конца, был просто безупречным. Радость Джереми доставляло даже то, как быстро встречный ветер сушил пот на его лице. Неудобства доставляло лишь то неприятное место, где подшлемник прилегает ко лбу. Он пальцем смахнул скопившиеся там капли и в эту же секунду заметил кабана, неторопливо выбирающегося на дорогу из высоких приречных зарослей. Этот момент он тоже не сможет забыть. Кабан заметил мотоциклистов и повернул к ним свое рыло.

Возможно Джереми был слишком поглощен ездой, ее ритмом, возможно зверь просто застал его в врасплох – но он замешкался. Что же помешало ему вовремя окрикнуть своих друзей? Каждый раз при мысли об этом комок будет подступать к его горлу.

Кабан, как и Джереми, на мгновение застыл. Думал.
Затем, с ужасающей быстротой эта гора жира и мяса бросилась по дороге. Миновав Гретчена, зверь с силой врезался в колесо мотоцикла Шивани.

74. Rebeccawin

Дэвид Х. Линн «Divergence»


Он как раз собирался сесть на велосипед, когда мимо пронеслась Шивани, по пути шлепнув его по пятой точке.
— Не отставай, — крикнула она ему.


Джереми Маттис быстро оседлал велосипед. В несколько вращений педалей он нагнал жену и пронесся мимо нее по улице. Джереми наслаждался легкостью рамы нового велосипеда, тем как быстро реагировал механизм переключения скоростей.
Долетев до первого поворота, они сбросили скорость, и посмотрели по сторонам. Затем Джереми снова налег на педали, и велосипед едва заметно накренился — у его старого туристического велосипеда была совершенно другая балансировка.

<…>

До сегодняшнего дня у него не было возможности опробовать велосипед в деле на дороге. Они с Шивани проехались по Мейн-стрит и свернули на аллею, ведущую к черному входу кофейни, где уже собралась маленькая группка их друзей. Марти, Гретхен и Ли ждали их со своими велосипедами.


Когда Джереми заехал на тротуар, из кафе со стаканчиком кофе в руке показался Оуэн Терлоу.
— Отличные колеса, — похвалил он, отсалютовав новенькому велосипеду. — Должно быть, я слишком много тебе плачу.


— Разве ты ему что-то платишь? — требовательным тоном поинтересовалась Шивани. — Мне кажется, он преподает, только из любви к профессии. Как бы то ни было, этот «малыш» оплачен чеком, который я получила от генерального прокурора.


Проректор лишь приветственно махнул ей рукой.


Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылкой с водой, и им не терпелось пуститься в путь. Поэтому, как только тот допил свой кофе, они вскочили на велосипеды и поехали к дороге вдоль Алум Крик. День выдался пасмурный, периодически с неба моросило, благодаря чему компании не было жарко, правда асфальт стал скользким. Через четыре с лишним мили лавирований и обгонов, город с его бегунами трусцой, мамашами с колясками и выгуливающими питомцев собачниками остался позади. Теперь они мчались по холмистой местности центрального Огайо, вдоль которой лентой вилась река, то приближаясь, то отдаляясь от старых железнодорожных путей.


— Эй, умник, хорош красоваться, — громко проворчал Оуэн.


Джереми развернулся и помахал ему рукой. Велосипед, на котором ехал Джереми, вызывал у него такой неподдельный восторг, что сам того не осознавая, он вырвался вперед, вынудив своих друзей налегать на педали сильнее обычного. Джереми сбросил скорость, и теперь ехал по инерции, чтобы Гретхен могла возглавить их группу. Когда он подъехал к Шивани, та тяжело дышала, но не стала доставлять ему удовольствия признанием, что устала. Напротив, она широко улыбалась.


— Ну как? — спросила она.


— Да, — ответил он. — Отлично.


Он чувствовал себя сильным и быстрым — он вспоминал это ощущение в последствии.
Ритм поездки, да и вообще весь тот день был просто отличным. Ему доставляло удовольствие даже то, что его пот высыхал на ветру, кроме одной раздражающей полоски кожи где-то высоко над бровью, под кромкой шлема. Он потер это место пальцем, и в ту же секунду заметил сурка, вылезшего из высокой травы, растущей вдоль реки. Этот момент частенько вспоминался Джереми в последствии. Он помнил даже, как зверек вскинул мордочку, заметив их.


Может быть, Джереми оказался захвачен врасплох собственной скоростью, ритмом движения, удивлением — он не знал точно. Кричал ли он? Горло перехватывало всякий раз, как он вспоминал тот момент.


Зверек, в свою очередь, тоже застыл. Словно раздумывал. А затем с поразительной скоростью вся масса его подвижных мыщц и жира бросилась им наперерез. Увернувшись от колес велосипеда Гретхен, сурок на полной скорости врезался в спицы колеса велосипеда Шивани.

 

75. rose_rose

rose_rose

Он уже занес ногу, чтобы взобраться на велосипед, когда Шивани мимоходом хлопнула его по заднице. «Смотри в оба!» — крикнула она.

Джеймс Мэттис привстал и опустился в седло. Он догнал жену в несколько движений педалями — и сразу обогнал, поражаясь тому, какая легкая рама у нового велосипеда и как слушаются переключатели скоростей. Первый перекресток проехали, не останавливаясь, лишь слегка притормозив, чтобы бросить взгляд по сторонам. Он снова поднажал, слегка вихляя: центр тяжести находился совсем не там, где у его древнего «туриста».

<…>

Сегодня они в первый раз выбрались покататься по-настоящему. Выехав на главную улицу, они срезали угол, свернув на дорожку, ведущую прямо к задней двери кафе. Компания была уже в сборе: Марти, Гретхен и Ли, все со своими велосипедами.

Джереми взлетел на тротуар; из кафе показался Оуэн Терлоу с кружкой кофе в руках.

— Хороший агрегат, — заметил он, салютуя новому велосипеду. — Кажется, я тебе слишком много плачу.

— А что, ты ему платишь? — парировала Шивани. — Я думала, он преподает из любви к искусству. Как бы то ни было, этого красавца мы купили на то, что мне платит генпрокурор.

В ответ провост отсалютовал и ей.

Все, кроме Оуэна, ограничились водой из бутылок и рвались в путь, так что скоро они вновь были в седлах, направляясь к дорожке вдоль ручья Алум-Крик. День был пасмурным, иногда слегка моросил дождь — он приносил прохладу, но по мокрому асфальту скользили колеса. Через каких-нибудь пять миль велосипедисты — периодически петляя и уворачиваясь от помех — наконец выбрались из города, оставив позади любителей бега трусцой, детские коляски и собак на поводке. Теперь путь лежал по вольным просторам центрального Огайо, вдоль извилистой речки — дорожка, переделанная из старой железнодорожной колеи, то приближалась к берегу вплотную, то удалялась от него.

— Хватит выделываться, пижон, — громко проворчал Оуэн.

Вильнув, Джереми помахал ему рукой. Новый велосипед был так хорош, что Джереми, сам того не осознавая, выбился вперед и теперь задавал темп — принуждая остальных ехать быстрее обычного. Он сбавил обороты, пропуская Гретхен на место лидера. Когда, снизив скорость, он вновь оказался рядом с Шивани, та уже запыхалась — но виду не подавала, не желая признавать поражение. Она широко улыбнулась.

— Ну что?

— Да, — ответил он. — Очень даже.

Позже Джереми вспоминал это ощущение собственной силы и скорости. Всё шло идеально — их выезд, все события того дня. Даже то, как ветер моментально высушивал капли пота, — только в одном месте, прямо под выступом шлема, кожа оставалась влажной, и это раздражало. Он провел пальцами по лбу, стирая испарину, и в ту же секунду увидел сурка, который неторопливо выбрался из зарослей высокой травы у реки. Сурка он потом вспоминал тоже: тот, в свою очередь увидев их, потянулся носом вверх.

Быть может, Джереми был слишком поглощен собой в тот момент, ощущением движения и ритма, — или просто растерялся от удивления. Он, кажется, даже открыл рот, чтобы крикнуть. Или нет? Стоило вспомнить об этом — и горло сжималось.

Сурок тоже замер на мгновение. А затем с неожиданным проворством бросился им наперерез — плотный комок мышц и подкожного жира. Увернувшись от Гретхен, он тяжело ударился о спицы в колесе Шивани.

76. Sasha.Ust

Не успел он перекинуть ногу через велосипед, как Шивани пронеслась мимо, шлепнув его по заднице.


– Эй, пошевеливайся! – крикнула она.


Джереми Мэттхис заскочил в седло. За пару поворотов педалей он догнал и обогнал жену и помчался вверх по улице, восхищаясь легкостью новой рамы, плавными вращением цепи и переключением скоростей. На первом повороте они притормозили, оглядевшись по сторонам. Потом он снова рванул вперед, слегка раскачиваясь –
держать равновесие на прошлом древнем прогулочном велосипеде надо было совершенно иначе.


Сегодня был первый день, когда они выбрались покататься. Они пролетели по Главной улице и свернули в закоулок к заднему входу кафе, где уже собрались их друзья. Там стояли, опираясь на велосипеды, Марти, Гретхен и Ли.


Только Джереми соскочил на землю, как из кафе вышел Оуэн Терлоу со стаканчиком кофе в руках.


– Славный велик, – сказал он, окинув взглядом новинку – я, верно, тебе переплачиваю.


– С каких пор ты ему вообще платишь? – поинтересовалась Шивани. – Я-то верила, что он преподает исключительно из любви к искусству. Как бы то ни было, на этого малыша пошли мои денежки от министра юстиции.


Проректор в ответ отдал ей честь.


Всех, кроме Оуэна, вполне устроили и бутылки воды, и им не терпелось выехать. И вот они опять оседлали велосипеды и покатились по тропе к Алум-Крик. День был пасмурный, время от времени накрапывал дождь; он приятно освежал, но дорожки были скользкие. Они проехали пять миль, периодически сворачивая с пути и кружа по улицам, прежде чем оказались за пределами города, оставив позади бегунов, мамаш с колясками и прохожих с собаками. Теперь летели через холмистый, широко распахнутый центральный Огайо. Вдоль старой железной дороги петляла речка.


– Эй, ты, расфуфыренный, перестань выделываться, – громко проворчал Оуэн.


Джереми обернулся и помахал ему рукой. От езды на новом велосипеде ему было так безгранично радостно, что он и не заметил, как сильно вырвался вперед, так что друзьям приходилось накручивать педали изо всех сил. Он сбавил скорость и скатился немного в сторону, пропуская Гретхен вперед. Поравнялся с Шивани –дыхание у нее было тяжелое, но она наотрез отказалась тешить его самолюбие, признав усталость. И еще она широко улыбалась.


– Ну как? – спросила она.


– Класс, – кивнул он, - здорово.


Джереми чувствовал себя сильным и стремительным – он потом об этом вспоминал. И ритм прогулки, и весь день – они были идеальными. Приятно было даже то, как удобно ветер сдувал пот, только над бровями оставалась упрямая полоска, прямо под ободком шлема. Он смахнул его пальцем, и в этот самый момент заметил сурка, вынырнувшего из высокой травы у реки. И об этом он вспоминал – как сурок задрал мордочку, тоже их заметив.


Может, Джереми слишком погрузился в свои ощущения, ритм движения, был слишком удивлен – но он замешкал. Выкрикнул ли он что-нибудь? Связки напрягались, когда вспоминалось это мгновение.


Зверек, в свою очередь, тоже застыл. Поразмыслил. И с поразительной скоростью понес свою мускулистую толстую тушку через тропу. Увернувшись от Гретхен, он грузно впечатался в колеса Шивани.

77. Shade

Он едва закинул ногу на раму велосипеда, а Шивани уже пронеслась мимо и шлёпнула его по заднице.
— Поберегись!

Джереми Маттис вскочил в седло, в несколько рывков догнал жену и лихо промчался мимо неё по улице, наслаждаясь лёгкостью новой рамы, послушным и плавным переключением скоростей. Они пролетели первый перекрёсток, чуть притормозили чтобы посмотреть по сторонам, потом Джереми снова поднажал и вырвался вперёд, немного виляя — баланс был совершенно не такой, как у его старенького туристического велосипеда.

<...>

До сегодняшнего дня у них не было возможности по-настоящему прокатиться. Они вырулили к Мейн, срезали путь по переулку и подкатили к заднему входу кофейни, где уже собралась небольшая группа друзей — Марти, Гретхен и Ли, со своими велосипедами.

Когда Джереми вырулил на дорожку, из кофейни появился Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руке.
— Крутая машина, — похвалил он новый велосипед. — Должно быть, многовато я тебе плачу.

— С каких пор ты вообще ему платишь? — возмутилась Шивани. — Мне казалось, он преподаёт исключительно из любви к искусству. Во всяком случае, этот малыш появился благодаря моему чеку от генерального прокурора.

Проректор приветственно кивнул ей в ответ.

Все кроме Оуэна удовольствовались бутылочками воды, всем не терпелось отправиться в путь, и вскоре компания уже мчалась в сторону Алум Крик. День был пасмурный, слабая морось приносила прохладу, но дорога сделалась скользкой. Спустя почти пять миль лавирования и поворотов, город с его бегунами, детскими колясками и выгуливателями собак, наконец, остался позади. Теперь они летели по просторам центрального Огайо, река извивалась рядом, то приближаясь, то удаляясь от старой накатанной дороги.

— Эй, выскочка, хватит выделываться, — недовольно окрикнул Оуэн.

Джереми обернулся и помахал в ответ. Ехать на новом велосипеде было легко и радостно, и он не заметил, что обогнал всех, и несётся вперёд, сбивая друзей с привычного темпа. Он сбросил скорость, уступив лидерство Гретхен. Понемногу отставая, он поравнялся с Шивани, та запыхалась, но не собиралась доставлять ему удовольствие, признаваясь в этом.

— Ну как? — широко улыбнулась она.
— Да, — сказал Джереми, — отлично.

Впоследствии он вспоминал, что тогда чувствовал себя стремительным и сильным. Ритм езды был прекрасен, как и весь день. Даже пот замечательно быстро высыхал на лёгком ветерке, мешала только надоедливая струйка на лбу, как раз под краешком шлема. Джереми смахнул её пальцем, и в этот момент заметил сурка, выскочившего из высокой травы у реки. Это тоже всплывало в памяти — зверёк поднял мордочку, в свою очередь обнаружив людей.

Должно быть, Джереми был поглощён движением, увлечён ритмом, удивлён — и потому замешкался. Возможно, вскрикнул. Когда он припоминал это мгновение, горло сводил спазм.

Сурок тоже замер. Прислушался. А потом метнулся через дорогу, удивительно быстро для такой гладкой толстенькой тушки. Он увернулся от Гретхен и тяжело врезался в спицы Шивани.

78. Shygirt

Пока он закидывал ногу, садясь на велосипед, Шивани пронеслась мимо и шлепнула его.

– Не зевай! – крикнула она.

Джереми Мэттис вскочил на сиденье и вмиг догнал свою жену. И вот, он уже далеко впереди – наслаждается легкостью новой рамы, плавностью переключателя и безупречной работой механизма. Первый поворот они проехали не спеша, чтобы поглядеть вокруг. Немного качнувшись, он снова поднажал, – баланс распределялся совсем не так, как на его древнем туринге.

До сих пор не было возможности испытать его на дороге. Они спустились на Главную и промчали по аллее к черному входу кофейни, где их маленькая компания была уже почти в сборе. Со своими велосипедами там стояли Марти, Гретхен и Ли.

Как только Джереми свернул на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Тёрлоу с кружечкой кофе.

–– Недурно! – сказал он, оценив новый велосипед. – Похоже, я многовато тебе плачу.

–– А вы ему разве платите? – спросила Шивани. – Я думала, он преподает только из своего энтузиазма. Так или иначе, этого малыша покупала я.

Это начальник тоже оценил.

Все, кроме Оуэна, жадно опустошили свои бутылки с водой и хотели скорее двинуться в путь. И вот, они уже неслись по Алум-Крик, вновь оседлав свои велосипеды. Было пасмурно. Временами моросил дождь. Он дарил приятную прохладу, но в то же время асфальт становился скользким.

Уже пять миль они крутили педали, лавируя по дорогам. Город остался позади, а вместе с ним мамы с колясками, собачники и любители побегать трусцой. Теперь ребята проезжали холмистую равнину в центре Огайо, где вдоль старой железной дороги извивалась река.

–– Эй, выпендрёжник, хорош выделываться! – крикнул Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему. Он был так захвачен новым велосипедом, что, сам того не замечая, отъехал далеко вперед, заставляя ребят налегать на педали.

Он перестал ускоряться, чтобы дать Гретхен выехать вперед. Когда он вернулся к Шивани, она еле дышала, но как всегда не хотела этого показывать. На ее лице сияла широкая улыбка.

–– Ну, что скажешь? - спросила она.

–– О да, – ответил Джереми. – Супер!

Он ощущал себя таким сильным и быстрым, – это чувство навсегда ему запомнилось. Этот темп езды, да и в целом весь день был превосходным. Ему нравилось даже то, как ветер обдувал пот на его лице, если не считать одного дурацкого пятна на лбу прямо под козырьком шлема. Он стряхнул его пальцем и вдруг заметил сурка, который выскочил из зарослей у реки. И это он тоже потом вспоминал. Как зверек высунул свою мордочку и разглядывал каждого из них.

Возможно, Джереми был охвачен этим темпом, ритмом, погружен в свое изумление, – размышлял он позже. Кричал ли он что-нибудь тогда? Вспоминая тот момент, он чувствовал, как напрягалась гортань.

Зверек тоже застыл. Подумал немного... Затем этот пушистый комок с поразительной быстротой поскакал по тропинке. Уклоняясь от велосипеда Гретхен, он врезался в спицы Шивани.
 

79. silverpine

Не успел он забросить ногу на велосипед, как Шивани прошмыгнула мимо, звонко ударив его по заднему колесу.
- Поберегись! - прокричала она.
Джереми Маттис вскочил в седло. Он несколько раз с силой нажал на педали, догнал жену и умчался дальше по улице, любуясь блеском новой рамы и наслаждаясь мягкими щелчками шестеренок в переключателе скоростей. Они быстро доехали до первого поворота и притормозили, чтобы оглядеться вокруг. Потом он снова вырвался вперед, немного виляя из стороны в сторону, потому что старый дорожный велосипед, к которому он привык, вел себя совсем иначе.
<...>
Шанс выбраться на дорогу представился только сегодня. Они не спеша выехали на главную улицу, срезали путь через аллею и подкатили к заднему входу в кофейню, где уже стояли их друзья - Марти, Гретхен и Ли вместе со своими велосипедами.
Стоило Джереми съехать на обочину, как из кофейни вышел Оуэн Турлов с кружкой кофе в руках.
- Неплохие колеса, - сказал он, кивнув на новенький велосипед. - Кажется, я слишком много тебе плачу.
- С каких это пор ты вообще ему платишь? - задорно спросила Шивани. - Мне казалось, он преподает чисто из любви к искусству. Но вообще, это чудо было куплено на мой гонорар от генпрокурора.
Ректор ответил ей кивком.
Все, кроме Оуэна, запаслилсь водой и жаждали отправиться в путь, поэтому быстро расселись по велосипедам и устремились к тропе Алум-Крик. День был пасмурным. Изредка моросил дождь, который дарил прохладу и не давал высохнуть асфальту. Какое-то время они петляли в потоке людей и машин, но уже через пять миль город вместе с бегунами, собаководами и детскими колясками остался позади. Теперь они мчались по бескрайней холмистой равнине центрального Огайо, вдоль извилистой реки, прочь от старой железной дороги.
- Эй, пижон, хватит выделываться! - громко пробурчал Оуэн.
Джереми обернулся и помахал ему. Ехать на новом велосипеде было так приятно, что он, и сам того не осознавая, вырвался вперед и невольно поторапливал друзей. Он притормозил и перестал крутить педали, чтобы Гретхен могла проскочить вперед. Он поравнялся с Шивани. Та тяжело дышала, но пыталась это скрыть, чтобы он не слишком радовался. А еще она широко улыбалась.
- Ну как? - спросила она.
- О! - ответил он. - Здорово!
Позже Джереми припоминал, что в те минуты он чувствовал себя сильным и быстрым. Ритм движения, да и день в целом - все было идеально. Ему нравилось даже то, как пот быстро испарялся на ветру - везде, кроме одного противного участка над бровью, прямо под ободком шлема. Он резким движением вытер пот и в тот же момент заметил сурка, который неторопливо выбежал из высокой травы, росшей вдоль реки. Сурок поднял голову и увидел велосипедистов - это воспоминание тоже пришло потом.
Наверное, Джереми находился во власти момента. Появление сурка застигло его врасплох, и он застыл в нерешительности. Попытался ли он предупредить остальных? Восстанавливая в памяти случившееся, он неизменно чувствовал комок в горле.
Сурок замер на месте. Немного поразмышлял. А потом с удивительным проворством превратился в сплошной комок жира и мышц, кубарем выкатился на тропинку, уклонился от Гретхен и тяжело ударился об колесо Шивани.

80. Tau C

Divergence
David H. Lynn

Джереми Маттис не успел еще и сесть на велосипед, а Шивани уже промчалась мимо, шлёпнув его по спине.

– Будь осторожен!

Джереми вскочил в седло, сорвался с места и догнал жену в несколько оборотов педалей. Они с ветерком понеслись по улице. Его сразу же привели в восторг легкость конструкции, мягкость хода и переключения скоростей. На первом перекрестке они притормозили, чтобы переглянуться. Затем он снова прибавил ходу и попробовал слегка качнуться из стороны в сторону. Баланс что надо – никакого сравнения со старым допотопным великом.

<...>

Сегодня наконец предоставился случай вырваться за город всей компанией. Джереми и Шивани мигом домчали до Майн стрит, а оттуда переулком добрались до заднего входа в кафешку. Марти, Ли и Гретхен с велосипедами уже были на месте.

Когда Джереми соскочил на тротуар, в дверях как раз появился проректор Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе в руках.

– Ничего себе, какую технику отхватил! – одобрительно воскликнул он. – Это что же получается, я так хорошо плачу тебе?

– С каких пор ты вообще ему платишь? – вмешалась Шивани. – Я-то думала, Джереми преподает из любви к искусству. Во всяком случае, этот конь куплен на мою зарплату в генпрокуратуре.

Оуэн с восхищением помахал ей рукой.

У кафе они не задержались – всем, кроме Оуэна, было достаточно взятых с собой бутылок воды. Так что друзья с нетерпением снова вскочили на велосипеды и припустили в направлении Алум Крик. День был пасмурным, время от времени накрапывал мелкий дождичек, который совсем не мешал им, хотя дорога стала скользкой. Город жил своей жизнью, люди бежали трусцой, катили детей в колясках, выгуливали собак – но очень скоро, через каких-то пять миль и несколько поворотов все они остались позади, и велосипедисты вырвались на просторы центрального Огайо. Шоссе пролегало среди холмов, рядом вдоль старой железной дороги петляла речушка.

– Эй, слабаки, не увлекайтесь! – прохрипел Оуэн.

Джереми повернулся в седле и кивнул. Езда на новом велосипеде приносила ему ни с чем не сравнимое удовольствие, и он, сам того не заметив, оказался впереди и задал остальным слишком быстрый темп. Теперь он почти перестал жать на педали, пропустил Гретхен в лидеры и поравнялся с Шивани, позволяя ей плавно обойти себя. Шивани тяжело дышала, но не хотела порадовать его своей слабостью и широко улыбалась.

– Ну и как?

– Улёт, – выдохнул он. – Полный улёт.

Энергия и драйв переполняли Джереми – потом он вспоминал об этом. Он просто наслаждался жизнью, ощущением скорости и даже тем, что легкий ветерок так здорово высушил выступивший на лбу пот. Вот разве что из-под козырька шлема стекала досадливая струйка. Он смахнул ее пальцем и в тот же момент заметил, как из высокой прибрежной травы на дорогу выбрался сурок. И это тоже врезалось в память. Как зверек повёл мордочкой, заметив велосипедистов.

Наверное, Джереми был весь во власти собственных эмоций – но он помедлил и не смог предостеречь. А может быть, успел что-то выкрикнуть? Даже голосовые связки напрягались, когда он вызывал в памяти этот миг.

В свою очередь сурок тоже замер, будто решался на что-то. Затем с невероятной быстротой живым клубком метнулся через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он бросился под колеса Шивани и врезался прямо в спицы.

81. tetete

Расхождение. Дэвид Линн

Когда он перекидывал ногу через раму, Шивани пронеслась мимо и хлопнула его по заду.

– Смотри в оба! – крикнула она.

Джереми Маттис запрыгнул на седло. В пару нажатий на педали он обогнал жену и первым выехал на улицу. Его сразу восхитила лёгкость новой рамы, мягкость и отзывчивость передач. На первом углу они сбросили скорость и посмотрели по сторонам. Он снова нажал на педали и поехал вперёд, слегка виляя – на новом велосипеде приходилось балансировать совсем иначе, чем на старом.

<...>

До сегодняшнего дня выбраться за город не получалось. Они доехали до Главной улицы, а потом пролетели вдоль аллеи к заднему входу в кафе, где уже собралась их небольшая компания. Здесь были Марти, Гретхен и Ли с велосипедами.

Джереми заехал на тротуар, и из кафе вышел Оуэн Терлоу с кофе.

– Классная машина, – сказал он, глядя на новый велосипед. – Сдаётся, я многовато тебе плачу.

– Да когда ты вообще ему платил? – возмутилась Шивани. – Я думала, он преподаёт только из любви к искусству. В любом случае, этот малыш оплачен моим чеком от генпрокурора.

Ректор приветствовал её в ответ.

Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылками с водой и были готовы отправляться. Скоро все снова были в седле и двигались в сторону тропы Алюм-Крик. Было пасмурно, время от времени моросило, ехать было не жарко, но асфальт скользил. То догоняя друг друга, то отрываясь, меньше чем через пять миль они оставили позади город с его бегунами, гуляющими родителями с колясками и любителями собак. Теперь они неслись через открытый холмистый пейзаж Центрального Огайо, где вдоль старой железной дороги вилась река.

– Эй, фраер, хорош выпендриваться, – громко проворчал Оуэн.

Джереми развернулся и помахал ему. Велосипед так его радовал, что, не вполне того сознавая, он оторвался от друзей, заставляя их двигаться в непривычном темпе. Он сбросил скорость и поехал накатом, чтобы пропустить Гретхен вперёд. Когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но ни за что не призналась бы ему в усталости. Она широко улыбалась.

– Ну и? – спросила она.

– Да, здорово, – сказал он.

Он чувствовал себя сильным и быстрым – потом он об этом вспомнит. Ритм езды, сам день – всё было идеально. Даже ветерок, обдувавший и охлаждавший тело, был приятен. Только пот, скапливавшийся на лбу прямо под кромкой шлема, раздражал. Он смахнул его пальцем, и в этот самый миг увидел сурка, который выбежал из высокой травы, росшей вдоль реки. Это он тоже вспомнит потом. Как сурок поднял мордочку, заметив их.

Может быть, Джереми увлёкся движением, ритмом, удивился – он не знал. Закричал ли он? Мышцы горла напрягались, когда он вспоминал эту секунду.

Зверёк тоже замер. Подумал. А затем его мускулистое и плотное тело с неимоверной быстротой метнулось через тропу. Увернувшись от Гретхен, он тяжело влетел в спицы Шивани.

82. The Kyikos

Дэвид Х. Линн «Отклонение»

НЕ УСПЕЛ ОН перекинуть ногу через раму велика, как Шивани, проскользнув мимо, шлепнула его по заднице. «Смотри по сторонам», - хихикнула она.
Джереми Мэттис приподнялся над сиденьем и, со свистом рассекая воздух, за пару рывков догнал свою жену - и обогнал ее, оставив позади. Новенькая рама была легкой, а переключатель скоростей и звездочка работали синхронно в такт. Джереми любовался ими. На первом повороте они с Шивани, переглянувшись, плавно разъехались в разные стороны. Джереми снова налег на педали и, мерно раскачиваясь, понесся вперед. Этот велик, конечно, на голову превосходил своего допотопного предшественника.
<…>
Выехать на дорогу до сегодняшнего дня не было шансов, просто нереально. Они сделали круг вниз к Мейн-стрит и срезали вдоль аллеи, оказавшись как раз у заднего входа в кофейню, где уже собралась их маленькая компания друзей: Марти, Гретхен и Ли стояли там со своими великами.
Когда Джереми подкатил к бордюру, Оуэн Тарлоу вышел из кофейни со стаканом кофе. «Прикольные колеса, - заметил он, кивнув в сторону велика. - Я, наверное, многовато тебе плачу».
«А с каких это пор ты ему вообще платишь? - возмутилась Шивани. - Мне думалось, он преподает просто из удовольствия. Как бы там ни было, этот красавчик-велик оплачен из моего чека от генерального прокурора».
Проректор поприветствовал ее в ответ.
Все, не считая Оуэна, взяли с собой воду. Им не терпелось отправиться в путь. И вскоре, снова на своих велосипедах, они катили по дорожке парка Алум Крик.
День выдался серым, то и дело срывался слабый моросящий дождь, который уж никак не согревал, да еще и тротуары становились скользкими. Петляя, они проехали немногим меньше пяти миль, то и дело объезжая бегунов, мамочек с детскими колясками и пешеходов с собаками, прежде чем город остался позади. Теперь же они летели, выехав на холмистые просторы центрального Огайо, где река, причудливо изгибаясь, то сходилась, то снова уходила вдаль от старой железной дороги.
«Эй, умник, хорош выделываться», - громко буркнул Оуэн.
Джереми, обернувшись, только отмахнулся от него. Его велосипед приносил ему такую радость, что он, сам того не замечая, сильно опередил своих друзей, задавая им такой темп, выдержать который они просто не могли. Только когда он сбавил ход, Гретхен смогла вырваться вперед. Сместившись назад, к Шивани, он увидел, как тяжело та дышала, но по ее широкой улыбке было понятно, что сдаваться она не собиралась.
«Ну как?» - спросила она.
«Да уж, - ответил он, – классно».
Позже он будет вспоминать, что чувствовал тогда: силу и быстроту. Дорога радовала и делала этот день прекрасным. Было приятно ощущать, как легкий ветерок обдувает тебя, как высыхает покрытое потом лицо, кроме противных пары капель высоко на лбу, прямо под краем шлема. Джереми смахнул пот рукой - и в эту секунду в высокой траве у реки увидел сурка. И это тоже он вспоминал позднее: как зверек, вытянувшись, уставился на проезжающих мимо людей.
Джереми, видимо, был так сильно увлечен своей ездой, скоростью, что просто растерялся, внезапно заметив сурка. Вскрикнул ли он? Позднее Джереми с содроганием вспоминал этот момент.
Зверек, в свою очередь, тоже замер, как бы выжидая. И тут, с молниеносной быстротой, этот живой сгусток мышц и жира бросился на дорогу. Уклоняясь от Гретхен, он столкнулся с Шивани, сильно ударившись о спицы ее колес.

83. The South

Расхождение (Дэвид Х. Линн)


Именно в тот момент, когда он покачивал ногами, сидя на мотоцикле, Шивани пронеслась мимо и хлопнула его по заду. «Осторожно», - крикнула она.


Джереми Маттис вскочил и запрыгнул на сиденье мотоцикла. Он догнал жену уже сразу после первых рывков, проезжая по улице со свистом и он тогда удивился, насколько легка его новая рама и как плавно переключаются передачи и скорости. На первом повороте они проскочили, замедляясь, чтобы взглянуть мельком на дорогу. Он вновь рванул вперед, слегка вихляя – равновесие было удержать сложнее, чем на его предыдущем мощном мотоцикле.


До сегодняшнего дня не было подходящей возможности выехать на дорогу. Они свернули на главную дорогу и срезали путь вдоль аллеи к заднему входу кафе, где уже собралась их небольшая компания друзей. Марти, Гретхен и Ли уже стояли там, рядом со своими мотоциклами.


Когда Джереми заехал на тротуар, Оуэн Тюрлоу вышел из кафе с чашкой кофе. «Хорошие колеса, - сказал он, одобрительно указывая на новый мотоцикл. «Мне полагается тебе хорошо заплатить».


«С каких это пор ты ему вообще платишь?» - спросила Шивани. «Я думала, что он учит только из-за того, что это ему нравится. Во всяком случае, я проверяю этого мáлого у генерального прокурора».


Провост поприветствовал её в ответ.


Все, кроме Оуэна, были довольны бутылками с водой и хотели убраться отсюда. Вскоре они снова были в пути, и вот они уже срезают путь на Элэм Крик. День был серый, и из-за слабой редкой мороси они мерзли, а мотоциклы скользили на дороге. Целых пять миль они тихо плелись и тащились и вот город оставлен позади вместе с его бегунами, детскими колясками и выгуливающими собак. Теперь они мчались через холмистую, открытую страну центрального Огайо, реку, извивающуюся снова и дальше от старой железной дороги.


«Эй, модные штаны, заканчивай выпендриваться, - громко хмыкнул Оуэн.


Джереми повернулся и вскинул голову. Транспорт, на котором он ехал, приносил такую чистую радость, что, даже не осознавая, он обгонял своих друзей и набирал новый темп. Он успокоился, позволив Гретхен вырваться вперед. Когда он отъехал в сторону, Шивани тяжело дышала, но она не дала ему повода для радости и скрыла это. Она тоже широко улыбалась.


«Так?» - сказала она.


«Да», сказал он. "Не плохо".


Он чувствовал себя сильным и быстрым - он вспомнит об этом уже после. Ритм езды, весь день, все было идеально. Он даже получал удовлетворение тогда, когда пот капал на ветру, за исключением этого досадного пятна над бровью прямо на краю шлема. Он смахнул пот руками, и в этот самый момент сурок, который как будто «шпионил» за высокой травой, бежал иноходью. Это он тоже вспомнил позже. То, как сурок поднял морду, заметив их в свою очередь.


Возможно, Джереми был удивлен своему собственному импульсу, ритму, неожиданности - он заметался. Позвал ли он на помощь? Мышцы в горле сжались, когда он вспомнил об этом.


Животное так же застыло. Обдумывая. Затем с поразительной быстротой бросилось основной массой тела через всю дорогу. Уклоняясь от Гретхен, оно сильно врезалось в колеса мотоцикла Шивани.
 

84. Valentina

Джереми уже занес ногу над колесом, как вдруг ощутил хлопок по заду.

— Смотри у меня! — на ходу выкрикнула Шивани.

Запрыгнув в седло, Джереми в два счета нагнал жену и со свистом пронесся мимо, наслаждаясь новыми ощущениями. Рама легкая, как перышко, переключать передачи — одно удовольствие. На повороте оба чуть притормозили и, оглядевшись, двинулись дальше. Колеса чуть заметно виляли — раньше Джереми ездил на древней тяжелой махине и к новому управлению еще не приноровился.

Случай выбраться за город представился только сегодня. Они выехали к Мейн-стрит и свернули в переулок, где у черного хода в кафе уже ждали с велосипедами Мэри, Гретхен и Ли.

Когда Джереми заезжал на тротуар, в дверях кафе появился Оуэн Терлоу с чашкой кофе.

— Классная лошадка! — Он одобрительно махнул в сторону нового велосипеда. — Кажется, я тебе переплачиваю.

— Ты что, ему платишь? — вмешалась Шивани. — Я думала, он работает из любви к искусству. И между прочим, за эту игрушку платила я — свеженьким чеком от генпрокурора.

Ректор молча поднял палец вверх.

Кроме Оуэна, никто кофе не хотел — все с нетерпением ждали старта. Оседлав велосипеды, компания двинулась в сторону парка. Было серо и облачно, то и дело моросил дождь: с одной стороны нежарко, с другой — колеса предательски скользили по мокрой дороге. Миль пять они лавировали по городу среди колясок, собачников и любителей побегать трусцой и наконец вырвались на свободу — на просторы центрального Огайо, к извилистой речке, вьющейся вдоль заброшенных железнодорожных путей.

— Эй, пижон, хорош выпендриваться! — рявкнул Оуэн.
Обернувшись, Джереми помахал ему рукой. Он все еще пребывал в эйфории от нового велика и, сам того не замечая, вырвался далеко вперед, вынуждая друзей ехать на пределе возможностей. Сбавив темп, Джереми уступил лидерство Гретхен и поехал рядом с Шивани. Та пыхтела от натуги, но старательно улыбалась: она ни за что не позволила бы уличить ее в слабости.

— Ну как? — спросила она.
— Здорово.

Позже он вспоминал, что ощущал небывалый подъем. Идеальный день, ни отнять, ни прибавить. Ему нравилось решительно все — даже то, как ветром сдувало пот со лба. Докучала только одна капля над бровью, под самой кромкой шлема. Джереми смахнул ее пальцем и в этот миг из высокой травы на берегу вынырнул сурок. Эта картина — черный блестящий нос, поворачивающийся в их сторону, — навсегда отпечаталась в памяти.

Трудно сказать, что тогда случилось с Джереми. Может, он увлекся скоростью и ритмом, а может, растерялся. Кажется, он что-то крикнул. От воспоминаний горло сдавливало, словно обручем.
Сурок тоже застыл, как будто задумался. Но вдруг, словно молния, всей жирной упругой тушкой метнулся наперерез и, увернувшись от Гретхен, протаранил колесо Шивани.

85. Vereteno

Едва он занес ногу над велосипедом, а Шивани уже тут как тут – шлепнула его чуть ниже спины: «Не зевай!».

Джереми Мэттис оттолкнулся ногой, пару раз крутанул педали, стремительно нагнал жену и со свистом пронёсся мимо, наслаждаясь тем, как легка новая рама, как мягко переключаются скорости и скользит цепь. На первом перекрестке они повернули за угол, замедляя ход, чтобы оглядеться по сторонам. Затем он снова прибавил скорость, слегка раскачиваясь: равновесие ощущалось совсем иначе, чем на его допотопном велосипеде.

Сегодня, наконец, появилась возможность опробовать новое приобретение на дороге. Они спустились к проспекту, а потом юркнули в проулок на задний двор кофейни, где уже собралась компания друзей. Марти, Гретхен и Ли ожидали, придерживая рядом своих железных коней.

Как только Джереми спрыгнул на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Терлоу с чашкой кофе.

- Крутая тачка, - козырнул он новому велику. – Кажется, я тебе переплачиваю.

- Ага, как же, платит он, - парировала Шивани. – Мне казалось, мой муж преподает исключительно за идею. А что касается этой крошки, то она куплена на мои кровные, заработанные в Министерстве Юстиции.

Ректор козырнул и ей.

Все, кроме Оуэна, взяли по бутылке воды, горя желанием стартовать. Оседлав велосипеды, они покатили в направлении Алум Крик. День был серый, моросил мелкий дождь. Он приносил прохладу, но делал мостовую скользкой. Их путь петлял и поворачивал на протяжении около пяти миль. Город остался далеко позади со всеми его жителями: на пробежке, прогулке с коляской или собакой. А друзья, тем временем, рассекали по широким холмистым просторам центральной части Огайо, по берегу могучей реки, извивающейся вдоль старых железнодорожных путей.

- Эй, мажор, хватит выпендриваться! – ворчливо окликнул Оуэн.

Джереми, вильнув рулём, обрызгал начальника. Поездка на новом велосипеде так его окрылила, что он вырвался далеко вперед, задавая всей компании непривычно лихой темп. Затем он сбавил скорость и покатил по инерции, позволив Гретхен обогнать его. Шивани тяжело дышала, когда они с ней поравнялись. Но скрыла усталость, чтобы он не задавался, и широко улыбнулась:

- Ну, как?

- Отлично, - ответил Джереми.

Он чувствовал себя в прекрасной форме. Позже он вспомнит об этом. Ритм поездки, да и вообще весь день, был просто идеальным. Удовольствие приносило всё – даже ощущение, как пот испаряется под дуновением ветерка. Раздражала лишь сползающая на лоб подкладка шлема. Он поправил ее и в ту же секунду краем глаза заметил, как из высокой травы возле реки неторопливо показался сурок. Этот эпизод Джереми тоже впоследствии вспомнит. Зверёк, заметив их, повернул к ним мордочку.

То ли из-за высокой скорости, то ли от удивления Джереми был сбит с толку и потому замешкался. Окликнул ли он тогда друзей? Когда он вспомнил то мгновение, горло его сжалось.

Зверёк тоже замер. Поразмыслил. А потом с поразительным проворством этот комок мышц и жира опрометью кинулся на тропу им наперерез. Уклонившись от Гретхен, он протаранил спицы велосипеда Шивани.

86. Versa

Когда он занес ногу над велосипедом, Шивани прокатилась рядом, на ходу шлепнув его по ягодицам.

– Посторонись! – выкрикнула она.

Джереми Маттис удобно устроился в седле. В два счета он настиг жену, со свистом обошел ее, тут же восхищаясь легкостью новой рамы, плавностью переключения передач и работы шестеренок. У первого поворота они замедлили ход, осмотревшись по сторонам. И снова он рванул вперед, слегка повилял рулем ¬¬– держать равновесие приходилось совсем не так, как на его стареньком туристском велосипеде.

<...>

Наконец-то можно было выбраться на прогулку. Они промчались по главной улице и покатились по аллеи, приближаясь к заднему входу кофейни, где уже собрались их друзья. Марти, Гретхен и Ли, – каждый со своим велосипедом.

Когда Джереми подъехал к тротуару, из кофейни с чашкой кофе в руках вышел Оуэн Турлоу.

¬– Классный велик, – сказал он, заметив новый велосипед. – Да я, похоже, плачу тебе слишком много.

– С каких это пор ты вообще ему платишь? ¬¬– вмешалась Шивани. – Я думала, он преподает только лишь из любви к преподаванию. Но как бы там ни было, этого дружка купила я.

В ответ провост отдал честь.

Все, кроме Оуэна, довольствовались бутылками с водой, и им не терпелось отправиться в путь. Они расселись по своим велосипедам, готовые ехать к Алум-Крик.

Было пасмурно. Мелкий моросящий дождь, то прекращавшийся, то начинавшийся вновь, дарил прохладу, хоть и превращал дорогу в глянцевую поверхность. Петляя по улицам, они проедут чуть меньше пяти миль, прежде чем город с его любителями пробежек и прогулок с детскими колясками и собаками останется позади. Затем они помчатся по холмистой открытой местности центрального Огайо вдоль реки, которая изгибами тянется к старой железной дороге и вновь убегает от нее прочь.

– Эй, пижоны, хорош красоваться! – громко фыркнул Оуэн.

Джереми повернулся и махнул ему рукой.

Управлять таким велосипедом, что под ним, было истинным наслаждением, и сам того не замечая, он вырвался вперед, вынуждая своих друзей менять привычный темп езды. Он замедлился, двигаясь по инерции, чтобы Гретхен могла возглавить их колонну. Когда Джереми поравнялся с Шивани, она тяжело дышала, но не доставила ему удовольствия это признать.

– Ну как? – широко улыбнулась она.

– Классно! – ответил Джереми.

Его переполняли энергия и жажда скорости – позже он вспомнит это. Ритм езды, сам день, – все было прекрасно. Даже то, как активно струился его пот, доставляло ему удовольствие, за исключением нескольких надоедливых капель, собравшихся над бровью, под самым козырьком шлема. Он смахнул их пальцем, и в ту же секунду из высокой травы, растущей вдоль реки, появился сурок. Джереми вспомнит и это. Вспомнит, как зверь приподнимет голову, завидев их.

Должно быть, Джереми был поглощен движением, ритмом, застигнут врасплох… замешкался. Он закричал? Его горло сжалось от воспоминаний.

Животное замерло. Мгновенье на раздумье. И в следующий миг этот комок мяса и жира с поразительной скоростью бросился им наперерез. Вильнув перед Гретхен, он с силой влетает в спицы Шивани.

87. Vincent

Дэвид Линн, «Отклонение»

Стоило только ему забросить ногу на велосипед, как мимо пролетела Шивани и звонко шлёпнула его по мягкому месту.

- Смотри в оба! – воскликнула она.

Джереми Мэттьюз запрыгнул в седло. Крутанув педали несколько раз, он догнал жену и со свистом пронёсся мимо, дальше по улице, уже восхищаясь лёгкостью новой рамы, послушностью переключателя передач и слаженной работой шестерёнок. До первого перекрёстка они домчались быстро, замедлившись только, чтобы посмотреть по сторонам. Потом он снова рванул вперёд, слегка вихляясь – баланс нового велосипеда сильно отличался от древней туристической модели, на которой он ездил раньше.

<...>

До сегодняшнего дня ему не представилось случая выгулять велосипед на улице. Слегка сбросив скорость, они доехали до Главной улицы, а потом покатили по дорожке, ведущей к черному входу кофейни, где уже собралась их небольшая группа друзей. Марти, Гретхен и Ли уже подъехали и стояли у входа со своими велосипедами.

Джереми свернул на тротуар, и тогда же из кофейни вышел Оуэн Терлоу, держа в руке стаканчик с кофе.

- Отличный аппарат, - одобрил он велосипед, приветственно махнув стаканчиком. - Похоже, что я многовато тебе плачу.

- А ты что, моему мужу ещё и платишь? – поинтересовалась Шивани. – Я-то думала, что он преподаёт исключительно из любви к искусству. И вообще, этот красавец оплачен из чека, который вручил мне главный прокурор!

Ректор в ответ отсалютовал ей стаканчиком.

Всем, кроме Оуэна, достаточно было и воды в захваченных с собой бутылках, поэтому им не терпелось отправиться в путь. Так что они снова оседлали велосипеды и вскоре уже подъезжали к маршруту Алум Крик. Сегодня было пасмурно; мелкие брызги редкого дождя охлаждали велосипедистов, но они же делали асфальт более скользким. Чуть меньше пяти миль им пришлось проехать, виляя и уворачиваясь, пока город наконец не остался позади – вместе с его любителями бегать трусцой, мамами с колясками и собачниками, выгуливающими своих питомцев. Теперь они неслись по открытым холмам и полям центрального Огайо, а рядом змеилась река, то подходя ближе, то опять ускользая вдаль от бывшего железнодорожного пути.

- Эй, выпендрёжник! Кончай выделываться, - громко прокряхтел Оуэн.

Джереми обернулся через плечо и махнул ему рукой. Крутить педали нового велосипеда было таким незамутненным удовольствием, что он невольно вырвался вперёд, тем самым заставив друзей всё время догонять его и ехать быстрее, чем они привыкли. Он немного сбавил скорость, отпустив на время педали, чтобы Гретхен обогнала его и заняла место во главе группы. Он снова пристроился сбоку от жены: Шивани уже дышала тяжело, но совершенно не собиралась признаваться, что и вправду запыхалась. А ещё она широко улыбалась:

- Ну как? – спросила она.

- Класс, - сказал он. – Высший.

Он ощущал себя сильным и быстрым – впоследствии он хорошо это помнил. И ритм поездки, и сам день были великолепны. Он чувствовал удовлетворение даже от того, как ловко ветер слизывает пот со лба, за исключением одного раздражающего местечка над бровью, прямо под краешком шлема. Он смахнул пот пальцем и в то же мгновение заметил сурка, неторопливо выбравшегося из растущей вдоль реки травы. Это он тоже потом помнил. И то, как зверёк поднял мордочку, заметив их.

Возможно, Джереми на тот момент был полностью поглощен собой, своим ритмом, собственным удивлением, - уверенности не было. Собирался ли он окликнуть друзей? Вспоминая тот момент, мышцы горла напрягались сами собой.

Зверёк в свою очередь тоже застыл. Раздумывал. А потом с невероятной быстротой понесся через дорогу, всей своей массой жира и перекатывающихся мышц. Обогнув Гретхен, он со всего маха врезался в спицы колеса Шивани.

88. Адский Сурок

Он ещё только занес ногу над рамой, а Шивани, проскользнула в нескольких сантиметрах, и, шлепнув его пониже спины, крикнула: «Смотри, осторожно!»

Джереми Мэттис оттолкнулся, вскочил на велик, и через пару секунд уже обогнал жену. Этих секунд хватило, чтобы прийти в восторг от того, какой лёгкой была рама, как плавно и четко переключались передачи. Обогнув угол, они поехали рядом, иногда чуть замедляясь, чтобы посмотреть по сторонам. Потом Джереми снова вырвался вперед, слегка повиливая, ему еще предстояло найти свою точку равновесия.

Только сегодня, выпала возможность прокатиться по-настоящему. Они пронеслись по Главной улице и свернули в переулок, срезав путь к черному ходу кафе, где уже собрались их приятели-велосипедисты: Марти, Гретхен и Ли.

Как только Джереми остановился у тротуара, в дверях показался Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе.
- Отличная парочка колес, - кивнул он на новый велосипед, - Я тебе явно переплачиваю.

- Так ты ему платишь? – отозвалась Шивани, - Мне казалось, он преподает ради удовольствия. В любом случае, этот малыш куплен на деньги, которые я получаю у генпрокурора.

Теперь и Шивани удостоилась кивка проректора.

Никто кроме Оуэна не стал пить кофе, всем не терпелось отправиться в путь, поэтому они лишь запаслись водой. Вскоре вся компания на велосипедах устремились к тропе, идущей вдоль Алум-Крик. День выдался хмурый, моросил дождик, от чего воздух делался прохладным, а асфальт скользким. Около пяти миль проехали, притормаживая и объезжая бегунов, детские коляски, собак на поводках. Наконец, они покинули город и теперь буквально летели по просторам центрального Огайо. Река извивалась, то подбираясь вплотную, то уходя прочь от старой, вымощенной досками тропы.

-Да ладно тебе выделываться, пижон! - хрипло выкрикнул Оуэн.


Джереми обернулся и помахал ему. Ехать на новом велосипеде было так приятно, что он не заметил, как опередил друзей, вынуждая и их ехать быстрее, чем обычно. Джереми замедлил движение и пропустил вперед Гретхен. Теперь он ехал рядом с Шивани, та запыхалась, но явно не хотела, чтобы он это заметил, и широко улыбалась.


- Ну как? – спросила она.


- Да-а-а. Прекрасно.


Позже он вспоминал, каким сильным себя чувствовал, как наслаждался скоростью. Прогулка явно удалась, да и весь день казался просто идеальным. Джереми с удовольствием ощущал, как пот подсыхает на ветру. Раздражали только несколько упрямых капель на лбу под козырьком шлема, он смахнул их рукой, и тут заметил, как из травы неспешно выбрался сурок. Это он вспомнил уже потом. Вспомнил даже, как зверёк задрал мордочку, почуяв людей.


А вот закричал ли он, чтобы предупредить остальных? Его так заворожило ритмичное вращение педалей? А может все произошло слишком неожиданно? Джереми не смог бы ответить.


Горло сжималось всякий раз, когда он пытался припомнить тот самый миг. Сурок замер, словно задумавшись. И вдруг этот комок жира и мышц на удивление проворно бросился через тропу, пробежал мимо Гретхен и тяжело ударился о спицы велосипеда Шивани.
 

89. Амина АР

Миссис Конфедрингтон



От модератора: текст перевода не приводится, как не имеющий отношения к 37 конкурсу.
№89 оставлен в файле, чтобы не ломать нумерацию

90. Анастасия Купряшова

Когда он садился на велосипед, Шивани подошла сзади и шлёпнула его чуть ниже спины. «Осторожнее», - крикнула она.

Джереми Маттис аж подпрыгнул на сидении. Он догнал жену несколькими рывками и начал кружить вокруг неё, к этому моменту он уже был очень доволен новой рамой, плавному отклику переключателя передач и мощностью. Проезжая первый поворот, они чуть сбавили скорость и проводили его взглядами. Затем он рванул снова, слегка вихляя: удерживать равновесие на новом велосипеде было непривычно.

До этого дня им не представлялась такая возможность покататься. Они свернули с главной дороги на узкую улицу и поехали к чёрному входу в кофе шоп, где их уже ждали друзья. Марти, Гретхен и Ли тоже поставили свои велосипеды здесь.

Стоило Джереми съехать на тротуар, Оуэн Тюрлоу тут же вышел из магазина с чашкой кофе в руке. «Хорошие колёса», - сказал он, приветствуя новый велосипед. «Видимо, я плачу тебе слишком много».

«С каких пор ты вообще начал ему платить?» - возмутилась голос Шивани. «Я думала, он занимается этим исключительно по любви. Но, как бы там ни было, этот красавчик куплен на мои деньги».

Наставник поприветствовал и её.

Все, кроме Оуэна, успели запастись достаточным количеством воды и были готовы ехать. Итак, скоро они снова уселись на велосипеды и покатили в сторону Алум-Крика*.
*58-мильный ручей в центре Штата Огайо

День выдался пасмурный, то и дело моросил дождь, не давая толком согреться, зато дорога не была пыльной. Менее чем через пять миль вынужденной медленной езды и постоянного уворачивания, они наконец-то оставили город позади вместе с его бегунами, детскими колясками и собачниками. Теперь ребята неслись по сверкающему открытому пространству центрального Огайо* мимо реки, виляющей вдоль старой железной дороги.
* Штат, расположенный в северо-восточной части США

«Эй, пижон, не задавайся так», - гаркнул Оуэн.

Джереми повернул прямо на него, заставив того уворачиваться. Он был так увлечён ездой, что совершенно не замечал, что едет быстрее друзей, которые двигались в своём обычном темпе. Джереми сбавил скорость, чтобы Гренхен смогла выбиться вперёд.
Когда он повернулся к Шивани, она тяжело дышала, но пожалеть её и ехать помедленнее не просила. Только широко улыбалась.

«Нравится?» - спросила она
«Ещё бы», - ответил он. «Конечно, нравится».
Он чувствовал себя смелым и быстрым и хорошо помнил это потом. Ритм езды, весь этот день были великолепны.

Ему нравилось ощущать, как ветер обдувает его потное лицо, но капелька пота на лбу под шлемом раздражала и доставляла неудобство.


На секунду отвлёкшись, он смахнул её пальцем, и именно в этот момент из зарослей вдоль реки выскочил сурок и бросился прямо на дорогу. Этот момент он тоже помнил потом. И ещё один - когда зверёк посмотрел на них.

Возможно, проблема была в том, что Джереми всё ещё был впечатлён своей ездой на новом велосипеде, всем этим действом, ритмом – неизвестно, но он замешкался. Закричал ли он? Мускулы в его горле напрягались, когда он вспоминал о случившемся.
Что касается животного, то оно застыло на месте. Сосредоточилось. Затем с поразительной скоростью рвануло вперёд, и, пытаясь увернуться от колёс Гретхен, с силой врезалось прямо в спицы Шивани.



 

91. Антонина Карпова

Отклонение
Дэвид Линн

Только он собрался закинуть ногу через велосипед, как Шивани подскочила и ударила его по мягкому месту.

− Смотри за собой, − закричала она.

Джереми Мэттис подпрыгнул и сел на седло. Он тут же догнал свою жену, пронесся мимо нее по улице, и уже удивлялся легкости новой рамы, плавному переключению передач и шестеренок. Они доехали до первого поворота и замедлились. Потом он снова поехал вперед, слегка колеблясь, баланс был совершенно иным, чем на его старом турере.

<...>

До сегодняшнего дня не было реальной возможности выйти на дорогу. Они повернули на главную улицу и подъехали к заднему входу кофейни, где собрались их друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли там со своими велосипедами.

Когда Джереми бросился на тротуар, Оуэн Тюрлоу вышел из магазина с чашкой кофе.

− Хорошие колеса, − сказал он, приветствуя новый велосипед. − Я должен платить тебе слишком много.

− С каких это пор ты вообще платишь ему? − возмутилась Шивани. − Я думала, что он учит только ради любви к делу. Во всяком случае, этот ребенок выходит из-под моего прокурорского контроля.

Проректор поприветствовал их по очереди.

Все, кроме Оуэна, были рады бутылкам с водой и стремились уехать. Вскоре они снова сели на велосипеды и поехали в Алум Крик. День был серым, от мелкого прохладного дождя блестел тротуар. Они проехали около пяти миль, прежде чем покинули город с его бегунами, детскими колясками и собачниками. Они летели по холмистой и открытой местности центрального Огайо, река извивалась вдоль старой железной дороги.

− Эй, пижон, перестань хвастаться, − громко хмыкнул Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему. Велосипед привел его в такой восторг, что он не осознавал, насколько обогнал своих друзей и вынудил их прибавить темп. Он сбавил темп, чтобы Гретхен смогла выйти вперед. Когда он повернулся, Шивани тяжело дышала, но не подавала виду. Она также широко улыбалась.

− Так? − сказала она.

− Да, − сказал он. − Хорошо

Он чувствовал себя сильным и быстрым, он вспомнил об этом потом. Ритм езды и весь день были превосходными. Даже капающий на ветру пот доставлял удовольствие, досаждало только пятно на лбу прямо под шлемом. Он щелкнул пальцами и в этот момент в высокой траве вдоль реки он заметил сурка. Это он тоже вспомнил потом. Как сурок поднял свою морду, заметив их.

Возможно, Джереми был поражен своим собственным импульсом, ритмом, неожиданностью, он заколебался. Он начал кричать? У него перехватило дыхание, когда он вспомнил этот момент.

Животное тоже застыло. Он с поразительной быстротой и силой бросился через дорогу. Уклоняясь от Гретхен, он сильно врезался в спицы Шивани.

92. Арсентий Тропаревский

Как раз тогда, когда он болтал ногой, сидя на велосипеде, Шивани прошла мимо него и шлепнула по заднице, сказав: "Будь осторожен”.

Джереми Маттис выпрямился и взобрался на седушку. Он нагнал жену за пару рывков и пронесся мимо неё по улице; и вот уже его мысли были поглощены восхищением изумительной легкостью новой рамы и плавной работе переключателя передач.

На первом повороте они немного сбавили скорость, чтобы осмотреться по сторонам; затем он снова поднажал, слегка теряя равновесие — балансировка полностью отличалась от привычного туринга .

За всё время это первый раз, когда наконец-то удалось выйти на дорогу. Они крутили педали до самого Мэйна, где потом они срезали через аллею до чёрного входа в кофейню, где их уже ждали друзья: Марти, Гретхен и Ли стояли наготове со своими байками.

Как только Джереми заехал на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Тарлоу с чашкой кофе в руках:
— Отличный велик, — сказал Оуэн, — оценивая велосипед — Я наверно слишком много тебе плачу.
— Да с чего ты взял, что ты ему платишь? — спросила Шивани - Я думала, что он преподаёт потому что ему это нравится. В любом случае, его труд оплачивается из моего кармана генеральным прокурором.
— и тебе привет Шивани, — поприветствовал её Оуэн.
Все кроме Тарлоу были довольны флягами для воды и им уже не терпелось отправиться. Вскоре они уже были в пути и неслись на всех парах к Алум Крик.

Вокруг была сплошная серость; время от времени робкий дождик обдавал их легкой прохладой, слегка полируя поверхность асфальта.
Им потребовалось не менее 5 миль езды, чтоб оставить позади все то, что напоминало о городе: любителей пробежек, мамочек с колясками и собачников. Они мчались через развернувшуюся сельскую панораму центрального Охио; стан реки изгибался вдоль старых железнодорожных путей, то подходя вплотную, то откидываясь назад.

— Слышь умник, хватит выпендриваться, — вслух пробурчал Оуэн.
Джереми обернулся и помахал ему рукой.
Велосипед под ним ревел от блаженства, что вскоре, сам того не заметив, Джереми вырвался вперед, вынуждая своих товарищей догонять его.

Он немного сбросил скорость и покатился дальше по инерции, позволив Гретхен обойти его.
Когда он поравнялся с Шивани, то увидел, что она уже запыхалась, хотя и отказала ему в удовольствии признаться в этом.

На её лице была широкая улыбка:
— Ну как? — спросила она.
— Да, — сказал Джереми, — круто.
Он чувствовал как жизнь наполняла его изнутри - позже он это вспомнит. Все, начиная самой поездкой и заканчивая самим днём - было идеально. Он кайфовал даже от того как его пот с легкостью растворялся в попутном бризе, не считая только раздражающего кусочка пластыря болтающегося на брови под козырьком его шлема.

Он начал карябать его своим пальцем, и в этот самый момент он заметил сурка, выбегающего из густых зарослей травы около реки. Позже он вспомнил этот момент: как грызун поднял свою мордочку, заметив движение.

Возможно, что Джереми был настолько поглощен моментом, что он просто не знал что делать. Забил ли он тревогу? Как только он вспоминал это мгновение, его гортань сжималась от напряжения.

В свою очередь, грызун застыл на месте, оценивая обстановку. Затем, с невероятной быстротой, напрягая каждую жилку своего тела, бросился через дорогу наперерез велосипедистам. Увернувшись от Гретхен, с Шивани он оказался менее удачлив: спицы колёс жёстко вошли в плоть зверька.

93. Борисова Елена

Не меняя позы, он стоял с перекинутой через велосипед ногой, когда Шивани пронеслась мимо и ударила в крестец.


«Берегись!» — крикнула она.


Джереми Маттис внезапно вскочил на велосипед, затем догнал свою жену в считанные секунды, со свистом пронесясь мимо. И до этого довольный лёгкостью новой рамы и мягким переключением скоростей он всё не мог нарадоваться новому велосипеду. На первом перекрёстке они сбавили скорость до прогулочной, чтобы выбрать направление. Джереми снова подался вперёд, немного повихляв — держать равновесие на его древнем туристском велосипеде надо было совсем по-другому.


<…>


До сегодняшнего дня они никак не могли добраться до дороги. Ближе к линии моря они замедлились и проехали вдоль улицы прямо к заднему входу кофейни, где друзья уже ждали их. Марти, Гретхен и Ли стояли, опираясь на свои велики.


Как только Джереми свернул на тротуар, из кофейни появился Оуэн Турлоу с кружкой.


«Классный велик, — отметил он, глядя на новый велосипед. — Похоже, я плачу тебе слишком много».

«Платишь? С каких это пор? — спросила Шивани. — Я думала, что он преподаёт только из любви к профессии. В любом случае этот малыш достался мне благодаря проверке генерального прокурора».


В свою очередь полицейский отдал ей честь.


Всем, кроме Оуэна, воды в бутылках было достаточно для утоления жажды, и они уже хотели ехать. Скоро они снова ехали в горку и быстро добрались до дороги Алам Крик. День был серый, и дорога блестела от холодного, но редкого мелкого дождя. Им потребовалось не больше 8 километров блуждания и плутания, чтобы выехать из города вместе с бегунами, родителями с колясками и владельцами собак. Теперь они неслись по волнистой и открытой равнине центрального Огайо. Река то почти соединялась со старой железной дорогой, вдоль которой она извивалась, то совсем уходила от неё.


«Эй, нюня, прекрати выделываться!» — громко заметил Оуэн.


Джереми обернулся и махнул в его сторону. Велосипед ехал так хорошо, что он и не заметил как обогнал своих друзей и вынудил их ехать быстрее обычного. Он расслабился и замедлил скорость, уступив первенство Гретхен. Когда Шивани догнала Джереми, ей уже было тяжело дышать, но она не хотела доставлять ему удовольствие заметить это, поэтому она также широко улыбалась.



«Ну как?» — спросила она.


«Отлично. Великолепно».


Он чувствовал себя сильным и быстрым — как он потом вспоминал. Темп езды и вообще весь день были идеальны. Даже пот его не беспокоил — лицо обдувал слабый ветерок, за исключением тонкой полосы прямо под краем его шлема. Он вытер её пальцем и в этот же момент увидел сурка, крадущегося в высокой траве вдоль реки. Он об этом так и вспоминал: мордочка заметившего их зверя.
Может, Джереми ехал слишком быстро и не ожидал этого — он сомневался.


Звал ли он кого-нибудь? Ком вставал в горле, когда он вспоминал этот момент.
Животное же застыло. Оценило условия. Затем в виде одной сплошной стальной мышцы кинулось со всей силой на другую сторону тропы, обогнуло Гретхен и со всей силы влетело в спицы велосипеда Шивани,

94. Валерия Ермилова

Дэвид Линн. Дивергенция.


Пока он садился на велосипед, Шивани прошмыгнула мимо и шлепнула его по бедру. «Будь осторожен!» – прокричала она.


Джереми Маттиз, подпрыгнув, уселся на седло. Он догнал жену за несколько вращений педалями и, проносясь мимо нее, уже не мог не восхищаться легкостью новой рамы и плавной работой переключателя и передач. На первом повороте они ехали не спеша, замедлившись, чтобы посмотреть по сторонам. Он снова поехал первым, слегка покачиваясь, потому что найти равновесие было труднее, чем на его старом прогулочном велосипеде.


<...>


До сегодняшнего дня у них не было возможности выбраться на дорогу. Они быстро спустились к Мэйн и срезали через аллею к черному входу кофейного магазина, где уже собралась небольшая компания их друзей. Мэри, Гретхен и Ли стояли там со своими велосипедами.


Когда Джереми съехал на тротуар, Оуэн Терлоу вышел из магазина с чашкой кофе. «Классный велик, – сказал он, похвалив новый велосипед Джереми. – Должно быть, я плачу тебе слишком много».


– С каких это пор ты ему вообще платишь? – спросила Шивани требовательно. – Я думала, что он преподает лишь потому, что любит это дело. В любом случае мы приобрели эту крошку только благодаря моему чеку от Министра юстиции.


Проректор в ответ выразил ей свою признательность.


Все, кроме Оуэна, были рады бутылкам с водой и готовы ехать дальше. Вскоре они снова оседлали велосипеды и срезали путь к дороге вдоль реки Алум Крик. День был пасмурный, и изредка шел мелкий дождь, остужавший их пыл, но мочивший асфальт. Петляя время от времени, они проехали меньше пяти миль, прежде чем покинули город вместе с его бегунами и людьми, гуляющими с колясками или собаками. Теперь они мчались по открытой холмистой местности штата Огайо рядом с извивающейся речкой, которая затем от старой железной дороги снова устремлялась вдаль.


– Эй, стиляга, прекращай выпендриваться! – громко проворчал Оуэн.


Джереми развернулся и отбросил его волной воздуха. Велосипед, на котором он ехал, приносил столько удовольствия, что он и не заметил, как уехал далеко вперед, вынуждая друзей ехать быстрее обычного. Он замедлился, двигаясь так, чтобы Гретхен могла поехать первой. Когда он откатился назад, Шивани тяжело дышала, но, широко улыбаясь, она не дала ему шанса сказать об этом.


– И как? – спросила она.


– Да уж, недурно, – ответил он.


Он чувствовал себя сильным и быстрым, и он вспомнит об этом потом. Ритм поездки в течение всего дня был идеален. Ему было приятно даже тот, как легко было смахивать пот с лица, за исключением места над его бровью прямо под краем шлема, где был приклеен пластырь. Он слегка постучал по нему пальцем и в этот момент заметил сурка, неторопливо выбегающего из высокой травы у реки. Об этом он тоже вспоминал позднее и о том, как зверек поднял свою мордочку, также заметив их.


Возможно, Джереми оказался в плену своей собственной скорости, ритма, удивления. Он сомневался. Начал ли он кричать? Связки в горле напряглись, когда он вспоминал этот момент.


Зверек, в свою очередь, также замер, раздумывая. Затем с невероятной скоростью эта тушка подвижных мышц и жира помчалась через дорогу. Увернувшись от проезжающей мимо Гретхен, сурок врезался в велосипедные спицы Шивани.

95. Валерия05

Дэвид Гарольд Линн. Дивергенция

Шивани промчалась на своем велосипеде мимо него и шлепнула его по пояснице, как только он начал усаживаться на велосипед.

- Будь аккуратен! – воскликнула девушка.

Джереми Маттис вскочил на седло своего байка, и, догнав свою жену в два счета, пронесся мимо нее. Он сразу оценил работу механизма: переключатель скоростей и привод давали плавный отклик, а новая рама казалась достаточно легкой.

Они свернули на первом повороте, и каждый раз сбавляли скорость, когда их взгляды встречались. Джереми вновь пошел на обгон, и байк почти не раскачивался из стороны в сторону - равновесное состояние было гораздо устойчивее, чем у предыдущего путешественника.
<…>
Сегодня появилась настоящая возможность отправиться в путь. Они спустились на главную дорогу и мчались по аллее к заднему выходу кофейного магазина, где уже собралась маленькая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли со своими велосипедами возле магазина.
Как только Джереми заехал на тротуар, Оуэн Фёрлоу вышел из магазина со стаканчиком кофе

- Неплохие колёса! – оценил Оуэн, приветствуя новый байк. – Кажется, я слишком много тебе плачу.

- И с каких пор ты ему платишь вообще? – возмутилась Шивани. – Я думала, что ему просто нравится преподавать. Ну и ладно, чек, выписанный мне генеральным прокурором все равно не оплатит этого малыша.
Ректор поприветствовал ее в ответ.

Каждый, кроме Оуэна, выпил по бутылке воды. Все уже хотели отправляться, и побыстрее оседлав свои байки, рванули к направлению ручья Алюм Крик. День был пасмурный. Мелкая слабая изморось дарила путникам свежесть, и, роняя капли на асфальт, делала его скользким.

После вихлявой езды на протяжении пяти миль, им наконец удалось оставить город позади, вместе с его бегунами, собачниками и людьми, гуляющих вместе с детскими колясками. Они неслись по открытой равнинной местности центрального Огайо вдоль реки, постоянно извивающейся еще от старой железной дороги.

- Эй, хвастун, хорош выпендриваться! – громко буркнул Оуэн.

Джереми обернулся и посигналил в ответ. Он был настолько доволен новым байком, что сам не заметил, как вырвался вперед, вынуждая своих друзей прибавить скорость. Сбавив темп, он позволил Гретчен взять лидерство, и сравнялся с Шивани. Ее дыхание сбилось, но она старалась не показывать этого, скрывая одышку за широкой улыбкой.

- Ну и как он тебе? – спросила Шивани.

- То, что надо! – оценил Джереми.
Он чувствовал себя сильным и быстрым, и он вспомнит это чувство потом. Темп езды был абсолютно идеальным для него на протяжении всего дня. Ему нравилось все, вплоть до того, как ветерок сдувал капельки пота с его тела. Исключением был надоевший ему пластырь, находящийся над его бровью прямо под краем шлема. Джереми подкрепил его пальцем, и в этот момент заметил сурка, выбивающегося из высокой травы, прорастающей вдоль реки. Этот момент также станет воспоминанием. Сурок приподнял свою мордочку, наблюдая за путниками.

Мгновение, темп и внезапность застали Джереми врасплох. Начал ли он кричать? Ком подступил к его горлу, когда он вспомнил момент.
В свою очередь животное застыло на месте и сосредоточилось. Затем с огромной скоростью пронеслось всей массой своего тела через дорогу. Минуя Гретчен, оно врезалось в спицы байка Шивани.
 

96. Вылысыпыдыст

Только он перекинул ногу через раму велосипеда, как Шивани, проезжая мимо, шлепнула его по заднице.

- Не зевай!

Джереми Мэттис вскочил в седло, несколькими движениями догнал жену, пронесся мимо нее по улице и вот уже он восхищается легкостью новой рамы и слаженной работой механизма переключения передач и зубчатого сцепления. На первом углу они неслись во весь опор, лишь немного снижая темп, чтобы оглянуться. И опять слегка покачиваясь, он понесся вперед – баланс не сравнить с тем, что был на допотопном, туристическом велике.

Сегодня наконец-то появилась реальная возможность выбраться на дорогу. Спустившись на Мэйн стрит Джереми и Шивани покатили по аллее к черному ходу кофейни, где уже собралась небольшая компания друзей – Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.

Только Джереми запрыгнул колесами на тротуар, как из заведения с чашкой кофе в руках вышел Оуэн Тарлоу.

- Вот это вещь – похвалил он новый велосипед. – Кажется, я вам переплачиваю.

- С каких это пор ты ему платишь? – воскликнула Шивани. – Я думала, что он преподает чисто из любви к искусству. Как бы то ни было, это дитя не вписывается в мою чековую книжку от Генерального прокурора.

Ректор поприветствовал ее в ответ.

Все, кроме Оуэна, обошлись бутылками с водой и очень хотели ехать. Вскоре, они снова оседлали свои велосипеды и помчались к Элам Крик. День выдался пасмурным, но несмотря на прохладу слабого моросящего дождика они продолжали скользить по тротуару. Чуть менее пяти миль редких виражей и поворотов и город со всеми его любителями бега трусцой, детскими колясками и собачатниками остался позади. Теперь они неслись по открытым просторам центрального Огайо, где река то приближалась к старой железной дороге, то отдалялась от нее.

- Эй, выскочка, хватит выпендриваться, - прогрохотал Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему. Езда на велосипеде доставляла такую истинную радость, что совершенно неосознанно он вышел вперед, заставив и своих друзей прибавить темп. Потом сбавил, пошел спокойно, чтобы Гретхен вышла вперед. Когда Джереми пристроился рядом, Шивани тяжело дышала, но не дала ему и повода это понять. Она тоже широко улыбалась.

- Ну и как тебе?

- Классно, - откликнулся Джереми.

Позже он вспоминал, как чувствовал в себе силу и скорость. И ритм езды, и весь день казались просто идеальными. Удовольствие приносило даже то, как пот впитывался на легком ветерке, за исключением раздражающего пятна над бровью, как раз под выступом шлема. Он смахнул его пальцем и в этот же миг заметил сурка, бегущего из высокой травы вдоль речки. И это тоже он вспомнил потом. Как он, заметив их, поднял морду.

То ли он был поглощен своей инерцией движения, ритмом, неожиданностью – определиться в этом никак не мог. Начал кричать или нет? Как он вспоминал, мышцы у него в горле в этот момент стянуло.

А животное тоже замерло. Насторожилось. Потом с удивительным проворством бросило всю свою массу подвижных мышц и жира вдоль по тропинке. Уворачиваясь от Гретхен, сурок сильно врезался в спицы велосипеда Шивани.

97. Гиллель

Divergence by David H. Lynn

- Смотри в оба! – весело крикнула Шивани. Она плавно тронулась с места и, обходя Джереми, успела отвесить ему легкий шлепок по заднице.

Запрыгнув на байк, Джереми Мэттис в два счета настиг жену, и, разгоняясь, с восхищением ощутил, как легко заходит в поворот новенький корпус, как мягко пружинит коробка передач. На перекрестке они сровнялись, оба притормозили, оглядываясь – и Джереми, качнувшись, снова дал газу. Какой движок, какой баланс! Новый байк не шел ни в какое сравнение с его прежней колымагой.

<…>
Они давно ждали удачного дня для совместной поездки, и он наконец-то случился. Свернув в узенький проулок, Джереми и Шивани подкатили к кофейне, где уже припарковалась верная компашка: Марти, Гретхен и Ли – все в полной боевой готовности.

Джереми остановился у входа. Из дверей кофейни возник Оуэн Турлоу с дымящейся чашкой в руке.

- Колеса что надо! – протянул он, со знанием дела оглядывая новенький байк Джереми. – Видать, я слишком много тебе плачу.

- Платишь? С каких это пор? Когда ты вообще последний раз ему платил? – возмутилась Шивани. – И вообще, Джереми учил тебя кататься не ради денег, просто ему нравилось, и все. А в этой железной малышке, если хочешь знать – половина моей годовой зарплаты, вот так-то.

Оуэн улыбнулся и шутливо отдал честь.

Всем не терпелось тронуться в путь. Оуэн допил кофе, остальные приложились к бутылкам с водой, и через пару минут компания уже неслась по улицам. День выдался пасмурный, с неба сыпало изморосью, асфальт отливал черным. Порядка пяти миль они петляли по городским кварталам, оглушая мамочек с колясками и пенсионеров с собаками. Вскоре суетный город остался далеко позади и перед ними открылась бескрайняя равнина центрального Огайо. Вдалеке поблескивали излучины реки, где-то рядом петляла старая железная дорога.

- Хэй, сосунки! Сейчас я вас сделаю! – крикнул Оуэн.

Джереми обернулся и махнул ему рукой в ответ. Дикая, оглушающая радость гонки на новой машине накрыла его с головой, и он совсем не заметил, как вырвался вперед, заставляя остальных мчать быстрее обычного. Джереми сбавил скорость, уходя в накат и пропуская вперед Гретхен. Он поравнялся с Шивани – она тяжело дышала, но, не желая выдавать свою слабость, широко ему улыбнулась.

- Ну как?

- Супер!

Да, все было супер! Сила и скорость переполняли его. Потом он вспомнит это ощущение. Все шло отлично, все радовало, и даже ветер, казалось, работает на него, мягко слизывая с лица капли пота. Одна досадная капля набухла над бровью, под козырьком шлема. Он смахнул ее пальцем – и в ту же секунду, мазнув взглядом по обочине, заметил, как из травы выбегает сурок. Семенит вдоль дороги, поднимает рыльце, замечает людей. Это Джереми тоже потом вспомнит.

Что это было? Он оказался в плену ритма и скорости? Джереми никак не мог осознать, что же случилось потом. Кажется, он что-то кричал в тот момент… Внезапно Джереми вспомнил все – и к горлу подкатил тяжелый комок.

Зверек замер. Повел носом. И вдруг с удивительным проворством покатил свою увесистую тушку наперерез машинам. Увильнув от байка Гретхен, он со всего размаху протаранил колесо Шивани.

98. Иван Жёлтиков

Дивергенция

Дэвид Х. Линн

Не успел он перекинуть ногу через байк, как Шивани с криком «Поберегись!» пронеслась мимо, шлёпнув его по заду.

Джереми Маттис запрыгнул на сидение. Пара манёвров на улице, и вот уже он обгоняет свою жену, наслаждаясь блеском новой рамы и плавным откликом велосипедной трансмиссии. На первом повороте оба затормозили и осмотрелись. Затем он снова втопил, чуть раскачиваясь – устойчивость была несравнима с его старой туристической моделью.

<...>

Сегодня они наконец-то вырвались на дорогу. Спустившись по Мэйну они прокатились вдоль аллеи до заднего входа кафе, где уже собралась небольшая компания их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли возле своих байков.

Оуэн Турлоу с чашкой кофе вышел из кафе навстречу Джереми.

- Знатные колёса! - сказал он. - Сдаётся мне, я тебе переплачиваю.

- Это когда же ты ему платить начал? - уточнила Шивани. - Я думала он ради удовольствия обучал. В любом случае, эта малышка оплачена мною чеком от генерального прокурора.

Ректор поприветствовал её.

Кроме Оуэна все предпочли воду в бутылках, и вскоре компания уже срезала путь к Алум-Грику.

День выдался пасмурным, а асфальт мокрым из-за накрапывающего прохладного дождика. Попетляв миль пять, они оставили позади город вместе с его бегунами, детскими колясками и собачниками. Теперь они летели по просторам центрального Огайо, мимо холмов и реки, вьющейся вокруг старой железной дороги.

- Эй, красивые штаны, хватит хвастаться! – громко крикнул Оуэн.

Обернувшись, Джереми махнул рукой. Радость от нового велика переполняла, и он, сам того не замечая, задавал друзьям непривычно высокий темп. Сбросив скорость, он пропустил вперёд Гретхен. Поравнявшись с Шивани, Джереми мог бы заметить, что она тяжело дышит. Но девушка не желала доставлять ему такого удовольствия, и скрыла усталость за широкой улыбкой.

- Ну как? – спросил он.

- Да, - ответила Шивани, - чудесно!

Тогда он чувствовал силу и скорость – после он хорошо помнил эти ощущения. Весь день он двигался в оптимальном ритме. Даже пот идеально исчезал с его тела, растворяясь во встречном ветре. Кроме, пожалуй, одного участка на лбу, прямо под защитным стеклом шлема. Это немного раздражало, и он попробовал вытереть его пальцем. В тот самый миг он заметил сурка, пробиравшегося с берега реки сквозь высокую траву. Эти кадры он также восстановит в памяти позже. И как сурок поднял мордочку, заметив их компанию.

Возможно, Джереми был слишком погружен в свои ощущения, в ритм. Удивительно, но он растерялся. Успел ли он крикнуть? Ком подкатывает к горлу, когда в его памяти прокручиваются те мгновения.

Животное тоже на миг оцепенело, задумалось. А потом с удивительной скоростью этот комок из мышц и жира бросился наперерез. Уворачиваясь от столкновения с Гретхен, Джереми на всей скорости влетел прямо в спицы Шивани.

99. Изабелла


В тот момент, когда он занес ногу над великом, Шивани пронеслась мимо, хлопнув его рукой пониже спины. "Берегись", - крикнула она.

Джереми Маттис, подскочив, сел на велик. И в два счета догнал жену. Чудо, а не велик! Им нельзя не восхищаться: легкая рама, плавное скольжение, послушный рулевой механизм. Доехав до угла, они замедлили скорость, чтобы взглянуть друг на друга. И опять он вырвался вперед, слегка покачиваясь, чтобы удерживать равновесие. И это получалось у него лучше, чем на предыдущем походном экземпляре.

Лишь сегодня им, наконец-то, выпал шанс выбраться на дорогу. Сперва они мчались по шоссе в сторону Мэйн. Затем рассекали воздух на аллее, ведущей к заднему крыльцу кофейного павильона. Там уже собрались их друзья, среди которых - Марти, Гретхен и Ли. Все были со своими велосипедами.

Притормозив у тротуара, Джереми увидел, что Овен Турлов выходит из кофейни с чашкой кофе в руках. "Прекрасные колеса", - поприветствовал он новый велосипед Джереми. - "Должно быть, я плачу тебе слишком много".

"С каких это пор ты начал ему платить?" - возмутилась Шивани. - "А я думала, что он преподает только из любви к делу. Если это и так, то лишь благодаря моему прокурорскому контролю".

Ректор поприветствовал и ее.

Все, кроме Овена, довольствовались купленными бутылками с водой и были полны желания скорее отправиться в путь. Поэтому без долгих проволочек они оседлали свои велосипеды и покатили по направлению к тропе Элам Крик. День был пасмурный, слабый моросящий дождик не давал испечься от жары, но в то же время дорогу делал скользкой. В течение некоторого времени им пришлось пробираться сквозь городскую сутолоку, ловко уворачиваясь от столкновений и объезжая бегунов, мамочек с малышами и собачников. Но менее, чем через пять миль все это осталось позади. И вот они уже на открытой холмистой местности центрального Огайо, где река, извиваясь крючком, вновь убегает вдаль от одиночной железнодорожной ветки.

"Эй, вы, воображалы, перестаньте красоваться", - громко проворчал Овен.

Джереми вильнул бедрами и помахал ему рукой. Машина, на которой он ехал, выказывала такую чистую радость, что без всякий усилий с его стороны и не осознавая этого, он летел впереди всех, вынуждая своих друзей ехать быстрее обычного, чтобы слишком не отставать. Джереми замедлил ход, перестав крутить педали, и Гретхен вырвалась вперед. Затем он подкатил поближе к Шивани. Она тяжело дышала. Но чтобы не дать ему это заметить, широко улыбалась.

- Ты как? - спросила она.

- Класс, - ответил он. - Здорово.

Как впоследствии вспоминал Джереми, в тот момент он ощущал в себе силу и стремительность. Все было на высоте: ритм езды, дорога, все события дня с самого утра. Удовлетворение он находил даже в том, что пот испарялся на ветру, не доставляя неудобств. Оставался лишь небольшой участок пота над бровью, у края шлема, да и тот он смахнул пальцем. И в то же мгновение сурок, выслеживающий кого-то в высокой траве у реки, выкатился на дорогу. Позже Джереми вспоминал, что зверек, заметив их, приподнял мордочку.

Также в своих воспоминаниях об этом дне Джереми сомневался, не был ли он всецело поглощен своим порывом, ритмом движения, внезапностью увиденного. Не вскрикнул ли он? Мышцы его горла напрягались, когда этот эпизод вставал у него перед глазами.

В свою очередь зверек тоже застыл. Задумался. А затем с невероятной быстротой всей массой своего тельца покатился через тропинку. Увернувшись от Гретхен, он со всего размаху налетел прямо на колеса велосипеда Шивани.


 

100. Илья Никитичев

Не успел он занести ногу над сидением, как рядом, весьма чувствительно толкнув его, молнией проехала Шивани, шутливо бросив: «Осторожней!»

Уязвлённый, Джереми Мэтис поспешил вскочить на велосипед, и уже через пару мгновений он поравнялся с женой и обогнал её. Для Джереми лёгкость рамы и отзывчивость переключения скоростей всё ещё были в новинку. Приблизившись к первому повороту, пара замедлила скорость, внимательно смотря по сторонам. Вновь вырвавшись вперёд, Джереми почувствовал, что велосипед слегка качает. К новой балансировке привыкаешь не сразу.

<…> Возможности покататься вместе все ждали уже давно. Свернув с главной улицы и проехав по аллее, Шивани и Джереми оказались у входа в кофейню, где их уже ждали готовые к велосипедной прогулке друзья, Марти, Гретчен и Ли.

Джереми поставил свой велосипед на тротуаре и увидел в дверях Оуэна Турлоу с кружкой кофе. «Отличная вещь», – похвалил он велосипед Джереми. – «У тебя талант тратить мои деньги».

«Ты ведь ему не платишь», – возразила Шивани. «Работать с детьми для него просто хобби. А велосипед он купил на мой заработок в адвокатской конторе». Тот душевно улыбнулся в ответ.

Когда была решена проблема с запасом воды в дорогу (хотя Оуэн остался недоволен), все отправились в путь. Вскоре друзья уже ехали к реке Алум-Крик. Погода была мрачной. Время от времени налетал моросящий дождь, от которого дорога становилась скользкой. Через пять миль плутания по улицам город, а вместе с ним бегуны, мамы с колясками и люди, выгуливающие собак, наконец-то остались позади. Теперь перед ними был лишь бесконечный простор центрального Огайо и изгиб реки, то приближавшейся, то отдалявшейся от заброшенного железнодорожного пути.

«Эй, спортсмен, не задавайся!» – крикнул Оуэн.

Джереми слегка повернул и обогнал Оуэна. Ехать на новом велосипеде было так приятно, что Джереми сам не заметил, как оказался впереди своих друзей. Он сбавил скорость и дал Гретчен вырваться вперёд. Подъехав в ней, он обратил внимание на Шивани, которая тяжело дышала, но изо всех сил скрывала это, особенно от Джереми. Вместо этого она широко улыбалась.

– Как ты? – спросила она.

– Порядок, – ответил Джереми.

Впоследствии он вспоминал, что в тот момент у него словно открылось второе дыхание. Ритм езды, атмосфера – всё было идеально. Даже в том, как встречный ветер обдувал его вспотевший лоб, обходя только одну каплю прямо над бровью под шлемом, было какое-то особенное удовольствие. Джереми смахнул пот со лба и внезапно заметил суслика, выходящего из зарослей травы у реки. Он отчётливо запомнил мордочку зверька, с любопытством смотревшего на людей.

Что заставило Джереми поколебаться, сказать трудно: неожиданность, радость поездки или её ритм. Он был не уверен, выкрикнул ли он тогда друзьям быть осторожней: ком подступал к горлу при воспоминании об этом мгновении.

На короткий миг суслик замер на месте, а затем с поразительной для маленького клубка жира и мускулов скоростью кинулся на дорогу, увернулся от Гретчен и с силой врезался в спицы велосипеда Шивани.

101. КсенияЧ.

Отклонение


Дэвид Г. Лин


Пока он покачивал ногой, оперевшись на велосипед, Шивани с лёгкостью проехала мимо и хлопнула его по заднице.


-Осторожней, - прикрикнула она.


Джереми Маттис, подпрыгнув, перекинул ногу через седло и уселся верхом. Он догнал свою жену спустя пару оборотов педалей, пронёсся мимо неё по улице и в который раз поразился легкости новой рамы, плавному переключению скоростей. Проезжая первый перекресток, они притормозили, чтобы убедиться в безопасности пути. И вновь он наклонился вперед, слегка дрожа - балансировка разительно отличалась от его древнёхонького туристического велика.


<...>


До сегодняшнего дня не возникало возможности опробовать дорогу. Они развернулись к центру городка и промчались вдоль аллеи прямо к черному входу кофейни, где уже собралась небольшая группа их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли вместе со своими велосипедами.


Джереми остановился, Оуэн Тюрлоу вышел из магазина со стаканчиком кофе.


-Колёса хоть куда, - присвистнул он, кивнув на новый велосипед. - Видимо, я слишком много тебе плачу.


-С каких это пор ты ему платишь? - возмутилась Шивани. - Мне казалось, что он преподаёт только из-за любви к этому делу. Впрочем, всё равно этот малыш куплен за мой счёт от Генерального прокурора.


Ректор поприветствовал и её.


Все, кроме Оуэна, закупились бутылочками с водой и жаждали уехать. Итак, вскоре они снова оседлали стальных коней и устремились к Алум Крику. День был хмурым, моросил мелкий дождик, который не только поддерживал воздух прохладным, но и делал асфальт скользким. Потребовалось чуть меньше пяти миль хаотичных вихляний и уклонений, прежде чем они покинули городок и всех его жителей с их пробежками, детскими колясками и собаками. Теперь же они мчались через открытую холмистую местность центрального Огайо, а мимо текла река, извивающаяся вновь и вновь рядом со старой железной дорогой.


-Эй, модные штанишки, перестань красоваться, - громко хмыкнул Оуэн.


Джереми повернулся и махнул ему рукою. Махина, на которой он несся, дарила ему настолько чистую радость, что, не замечая своего ускорения, укорял друзей за их обычный, медленнее чем его, темп. Он замедлился, двигаясь так, чтобы Гретхен смогла обогнать его. Когда Джереми вернулся на своё место рядом с женой, Шивани тяжело дышала, но не показывала своей усталости. Она также широко улыбалась.


-И как? - спросила она.


-Да, - сказал Джереми. - Потрясно.


Он чувствовал себя сильным и быстрым, как припомнилось ему позже. Ритм езды был идеальным весь день. Приносило удовольствие даже то, как ветер осушал его пот, оставляя лишь досадное пятно на лбу прямо под шлемом. Он щелкнул пальцами, и в это же мгновение из высоких приречных трав вывалился сурок. Об этом Джереми тоже вспомнил позже: как зверь приподнял свою морду, по очереди заметив их.


Возможно, Джереми был потрясён своим собственным импульсом, ритмом, появившейся неожиданностью - он колебался. Хотел начать кричать? Но горловые мышцы сжимались даже сейчас, когда он пытался вспомнить этот момент.


Животное также замерло. Сосредоточилось. Затем с поразительной быстротой со всей силой мышц и жира сурок метнулся по тропе. И, увернувшись от Гретхен, зверь со всего размаха врезался в спину Шивани.

102. Лёлик

Как только он перекинул ногу через раму велосипеда, Шивани пронеслась мимо и ударила его по заду.
- Смотри по сторонам, - крикнула она.
Джереми Маттис подскочил и опустился на сидение. Догнав жену спустя несколько секунд, он со свистом пронеся мимо неё, поражаясь легкости новой рамы, плавной отдачи и переключателю передач. Они плавно вошли в первый поворот, замедлившись, чтобы посмотреть дорогу. И снова, слегка шатаясь, он подался вперёд - баланс полностью отличался от его древнего "Туриста".
<...>
Только сегодня был реальный шанс вернуться на дорогу. Они свернули вниз на главную улицу и рассекая по аллее, направились к заднему входу кафе, у которого ждала небольшая группа их друзей. Марти, Гретхен и Ли уже там, стояли около своих велосипедов. Когда Джереми притормозил у тротуара, Оуэн Терлоу вышел из магазина с чашкой кофе.
- Классный велик, - сказал он, похвалив новый велосипед. - Должно быть я слишком много тебе плачу.
- С каких это пор ты ему вообще платишь? - потребовала Шивани. - Я думала, он ради любви преподаёт. В любом случае, этот малыш увидел свет белый благодаря моему чеку от главного прокурора.
Ректор в свою очередь поприветствовал её. Все, кроме Оуэна запаслись бутылками с водой и были готовы отправляться в путь.
Итак, вскоре они снова были на колесах и пересекали Алум-Крик.
День был хмурым, местами моросил слабый дождь, обеспечивая им прохладу, но не оставляя луж на тротуаре.
Примерно пять миль они плелись и петляли, прежде чем покинули город с его бегунами, мамочками с колясками и любителями собак.
Теперь они мчались через холмистую, открытую территорию центрального Огайо вдоль реки, извивающейся от старой железной дороги.
- Эй, маменькин сынок, хватит рисоваться, - громко проворчал Оуэн.
Джереми повернулся и махнул рукой Оуэну.
Велик, на котором он ехал приносил ему чистую радость, и не совсем осознавая он шёл впереди, обогнав своих друзей, которые ехали в обычном темпе.
Сбавив скорость, он позволил Гретхен выйти в лидеры. Когда Джереми свернул к Шивани, та тяжело дышала, но она не доставит ему удовольствия и не признается, что ей тяжело. Она также широко улыбнулась.
- Что? - сказала она.
- Ага, - ответил он. - Мило.
Он ощущал себя сильным и быстрым - об этом он позже вспомнит. Ритм езды, да и весь день были идеальными. Он наслаждался даже тем, как пот быстро испарялся под легким бризом, за исключением раздражающего участка высоко на лбу под козырьком шлема. Джереми смахнул пот пальцем, и в этот самый момент увидел сурка, выглядывающего из высокой травы у реки. Это он тоже вспомнит, но только позже. Как, заметив их, зверек поднял морду. Может быть, Джереми нашел свой собственный импульс, ритм, изумление - он замедлился. Он, что, кричал? Мышцы в горле напряглись, когда он вспомнил момент. Животное, в свою очередь, тоже замерло, изучая их. Затем задействовав все мышцы, он рванул вперёд. Уворачиваясь от Гретхен, он со всего размаха врезался в спицы Шивани.

103. Лена Ле

Когда он крутил педали велосипеда, Шивани задела его и ударила в спину.
- Следи за собой, - закричала она.
Джереми Маттис подпрыгнул на седле велосипеда. Он обогнал жену за несколько минут, просигналил ей на улице, и вскоре удивился легкости нового корпуса, колес и плавного велосипедного переключателя скорости. На первом повороте они курсировали, каждый раз задерживая взгляд. Он снова продвигался вперед, слегка покачиваясь – «его равновесие» полностью отличалось от старой марки велосипеда.
До сегодняшнего дня не было возможности выехать на дорогу. Они повернули к Мэйну и рассекали переулки от бокового входа в кофейню, где уже собралась небольшая группа друзей. Марти, Гретхен, Ли были уже там, стояли у велосипедов.
Когда Джереми загрохотал по тротуару, Оуэн Турлоу вышел из ресторана с чашкой кофе.
- Отличные колеса, - сказал он, приветствуя новый велосипед. Я должен заплатить тебе сполна.
- С каких пор ты ему платишь? - предъявила требование Шивани. Я думала, что он учился только ради любви к этому. Во всяком случае, этот малыш выходит из-под моего «контроля министра юстиции».
Тренер одобрил ее слова. Все, кроме Оуэна, остались довольны питьевой водой и хотели отъезжать. Итак, они снова остановились и сократили путь на Алум-Крик. День был серым, иногда со слабой моросью, накоплял влагу, опускаясь ловко на тротуар. Потребовалось менее пяти миль непредвиденного качания и лавирования, прежде чем они покинули город, вместе с бегунами, детскими колясками и пешеходами с собаками. Сейчас они летели по холмам, загородным окрестностям центрального Огайо, опять по извилистой реке, снова от железной дороги.
- Эй, пижон, не хвастайся! - громко вопил Оуэн.
Джереми развернулся, задав ему скорость. Велосипед, на котором он ездил, принёс ему такое счастье, что он не осознавая, вышел вперед, застигнув друзей на обычном темпе. Он расслабился, выехав так, что Гретхен смогла покачнуться впереди. Когда он повернулся к ней, Шивани тяжело дышала, но не дала ему повода признать ошибку. Она также широко улыбалась.
- Значит так? - сказала она.
- Да, - сказал он. Отлично.
Он почувствовал себя сильным и быстрым - он вспомнил об этом позже. Ритм езды, весь день был идеальным. Везло даже в том, что пот быстро высыхал на ветру, за исключением одной раздражающей капли от испарины на высоком лбу, прямо под козырьком каски. Он щелкнул пальцем, и в данный момент наблюдал за тем, как сурок выбирается из высоких трав вдоль реки. Об этом он тоже вспомнил попозже. Когда он задрал свой нос, то увидел их в повороте.
Возможно, Джереми был поражен собственной энергией, неожиданностью, собственным ритмом, но он колебался. Стал ли он кричать? Мускулы в горле напряглись, когда припоминал одно мгновение. В свою очередь животное замерло. За считанную минуту. Потом с поразительной быстротой он проехался по тушке животного на тропе. Уклонился от Гретхен, сильно врезавшись в колеса Шивани.

 

104. Мадина Рамазанова

В то время как он перекидывал ногу через байк Шивани, пронеслась мимо и ударила его по пояснице. «Будь осторожен», - прокричала она.

Джереми Мэттис уселся на сиденье. Он с легкостью схватил свою жену, проносясь мимо нее по улице, и уже поразился легкости новой рамы и плавной реакции переключателя передач. Они мчались до первого угла, замедляясь, чтобы осмотреть каждую сторону. Он вновь рванул вперед, слегка покачиваясь - баланс полностью отличался от его старого байка.

До сегодняшнего дня у них не было шанса прокатиться. Они свернули на Мэйн, промчались вдоль по аллее к черному входу кофейни, где уже собрались несколько их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли со своими байками.

Когда Джереми заехал на тротуар, из кофейни с чашечкой кофе вышел Оуэн Турлоу. «Отличные колеса! - сказал он, приветствуя новый байк. - должно быть я плачу тебе слишком много».

«С каких пор вы вообще ему платите? - возмутилась Шивани. - Я думала, что он преподает только из любви к этому. Как бы то ни было, этот малыш куплен на деньги из моего чека от Генерального прокурора».

Проректор в свою очередь поприветствовал ее.

Всем, кроме Оуэна, было достаточно бутылок с водой, и им не терпелось уехать. Итак , вскоре они вновь вели свои байки, перерезая путь к Алум Крик. День был пасмурный, от скользкой после дождя дороги веяло прохладой. Менее чем через пять миль, периодически петляющей дороги, они покинули город вместе с его бегунами, детскими колясками и собачниками. Теперь они мчали сквозь простирающуюся, открытую страну центрального Огайо, река извивалась тут и там, уходя вдаль к старой железной дороге.
«Эй, пижон, прекращай хвастаться», - громко заворчал Оуэн.

Джереми повернулся и махнул рукой в его сторону. Управляемая им машина доставила ему такое истинное наслаждение, что, не совсем понимая этого, он был впереди и поторапливал своих друзей, которые ехали с привычной скоростью. Он сбавил скорость, позволив Гретхен быть первой. Когда он вернулся на ее место, Шивани тяжело дышала, но не предоставила бы ему такого удовольствия признать это. Она все также широко улыбалась.

«Ну?» - сказала она.
«Да», - ответил он.

Он чувствовал себя сильным и быстрым - он вспомнил это позже. Ритм езды и вообще весь день были идеальными. Он получал удовольствие даже от того, как его пот впитывался на ветру, за исключением раздражающего места высоко на лбу, прямо под выступом шлема. Он смахнул пот пальцем, и в этот миг наблюдал за сурком, который неторопливо шел из высоких трав вдоль реки. Он тоже вспомнил это позже. То, как сурок поднял свою мордочку, заметив их.

Возможно, Джереми, поражёный своей динамикой и непредсказуемостью, колебался. Начал ли он кричать? Ком встал в горле, когда он вспомнил это мгновение.

Животное же замерло, все обдумывая. Затем, с поразительной быстротой сурок пронёс свою тушку со свистом через тропинку. Уклоняясь от Гретхен, протаранил спицы байка Шивани.

105. Мария Керн

Расхождение. Дэвид Линн

Шивани пролетела мимо, как раз когда он заносил ногу над велосипедом, и с размаху треснула его по пятой точке.

- Не зевай! - прокричала она.

Джереми Маттис так и подпрыгнул на месте, и тут же вскочил на седло. Он догнал жену в несколько рывков и со свистом пронесся мимо нее по улице, поражаясь легкости новой рамы и тому, как мягко переключаются передачи. До первого перекрестка они летели с крейсерской скоростью, притормозив только чтобы посмотреть по сторонам. Тут он снова вырвался вперед, слегка раскачиваясь из стороны в сторону - вес тут распределялся совсем по-другому, не чета его старому туристскому велику.

<...>

Ни единого шанса выбраться на дорогу до сегодняшнего дня у них не было. Они спустились вниз, к Главной улице и, срезав путь через узкий переулок, остановились у заднего входа кафетерия. Там уже собралась кучка их друзей: Марти, Гретхен и Ли, с велосипедами наготове.

Стоило Джереми притормозить у тротуара, как на пороге кафетерия показался Оуэн Тюрлоу с чашкой кофе в руках.

- Колеса отличные, - отсалютовал он новому велосипеду. - Кажется, многовато я тебе плачу.

- С каких это пор вы вообще ему платите? - возмутилась Шивани. - Я думала, он учительствует исключительно из любви к делу. В любом случае, этот красавец куплен на деньги, что я получила от прокурора штата.

Проректор отсалютовал и ей.

Никому, кроме Оуэна, кофе не требовался - хватало воды в бутылках и уже не терпелось стартовать. Так что вскоре они уже снова были в сёдлах и неслись по направлению к тропе Алам-Крик. День был серый, время от времени принималась легкая морось, бодрящая их, но покрывающая асфальт мокрой пленкой. Всего каких-то пять миль пришлось полавировать и поуворачиваться - и вот город со всеми его бегунами, мамашами с колясками и пешеходами с собаками уже остался позади. Теперь они мчались по открытой холмистой местности центрального Огайо, а рядом петляла река, то приближаясь к старым рельсам, то снова убегая от них.

- Эй, пижон, хватит выпендриваться! - громко прокряхтел Оуэн, еле переводя дух.

Джереми обернулся и кивнул ему. Ехать на новом велосипеде было таким чистым удовольствием, что он, даже до конца не осознавая этого, обогнал остальных и выбил их из привычного темпа. Он сбавил скорость и перестал крутить педали, позволяя Гретхен проскользнуть на место лидера. Когда он замедлился настолько, что поравнялся с Шивани, она всё еще дышала тяжело, но виду не подавала - не хотела доставить ему такого удовольствия.

- Ну как? - спросила она.

- Ага, здорово.

Потом он вспомнит, что в тот момент чувствовал себя сильным и быстрым. Ритм поездки, да и весь тот день были идеальны. Удовлетворение приносило даже ощущение того, как встречный ветер потихоньку высушивает выступивший пот - только одна раздражающая капля над бровью, прямо под кромкой шлема, всё никак не хотела высыхать. Он смахнул её пальцем, и в этот самый момент из высокой травы, растущей вдоль реки, выскочил сурок. Это он тоже вспомнит потом - как сурок поднял мордочку, словно приглядываясь к каждому из ездоков.

Может, Джереми был слишком поглощен собственным движением и ритмом, застигнут врасплох - он точно не знал. Окликнул ли он их тогда? Горло сдавило, стоило ему вспомнить ту секунду.

А зверек тогда замер на миг. Словно раздумывая. И тут же, с поразительной для такого комка мышц и жира быстротой, бросился через дорогу. Увернулся от Гретхен - и с размаху влетел между спиц колеса Шивани.

106. Маруся Елейцы

Едва он перекинул ногу через раму велосипеда, как Шивани промчалась мимо, легонько шлёпнув его по пятой точке.

- Не зевай! – весело крикнула она.

Джереми Мэттис тут же вскочил в седло. Несколько усилий, и он догнал жену, пулей пронёсся мимо неё по улице, продолжая восхищаться лёгкостью рамы, плавности работы переключателя скоростей и шестерёнок. Первый поворот они преодолели на скорости, немного притормаживая, дабы оглядеться по сторонам. Он снова сделал рывок вперёд, чуток повилял колёсами – баланс разительно отличался по сравнению с его стареньким туристическим велосипедом.

<…>

До сегодняшнего дня не было реальной возможности устроить заезд. Они развернулись к Мэйну и срезали вдоль переулка к чёрному ходу кофейни, где уже собрались их друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли там, опираясь на свои велосипеды.

Стоило Джереми подкатить к тротуару, как из кафетерия вышел Оуэн Тюрлоу с чашкой кофе.

- Крутой аппарат, - произнёс он, кивая на новый велосипед. – Должно быть, я слишком много тебе плачу.

- А с каких это пор ты вообще ему платишь? – требовательно спросила Шивани. – Я думала, он преподаёт, так сказать, из «любви к искусству». Кстати, эта красотка появилась у нас благодаря моей проверке для генерального прокурора.

Проректор поприветствовал и её.

Всех, кроме Оуэна, устроили бутылки с водой: друзьям не терпелось поскорее отправиться в путь. Снова рассевшись по своим велосипедам, они быстро поехали по дороге к Алум-Крику. Денёк стоял пасмурный, изредка накрапывал мелкий дождик, отчего крутить педали было не жарко, но велосипед скользил по асфальту. Без малого пять миль они еле-еле плелись, постоянно лавируя между бегунами, детскими колясками и гуляющими собачниками, и, наконец, город остался позади. Сейчас они мчались по холмистой, открытой местности центрального Огайо, вдоль извилистой реки, то близко, то опять уходящей вдаль от старой железной дороги.

- Эй, пижон, кончай выпендриваться, - зычно проворчал Оуэн.

Джереми обернулся и помахал ему рукой. Велосипед, которым он управлял, дарил такой неописуемый восторг, что, сам того не осознавая, он вырвался вперёд, предлагая друзьям темп гораздо более высокий, чем обычно. Он сбросил скорость и позволил Гретхен возглавить группу. Поравнявшись с Шивани, он увидел, что она запыхалась, однако не желала в этом сознаваться и тем самым доставить ему удовлетворение. Лицо её озаряла широкая улыбка.

- Ну и как? – спросила она.

- Умница.

Он ощущал себя сильным и стремительным – об этом он вспомнил позже. Ритм езды, да и весь день, был идеальным. Ему нравилось даже то, как эффектно пот высыхает на ветру, разве что за исключением местечка чуть выше брови, прямо под козырьком шлема. Смахивая пальцем раздражающее пятнышко, краем глаза он засёк семенящего в высокой траве у реки сурка. И это он тоже вспомнил потом. Как зверёк поднял мордочку, заметив их.

Наверное, Джереми был застигнут в каком-то своём импульсе, ритме, врасплох – он замешкался. Начал ли он кричать? Даже вспоминая это сейчас, горло сжимает тисками. В свою очередь сурок также застыл как вкопанный. Раздумывал. А затем с невероятной быстротой эта груда мышц и плоти рванула наперерез. Уворачиваясь от Гретхен, со всей силы он врезался в спицы велосипеда Шивани.

107. Михаил Кузнецов

Расхождение Дэвида Линна

Только он занес ногу над велосипедом, Шивани, проскочив мимо, шлепнула его по заду.
– Будь осторожней, – крикнула она.

Джереми Маттис вспрыгнул в седло. Он догнал супругу в несколько взмахов, со свистом пронесясь мимо нее по улице, восхищаясь легкостью новой рамы, плавным откликом переключателя скоростей. В первом повороте они замедлились, скользнув взглядом друг по другу. Снова он двинулся вперед, легко виляя – устойчивость была совершенно иной, чем у его старенького Турер(1).

До сегодняшнего дня реальной возможности выбраться на дорогу не выпадало. Они докрутили до центральной улицы и срезали через аллею к черному входу кафе, где их маленькая группка друзей уже собралась. Марти, Гретхен и Ли стояли с собственными велосипедами.

Едва Джереми взмахнул на тротуар, из магазина появился Оуэн Тёрлоу со стаканчиком кофе.
– Отличные колеса, – сказал он, приметив новый велосипед. – Видимо, я слишком много тебе плачу!
- С каких пор ты вообще ему что-то платишь? – спросила Шивани. – Я думала, он преподает только потому, что любит это. В любом случае, эта детка появилась благодаря моему чеку из Адвокатской Компании.
Ректор в свою очередь поприветствовал и ее.

Всем, кроме Оуэна, достаточно было взятой с собой воды и не терпелось ехать. Так что вскоре они снова были в седлах и пересекали Алум-Крик. День был хмурым, мелкая морось бодрила, а вот тротуар был скользким. Почти пять миль пришлось лавировать и уклоняться, пока не оставили за спиной город со всеми его бегунами, прогулочными колясочками и выгульщиками собак. И теперь они летели через холмистую открытую местность центрального Огайо, река петляла вдоль старого железнодорожного пути.

- Эй, выпендрежник, хватит красоваться, – окрикнул недовольный Оуэн.
Джереми крутанулся и подал знак рукой. Управлять новой машиной было одно удовольствие, так что, совершенно не замечая этого, он выбивался вперед и выдавливал друзей из их привычного ритма. Он замедлился, катясь по инерции, так, чтобы Гретхен могла естественным ходом выйти в лидеры. А когда он поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но все же не удостоила его признанием, что ей трудно. Она улыбалась также широко.
-Ну? – сказала она.
- Да! – сказал он. – Хорош.

Он чувствовал себя сильным и быстрым – как позднее будет вспоминать. Ритм в течение дня был отличным. Удовольствие было даже в том, как капли пота эффектно срывались с лица на ветру, за исключением того раздражающего небольшого участка высоко на лбу, как раз под кромкой шлема. Он смахнул пот пальцем и в тот момент приметил сурка, выходившего из высоких трав у реки. Это он припомнит тоже. Как тот поднимет мордочку, заметив их в свою очередь.

Может Джереми был захвачен собственным импульсом, ритмом, неожиданностью – он не мог ответить. Начал ли он кричать? Мышцы в горле напряглись, когда он вспомнил то мгновение. Животное тоже оцепенело. Одумалось. И с поразительной быстротой понесло свою бугрящуюся массу мускулов и жира наперерез. Уклоняясь от Гретхен, оно с силой врезалось в спицы Шивани.

(1) - Туристический велосипед марки Giant Tourer

108. Мэри

Как только он занёс ногу над велосипедом, мимо проехала Шивани.


— Не зевай! — прокричала она, шлёпнув его по заднице.


Джереми Маттис вскочил в седло, пару раз крутанув педали, обогнал жену и с ветерком помчался по улице, восторгаясь лёгкостью новой рамы и плавным переключением скоростей. Первый перекрёсток оба пролетели, чуть сбросив скорость, чтобы посмотреть по сторонам. Затем Джереми снова подналёг на педали и, чуть вихляя, покатил дальше — на дороге новый велосипед вёл себя совсем иначе, чем предыдущий, старенький туристский.


<...>


Реальная возможность выбраться на дорогу им представилась только сегодня. Джереми с Шивани доехали до Мейн-стрит и, срезав путь по переулку, оказались возле заднего входа в кофейню, у которого их поджидала группка друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли рядом со своими велосипедами.


Не успел Джереми зарулить на тротуар, как из кофейни со стаканчиком в руках появился Оуэн Тюрлоу, проректор колледжа.
— Крутые колёса, — одобрил он, кивнув на новый велосипед. — Похоже, я тебе слишком много плачу.


— Здрасьте, с каких это пор ты начал ему платить? — фыркнула Шивани. — Я думала, он преподаёт исключительно из любви к делу. Но не важно, этот малыш появился потому, что мне платит генеральный прокурор.

В ответ проректор уважительно приподнял стаканчик.


Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылочками с водой и горели желанием ехать. Итак, вскоре компания снова села на велосипеды и помчалась к Алум-крик. День стоял серый, время от времени накрапывало — приятная прохлада, но дорога скользкая. Лавируя в людском потоке, они менее чем через пять миль выехали из города, и бегуны трусцой, мамаши с колясками и собачники со своими четвероногими питомцами остались позади. Теперь Джереми и его друзья летели по открытым просторам центрального Огайо. Неподалёку сквозь пологие холмы вилась река, то приближаясь к старой железнодорожной ветке, то убегая от неё.


— Эй, пижон, кончай выделываться, — громко проворчал Оуэн.


Джереми повернулся и махнул ему. Езда на этом велосипеде доставляла истинную радость, и он незаметно для себя самого вырвался в лидеры, навязав друзьям непривычный для них темп. Джереми прекратил крутить педали и покатился по инерции, давая Гретхен возможность себя обогнать. Вскоре с ним поравнялась Шивани. Она тяжело дышала, но ни за что не доставила бы ему удовольствия, признавшись в усталости. А ещё на её губах играла широкая улыбка.


— Ну как? — поинтересовалась Шивани.


— Ты права. Классно.


Джереми чувствовал себя сильным и стремительным. Это он будет вспоминать потом. Ритм езды, сам день были идеальными. Даже пот приятно быстро высыхал на ветру, если не считать раздражающую полоску высоко на лбу, под краем шлема. Джереми провёл под ней пальцем и в этот миг разглядел сурка, выползшего из высокой травы у реки. Это Джереми тоже вспоминал позднее. Как тот поднял морду, заметив их в свою очередь.


Возможно, сыграли свою роль инерция, ритм, неожиданность — но Джереми замешкался. Закричал он тогда или нет? От попыток воскресить в памяти эти секунды у него тут же перехватывает горло.


Что касается зверька, он тоже замер. Поразмыслил. А затем с удивительным проворством бросился через дорогу клубком мышц и жира. И увернувшись от колёс Гретхен, врезался всем весом в спицы Шивани.

109. Пархоменко Полина

Дэвид Линн - Расхождение.


Он как раз перебрасывал ногу через велосипед, когда Шивани проскользнула мимо и ударила его по пятой точке. "Будь осторожен!", - воскликнула она.


Джереми Мэттис запрыгнул на седушку велосипеда. Он догнал жену за несколько движений, со свистом пронесясь мимо нее по улице, и уже удивлялся легкости новой рамы и плавной отдаче переключателя скоростей и шестеренок. Они ехали с предельной скоростью, на первом углу притормозив, чтобы посмотреть по сторонам. Он снова двинулся вперед, слегка покачиваясь - баланс разительно отличался от его старенького туристского велосипеда.


Только сегодня появилась возможность выбраться на дорогу. Они спустились к Майну и двигались вдоль аллеи к черному входу кофейни, где уже собралась небольшая группа их друзей. Марти, Гретхен и Ли стояли у своих велосипедов.


Когда Джереми заехал на тротуар, Овен Терлоу вышел из кофейни со стаканчиком кофе в руках. "Хорошие колеса", - сказал он, приветствуя новый велосипед. "Должно быть, я плачу тебе слишком много".


"С каких пор вы вообще ему платите?", - поинтересовалась Шивани. "Я думала, он преподает просто потому, что любит это. Как бы то ни было, этот малыш оплачен моим чеком от генерального прокурора".


Ректор поприветствовал ее в свою очередь.


У всех, кроме Овена, были бутылки с водой и все жаждали отправиться в путь. Так, они скоро были вновь на велосипедах и мчались к дорожке парка Алум Крик. День был пасмурным, изредка слабо моросил прохладный мелкий дождь, делая асфальт скользким. Меньше чем через пять миль, время от времени покачиваясь и маневрируя, они выехали за пределы города с его бегунами трусцой, детскими колясками и людьми, выгуливающими собак. Сейчас они неслись по холмистой открытой местности центрального Огайо рядом с изгибающейся рекой и в некотором отдалении от старых железнодорожных путей.


"Эй, выпендрежник, кончай рисоваться!", - громко проворчал Овен.


Джереми повернулся и помахал ему. Ехать на этом велосипеде доставляло такую неподдельную радость, что, сам того не осознавая, он был далеко впереди, заставляя своих друзей ехать быстрее, чем обычно. Он прекратил вращать педали, двигаясь по инерции так, чтобы Гретхен могла обогнать его. Когда он подъехал к Шивани, та тяжело дышала, но не призналась бы в этом, чтобы не доставить ему удовольствия. При этом она широко улыбалась.


"Ну?" - спросила она.


"Да", - ответил он. "Хорошо".


Он чувствовал себя сильным и быстрым - он вспоминал об этом впоследствии. Темп езды, день в целом - все было безупречно. Приятным было даже то, как его пот высыхал на ветру, за исключением раздражающего участка над бровями, прямо под краем шлема. Он слегка ударил по нему пальцем, и в этот миг заметил сурка, выскочившего из высокой травы у реки. Это он также припомнил позже. Как зверек поднял свою мордочку, в свою очередь увидев их.


Возможно Джереми был застигнут в своем порыве, ритме, изумлении - он замешкался. Начал ли он кричать? Мышцы его горла напряглись, когда он воссоздавал в памяти этот момент.


Что до животного, то оно также застыло. Размышляло. Затем с поразительной быстротой упитанный сурок помчался через дорогу. Обогнув Гретхен, он тяжело врезался в спицы колес Шивани.

110. Петр

Не успел он перебросить ногу через седло, как сзади неслышно подкатила Шивани, звонко припечатала его ладонью пониже крестца, и, крикнув «поберегись!», умчалась вдаль.


Джереми Мэттис вскочил на железного коня. В считанные секунды догнал он жену и со свистом пронесся мимо нее по улице: легкость новой рамы, плавное переключение передач наполняли его душу победным ликованием. Сбросив скорость, чтобы оглядеться по сторонам, они проскочили первый перекресток. Слегка покачиваясь из стороны в сторону — не так-то легко оказалось приноровиться к новенькому велосипеду после старого шоссейника, Джереми снова вырвался вперед.


<…>
Сегодня они наконец-то могли выбраться на трассу. Они свернули с Мэйн-стрит и, пропетляв по узкому переулку, подкатили к черному входу в кофешоп. Вся честнАя компания была в сборе: рядом со своими двухколесными друзьями стояли Марти, Гретхен и Ли.


Когда Джереми съехал на тротуар, из двери кофейни, с чашкой кофе в руках, выплыл Оуэн Терлоу.


- Недурственные колеса, - отсалютовал он в сторону велосипеда. – Похоже, я слишком щедро тебе плачу.


- Ты? Платишь? – изумилась Шивани. – А я-то думала, он преподает из чистой любви к искусству. В любом случае этот красавец оплачен моим чеком от Генерального прокурора.


Ректор отсалютовал и ей.


Остальные, в отличие от Оуэна, удовлетворились бутылками с водой и выказывали все признаки нетерпения отправиться в путь. Вскоре они оседлали велосипеды и рванули наперерез к Алам Крику. День выдался сумрачным; вяло, словно бы нехотя, моросил мелкий дождь — он ничуть не мешал им, он просто до блеска отполировал асфальт. Миль пять они вихляли и лавировали между бегунами, мамашами с колясками и собачниками, пока не выкатили за городскую черту. Теперь они мчали по холмистой равнине, раскинувшейся в самом сердце Огайо, бок о бок с рекой, прихотливо извивающейся вдоль заброшенной железной дороги.


- Эй, хорош выпендриваться, пижончик! – закряхтел во всеуслышание Оуэн.


Джереми обернулся и махнул ему рукой. Движение наполняло его такой светлой радостью, что он птицей летел по дороге, вынуждая друзей ехать все быстрее и быстрее. Он сбавил обороты, пропуская вперед Гретхен, и снова поравнялся с Шивани. Грудь ее часто и высоко вздымалась, но она не подавала и виду, что ей нелегко. Она улыбалась — от всей души.


- Ты как? – спросила она.


- Отлично.


Впоследствии он припоминал, как бурлили в нем тогда неукротимая сила и жажда скорости. Каким совершенным казалось все: и велосипеды, мчащиеся по трассе, и этот чудесный день. Легкий ветерок услужливо сдувал с его лица капли пота, и только одна, самая настырная, упорно висела на брови, под самой кромкой шлема. Он смахнул ее и в ту же секунду увидел, как из густой травы, в изобилии росшей по берегу реки, вынырнул сурок. Позже он вспоминал и это. Как зверек вскинул мордочку, почуяв их приближение.


Джереми, захваченный от удивления врасплох, продолжал ехать по инерции. А, может, надо было заорать что есть мочи? Всякий раз, когда он заново переживал то мгновение, у него перехватывало горло.


Зверек застыл. Замешкался. И вдруг — никто не успел моргнуть и глазом — дородная меховая тушка, вся сплошь жир и мускулы, метнулась им наперерез. Благополучно миновав Гретхен, сурок со всей дури влетел в колесо Шивани.

111. Полина Александрова

Он ещё садился на велосипед, когда мимо пролетела Шивани, шлёпнув его по заднице. – Не зевай! – бросила она вслед.

Джереми Мэттис заскочил в седло. В два счёта догнав жену, он пронёсся мимо неё с ветерком и теперь наслаждался легкостью новой рамы, податливостью переключателя скоростей и привода. Первый перекрёсток они проезжали не торопясь, оглядываясь по сторонам. Потом он прибавил скорости: новый велосипед покачивало совсем немного, он держал равновесие совсем не то что старенький.

<...>

Только сегодня у них наконец появилась возможность покататься. Они домчали до Мейн и, миновав переулок, подъехали к заднему входу кофейни, где собралась их компания. Там уже стояли с велосипедами Марти, Гретчен и Ли.

Когда Джереми вырулил на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Терлоу со стаканчиком кофе. – Хорошие колёса, - одобрил он новый велосипед. – Кажется, я тебе переплачиваю.

– С каких это пор ты ему платишь? – парировала Шивани. – Я считала, что он преподаёт из любви к своему делу. В любом случае, этот малыш появился благодаря моему чеку от генпрокурора.

Проректор откозырял ей в ответ.

В отличие от Оуэна, все остальные довольствовались бутылками с водой и им не терпелось ехать, так что они снова сели на велосипеды и направились к велодорожке Алум-Крик. Было пасмурно, моросящий время от времени дождик давал прохладу, но делал скользким асфальт. Миль пять приходилось то тут, то там объезжать и петлять, пока они не выехали из города с его бегунами, колясками и собачниками. Теперь они летели по холмистым равнинам центрального Огайо, через реку, которая вилась, то приближаясь к старой железной дороге, то отдаляясь.

– Эй, пижон, брось выделываться, – буркнул Оуэн.

Джереми развернулся к нему и со свистом пронёсся мимо. Его велосипед отозвался на это с такой радостью, что он, не до конца осознавая происходящее, оказался впереди всех и его друзьям пришлось ехать гораздо быстрее обычного. Он сбавил обороты и ехал практически по инерции, чтобы передать пальму первенства Гретчен. Когда он отъехал назад к Шивани, она тяжело дышала, но ни за что не доставила бы ему удовольствия признаться в этом. Она широко улыбалась.

– Ну как? - спросила она.

– Да-а-а, – ответил он. – Здорово.

Он чувствовал в себе силу и скорость: ощущения, которые он будет помнить. Ритм поездки, день в целом – всё было прекрасно. Он чувствовал удовлетворение даже от того как высыхал под ветерком пот, раздражал разве что пластырь на лбу, прямо под краем шлема. Он щёлкнул по нему и в ту же секунду увидел сурка, бродившего в высокой траве у реки. Потом он вспомнит и это: сурок поднял мордочку, заметив в свою очередь их.

Возможно, Джереми был поглощён ездой, её ритмом, был застигнут врасплох – он не мог сказать точно. Окликнул ли он остальных? Когда он вспоминал об этом мгновении, в горле появлялся ком.

Животное тоже замерло. Оценило обстановку. И с невероятной быстротой перебросило своё длинное, перекатывающееся волнами тело через дорогу. Уворачиваясь от Гретчен, оно врезалось всей своей тяжестью в спицы колеса Шивани.

112. Пчелиный Волк

Только он начал садиться на велосипед, как Шивани мимоходом хлопнула его пониже спины. «Осторожней!» – воскликнула она.


Джереми Мэттис вскочил в седло и помчался следом за ней по улице. Лёгкость новой рамы, плавность переключения передач сразу же привели его в восторг. Всего несколько оборотов педалей – и он догоняет жену. Подъезжая к перекрёстку, они сбавили скорость, чтобы убедиться – дорога свободна. И снова он погнал вперёд, слегка вихляя: после старого туристического велосипеда держать равновесие на этом новом – было очень непривычно.


<...>


Возможность совершить поездку появилась только сегодня. Они быстро спустились к Мэйну, и срезав путь по узкой улочке, прикатили к служебному входу в кофейню. Небольшая компания друзей уже была в сборе: Марти, Гретхен и Ли ожидали их здесь, каждый со своим велосипедом.


Стоило Джереми заехать на тротуар, как из кофейни вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руке.
– Отличный велик! – сказал он с приветственным жестом. – Не многовато ли ты у нас зарабатываешь?
– С каких это пор вы ему вообще что-то платите? – осведомилась Шивани. – Была уверена, что он преподаёт исключительно из любви к искусству. Так или иначе, двухколёсный друг куплен на зарплату, которую я получаю в генеральной прокуратуре штата.


Провост (СМ ПРИМЕЧАНИЕ 1) жестом поприветствовал и её.


Все кроме Оуэна были готовы отправиться в путь, вполне довольствуясь бутылочками с водой. Итак, вскоре оседлав «железных коней», они короткой дорогой двинулись в Алум Крик (СМ. ПРИМЕЧАНИЕ 2).
Было пасмурно. Временами принимался моросить дождь, делая скользким тротуар, но это не выбило их из колеи. Почти пять миль они лавировали между детскими колясками, теми, кто прогуливался с собаками или вышел на пробежку, пока, наконец, город не остался позади. Теперь они мчались по открытой местности холмистого центрального Огайо. Река, изгибаясь, приближалась к старым железнодорожным путям и снова устремлялась вдаль.


«Эй, выпендрёжник, хватит выделываться!» – во всеуслышание проворчал Оуэн. Повернувшись как на шарнирах, Джереми махнул ему рукой. Езда на новом велосипеде приносила такое огромное удовольствие, что, не отдавая себе в этом отчёт, он вырвался вперёд и сбивал друзей с привычного темпа. Он сбавил скорость, принимая немного в сторону, так, чтобы Гретхен могла быстро занять место впереди. Когда он откатился обратно к Шивани, она тяжело дышала, но не доставила бы ему удовольствия, позволив заметить это.
– Ну, как? – поинтересовалась она, широко улыбаясь.
– Да, ЗдОрово! – откликнулся он.


Он чувствовал себя сильным и быстрым, впоследствии он вспомнит это. Ритм езды весь день был отменным. Лёгкий ветерок приятно обдувал вспотевшее лицо. За исключением одной капли на лбу под козырьком шлема, которая очень раздражала. Он щёлкнул по ней пальцем и в этот момент заметил сурка, выбравшегося вперевалочку из высокой травы у реки. Это тоже сохранится у него в памяти. Как тот задрал свою мордочку, в свою очередь увидев их.


Возможно, Джереми был застигнут врасплох посреди движения, сбился с ритма, и неожиданно – он потерял равновесие. Успел ли он позвать на помощь? Горло сдавило, при воспоминании об этом моменте.


Зверёк тоже застыл на месте. Решился. И с быстротой, которой, казалось, никак нельзя было ожидать от такой упитанной тушки, бросился через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он врезался в колесо Шивани.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1) Провост – в высших учебных заведениях США второе (после президента университета) по значимости должностное лицо.
2) Алум Крик – туристическая зона в Огайо, популярное место для активного отдыха.

113. Рыбалкина

Дэвид Х. Линн
Отклонение

Едва он занес ногу над велосипедом, как Шивани прошмыгнула мимо и шлепнула его пониже спины. «Берегись», − крикнула она.

Джереми Маттис прыжком вскочил в седло. В несколько движений он настиг жену, промчавшись мимо нее по улице и не переставая дивиться легкости новой рамы, плавному переключению передач и ровному ходу шестеренок. Первый перекресток они миновали с нормальной скоростью, замедлившись для того, чтобы оглядеться по сторонам. Затем он снова вырвался вперед, слегка вильнув – удерживать равновесие было совсем не так просто, как на его стареньком туристском велике.

<...>

Только с нынешнего дня появилась реальная возможность выезжать на дорогу. Они свернули на Главную улицу и срезали путь по аллее к служебному входу в кофейню, где уже собралась небольшая группа их друзей. Там стояли Марти, Гретхен и Ли со своими велосипедами.

Не успел Джереми развернулся у тротуара, как из кофейни вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе. − Классные колеса, − сказал он, салютуя новому велосипеду. − Должно быть я слишком много Вам плачу.

− С каких это пор Вы вообще ему платите? − заявила Шивани. – А я думала, что он преподает только из любви к искусству. Впрочем, проверку законности действий в отношении этого дитяти мне Генпрокурор не поручал.

В ответ проректор отсалютовал и ей.

Все, кроме Оуэна, утолили жажду из бутылок с водой и горели желанием тронуться в путь. Поэтому вскоре они вновь были в седле и ехали коротким путем на Алум Крик. День был серый, вяло накрапывающий время от времени мелкий дождь освежал их, но делал тротуар скользким. Проехав менее пяти миль в случайных петляниях и объездах, они оставили позади город с его бегунами трусцой, детскими колясками и собачниками, выгуливающими своих питомцев. Теперь они летели через холмистую равнину центрального Огайо, реку, то вьющуюся рядом со старым железнодорожным полотном, то снова убегающую от него прочь.

− Эй, пижон, хватит выпендриваться, − громко проворчал Оуэн.

Джереми повернулся и помахал ему рукой. Машина, на которой он ехал, приносила ему такую чистую радость, что он, сам не осознавая этого, вырвался вперед и навязывал друзьям темп выше обычного. Он сбавил скорость, перейдя на холостой ход так, чтобы Гретхен смогла вернуться на место лидера. Когда он снова поравнялся с Шивани, та тяжело дышала, но не собиралась доставлять ему удовольствие, сознаваясь в этом. Ко всему прочему, она широко улыбалась.

− Ну как? − спросила она.

− Самое то, − ответил он. − Отлично.

Он чувствовал себя сильным и быстрым – позже он вспомнит об этом. На протяжении всего дня ритм езды был идеальным. Наслаждение было даже в том, как ветер исправно осушал его пот, за исключением одного досаждавшего ему потека высоко на лбу, прямо под краем шлема. Он смахнул его пальцем, и в этот момент заметил сурка, который неторопливо семеня, выходил из высоких трав вдоль реки. И это он тоже припомнил потом. Как тот поднял морду, в свою очередь заметив их.

Наверное, Джереми был слишком увлечен своей собственной скоростью, ритмом и внезапность происшествия − он растерялся. Закричал ли он? Мускулы в горле сжимались, когда он вспоминал этот момент.

Зверь, в свой черед, застыл. Затем, вмиг сообразив, с поразительной быстротой бросил всю массу своих перекатывающихся мышц и жира через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он с силой врезался в спицы велосипеда Шивани.

114. рыбка

Divergence by David H. Lynn

Джереми как раз заносил ногу на велосипед, когда сзади, бесшумно подъехала Шивани и отвесила ему звонкий шлепок.
― Не зевай, ― расхохоталась она.
В то же мгновение Джереми Маттис оказался в седле. Он в два счета нагнал жену и понесся мимо нее по улице, с наслаждением ощущая, как легка новенькая рама, как ровно переключаются передачи. На повороте они покружили немного, осматриваясь по сторонам, а потом Джереми опять с азартом рванул вперед, чуть подвиливая рулем, ― у прежнего видавшего виды походного велосипеда была совсем другая раскачка.
<...>
Впервые в жизни он почувствовал, что такое настоящая езда. Сбросив скорость, супруги свернули на узкую аллею и подъехали прямиком к черному входу кафе, где их уже поджидали друзья: Марти, Гретхен и Ли стояли подле своих велосипедов.
Когда Джереми съехал на тротуар, в дверях возник Оуэн Турлоу со стаканчиком кофе в руках.
― Классный велик, ― похвалил он. ― Похоже, я щедрый начальник.
― «Щедрый»? ― вскинулась Шивани. ― А мне всегда казалось, мой муж преподает из одной любви к искусству. Как бы там ни было, за эту крутизну заплатила я.
Турлоу козырнул ей в ответ.
Он один взял кофе, остальные обошлись водой. Всем не терпелось тронуться в путь, поэтому, не тратя время на разговоры, они похватали велосипеды и направились в сторону парка Алум-крик. День выдался хмурым, время от времени начинал моросить дождик, даря разгоряченным телам приятную прохладу и … делая скользким асфальт. После неполных пяти миль хитроумных обгонов и сложных маневров путешественники оставили далеко позади шумный город, заполненный любителями бега, мамочками с колясками, собачниками и их питомцами. И вот они уже неслись по холмистым просторам центрального Огайо, вдоль петляющей реки, то приближаясь к старой железной дороге, то уходя от нее.
― Полегче, чемпион, ― хрипло гаркнул Оуэн.
Джереми резко обернулся и с досадой отмахнулся от него. Новенький велосипед всеми своими механизмами послушно следовал командам, поэтому практически без усилий он вырвался вперед, невольно заставив друзей принять непривычно быстрый темп. Джереми замедлился и взял в сторону, уступая Гретхен лидерство. Когда он приблизился к Шивани, она тяжело дышала, но тут же поспешила скрыть от него свою усталость.
― Ну, как? ― широко улыбнулась она.
― Здорово!
Джереми чувствовал себя невероятно сильным и ловким — ему вовек не забыть этого ощущения небывалой доселе легкости. И ритм гонки, и течение дня, и велосипед, о котором он даже не мечтал, ― все было сказочно прекрасным, не надо и лучше. Нравилось даже, что пот лил в три ручья, раздражали только капли на лбу, забравшиеся прямо под бортик шлема. Он стряхнул их пальцем и в тот же миг увидел сурка, неспешно выбиравшегося из высокой прибрежной травы. От этой картинки ему теперь не отделаться: вот, зверек насторожился и, почуяв людей, потянул носом воздух.
Наверное, Джереми ушел с головой в новые ощущения, став частью стремительного движения вперед, ― трудно сказать. Закричал ли он тогда? В горле пересохло от одного воспоминания о той минуте.
Сурок же сначала замер в нерешительности, а потом вдруг с удивительным проворством всей массой кинулся через дорогу. Увернувшись от Гретхен, он с размаху влетел прямо в спицы колеса велосипеда, на котором мчалась Шивани.

115. Сиверка

David H. Lynn
Несовпадение

… Только он перекинул ногу через раму, как мимо скользнула Шивани и хлопнула его по заду.

- Не зевай! – крикнула она.

Джереми Матис вскочил в седло, в два счета настиг жену, вихрем промчался мимо и вылетел на улицу, восхищаясь легкостью новой рамы, плавной работой переключателей и передач. На первом углу они чуть притормозили, чтобы оглядеться по сторонам. И снова он рванулся вперед, чуть виляя – баланс был совсем не таким, как у его допотопного туристического велосипеда.
<...>
Только сегодня наконец появилась возможность проехаться по дороге. Они повернули на Главную и пролетели вдоль аллеи к заднему входу кафе, где уже собралась их компания. Тут были Марти, Гретхен и Ли со своими байками.

Джереми спрыгнул на тротуар, и тут из кафе появился Оуэн Сюрлоу с чашечкой кофе.

- Хороши колеса! – поприветствовал он новый велосипед, - Должно быть, я тебе слишком много плачу.

- С каких это пор ты вообще ему платишь? – вмешалась Шивани, - Я думала, он тренирует вас просто так, потому что ему это нравится. Этот малютка то и дело ускользает от моего всевидящего ока!

Полицейский поприветствовал и ее.
Все, кроме Оуэна, удовольствовались бутылочками воды, всем не трепелось отправиться в путь. Вскоре они снова были в седлах и мчались на Алум Крик. Денек был серенький, редкий моросящий дождик радости не приносил: он, конечно, освежал, но мокрая скользкая дорога – удовольствие небольшое. Около пяти миль им пришлось вилять туда-сюда, и вот наконец город со всеми его любителями бега, детскими колясками и псами на поводках остался позади. Они мчались через холмистую пустошь центрального Огайо, и река не отставала от них, то появляясь совсем рядом со старой железной дорогой, то опять поблескивая где-то в стороне.
- Эй, красавчик, хорош выделываться, - рявкнул Оуэн
Джереми повернулся и помахал ему. Наслаждаясь новым велосипедом, он сам не заметил, как вырвался далеко вперед, и его друзьям приходилось выбиваться из привычного темпа. Он притормозил, так что впереди оказалась Гретхен, и отъехал к Шивани. Та едва переводила дыхание, но виду не показывала - уж такого удовольствия она ему не доставит! Лицо ее сияло.
- Ну как? – спросила она.
- Блеск! – отозвался он, - Здорово!
Казалось, он полон сил и быстр, как ветер – так об этом вспоминалось потом. Ритм движения был превосходным, весь день был превосходен, даже легкий ветерок подхватывал капли пота совершенно восхитительно. Раздражала разве что эта нашлепка на лбу, прямо под шлемом. Он щелкнул по ней пальцем и в этот момент заметил, как из высоких прибрежных трав выбрался сурок. Это он тоже вспоминал позже. Как зверек поднял мордочку, точно отмечая каждого из них по очереди.
Что случилось с Джереми: был ли это какой-то внутренний сигнал, или виноваты ритм, неожиданность – он замешкался. Может быть, он кричал? При воспоминании об этой минуте горло его сжималось.
Зверек, в свою очередь, тоже замер. Помедлил, раздумывая. А потом весь этот комок перекатывающихся мышц и жира с невероятной скоростью бросился через дорогу. Обогнув Гретхен, он со всей силы грянулся в спицы колеса Шивани.

116. Сурок на велосипеде

Джереми Мэттис как раз залезал на велосипед, когда Шивани проскользнула рядом и хлопнула его по заду:

— Ну-ка, не зевай!

Джереми вскочил в седло. За пару секунд нагнал жену и просвистел мимо, наслаждаясь новой лёгкой рамой и плавным переключением скоростей. Он и Шивани долетели до первого поворота, притормозив, переглянулись, а потом Джереми снова закрутил педалями, немного виляя — после допотопного туристического велосипеда держать равновесие было непривычно.

<...>

Но только сегодня удалось выбраться на трассу. Сначала въехали в Мэйн и промчались по аллее до кофейни. Там у чёрного входа уже собрались друзья: Марти, Грэтхен и Ли ждали с велосипедами наготове.

Джереми свернул на тротуар. Из кофейни со стаканчиком кофе в руке вышел Оуэн Тарлоу.

— Хорош велик, — оценил Оуэн, — похоже, я кому-то слишком много плачу.

— Ты-то платишь? — возмутилась Шивани. — А я всё думала, мой муж преподаёт исключительно ради удовольствия. Этого красавца купила я, когда выиграла суд.

Проректор поприветствовал её в ответ.

Не считая Оуэна, все решили обойтись водой в бутылках и уже были готовы продолжить путь. Так что вскоре они снова колесили по дороге на Алум-Крик. День выдался пасмурным, то и дело моросило, и ехать было нежарко, но из-за дождя асфальт становился скользким. Минут пять лавировали между бегунами, детскими колясками и собачниками, пока, наконец, не выбрались из города. Теперь велосипедисты летели по холмистым просторам центрального Огайо мимо петляющей вдоль старой железной дороги реки.

— Эй, пижон, хорош уже выделываться! — громко проворчал Оуэн.

Джереми обернулся и помахал рукой в ответ. Он испытывал неподдельный восторг от нового велосипеда, так что даже не заметил, как опередил друзей — им теперь приходилось нагонять. Джереми расслабился и перестал крутить педалями, дав вырваться вперёд Грэтхен. Потом с ним сравнялась Шивани. Дыхание её сбивалось, но она ни за что бы не жаловалась: такого удовольствия Джереми не заслужил. Только расплылась в улыбке и спросила:

— Ну как?
— Отлично.

Джереми чувствовал себя сильным и быстрым — так он вспоминал уже после. Ритм езды, да и вообще весь день казались безупречными. Радовало даже то, как ветер сдувает пот — только над бровью, как раз под козырьком шлема, нависали капли. Он смахнул испарину рукой. В тот же миг из высокой травы со стороны реки выпрыгнул сурок. Сурка Джереми тоже вспомнил потом. Как зверь заводил носом, заметив велосипедистов.

То ли заворожённый скоростью и ритмом езды, то ли от неожиданности, Джереми растерялся. Предупредил ли он окриком остальных? Когда позже он пробовал вспомнить, горло стиснуло спазмом.

Сурок тоже оцепенел. Задумался. А потом стремительно бросился толстым и мускулистым телом через дорогу. Увернулся от Грэтхен и врезался в велосипед Шивани.

117. Татьяна Себеверная

Divergence by David H. Lynn

Он уже перекидывал ногу через седло, когда мимо, едва не зацепив байк, проехала Шивани. С криком “Поберегись!” она шлепнула его по заду.

Джереми Мэттис вскочил в седло, нагнал жену и с удовольствием покатил дальше. Мотоцикл был легким, передачи переключались без усилий. На повороте они поравнялись, чуть сбросив скорость, - глянуть по сторонам, а потом Джереми опять рванул вперед. Он слегка водил рулем из стороны в сторону, в попытках приноровиться: на старом мотоцикле равновесие нужно было удерживать иначе.

До сегодняшнего дня им никак не удавалось выбраться в путь. Они проехались по главной улице, срезали через проулок и очутились у черного хода в кофейню. Все уже были в сборе. Марти, Гретхен и Ли поджидали у своих мотоциклов.

Пока Джереми парковался, из кофейни вышел Оуэн Тернер со стаканчиком кофе в руке.
- Классный, - указал он стаканчиком на байк. – Наверное, я слишком хорошо тебе плачу.

- Так ты ему еще и платишь? – воскликнула Шивани. – А я-то думала, он преподает просто потому, что ему это нравится. В любом случае, этого малыша я купила на деньги генерального прокурора.*

В честь ее слов проректор поднял свой стаканчик.

Кроме Оуэна, кофе больше никто не захотел - ограничились бутылками с водой. Всем не терпелось выехать. Путь лежал к тропе вдоль Алум-Крик. День был серый. Временами накрапывал мелкий дождик, от которого блестел асфальт, и было свежо. Несколько миль подряд они лавировали и перестраивались, пока, наконец, не вырвались за черту города. Позади остались бегуны, собачники и родители с колясками. И вот уже им навстречу неслись холмы Огайо, а где-то совсем близко петляла река, то пропадая, то появляясь вновь рядом со старой железной дорогой, вдоль которой они ехали.

- Эй, ты, хорош пижонить! - прокричал Оуэн.

Джереми обернулся и вскинул в ответ руку. Ехать на новеньком мотоцикле было до того здорово, что, незаметно для себя, он обогнал друзей и нарушил привычный строй. Джереми сбросил газ, пропуская Гретхен вперед. Шивани тяжело дышала, но не подавала виду. Когда муж снова занял свое место рядом с ней, девушка широко улыбалась.

- Ну как?

- Да! Круто! - ответил он.

Позже Джереми вспоминал, каким сильным и ловким он себя чувствовал тогда. Скорость, поездка, да и, вообще, весь день были идеальными. Ему даже потеть нравилось. Нравилось ощущать, как на ветру высыхает пот. Вот только над бровью чесалось, в том месте, где прилегал шлем. Джереми смахнул раздражавшую капельку. И вдруг различил сурка в речных зарослях. Этот момент он тоже потом вспоминал. И то, как сурок поднял мордочку, заметив их.

От неожиданности и от того, что все происходило очень быстро, Джереми на мгновение растерялся. Кричал ли он? При воспоминании о том, что произошло дальше, в горле вставал ком.

Сурок тоже застыл, соображая. А потом со всей быстротой, на какую был способен, бросился им наперерез. Он увернулся от Гретхен, но попал под колесо Шивани, угодив между спиц.

----сноска----
*Скорее всего, речь идет о деньгах, полученных через суд при разводе. В США одной из функций генерального прокурора является регулирование семейного права, в том числе оформление разводов и алиментов на детей и бывших супругов, оставшихся без материального обеспечения.

118. Ульяна




От модератора: текст перевода не приводится, как не имеющий отношения к 37 конкурсу.
№118 оставлен в файле, чтобы не ломать нумерацию

119. Умова Александра

Дивергенция (Дэвид Линн)

В ТОТ МОМЕНТ, КОГДА ОН собирался сесть на велосипед, Шивани пронеслась прямо мимо него и, шлепнув его, задорно крикнула:
-Будь осторожен!
Джереми Маттис забрался на велосипед и бросился вслед за ней. С каждым оборотом педали, он с легкостью настигал свою жену, а потом и вовсе обогнал ее, мчась со всей скорости вдоль улицы. Целую дорогу он восхищался легкостью хода велосипеда и тем, как плавно откликаются переключатели на его действия. Пролетая первый поворот, они замедлились, чтобы посмотреть по сторонам. После этого, Джереми снова вырвался вперед, восстанавливая свою прежнюю скорость.
<...>
До сегодняшнего дня у них не было более удобного случая для прогулки на велосипедах. Они стали съезжать вниз по направлению к Главной дороге, далее их путь пролегал через переулок прямиком до заднего входа в кафейню, где их уже заждались Марти, Гретхен и Ли, которые, в свою очередь, тоже были на велосипедах.
Когда Джереми подъехал к тротуару, Оуэн Тюрлоу вышел из кофейни со стаканчиком кофе. - Не машина, а зверь, – иронично бросил он в сторону водителя. - Я определенно должен платить тебе намного больше, - добавил Тюрлоу.
- С каких это пор ты вообще платишь ему?, - возмутилась Шивани. - Я думала, что он преподает из любви к своему делу. Как бы то ни было, всё равно он получает деньги с моего чека, который выписывает мне главный прокурор.
Офицер полиции также приветствовал ее.
Все довольствовались бутылочками с водой, за исключением Оуэна, и с нетерпением ждали путешествия. Вскоре все они снова сели на велосипеды и отправились в путь по направлению к Алум-Крик. День выдался серым, временами накрапывал легкий дождик. Ребята продолжали свой путь по мокрой, скользкой дороге, сохраняя спокойствие, невзирая на погодные условия.

Теперь никаких бегунов, детских колясок и собачников, позади них остался лишь город. Они стремительно ехали через холмистую, открытую местность центрального Огайо, а извилистая река протекала близь старой железной дороги.
- Эй ты, прекращай выпендриваться,- громко хмыкнул Оуэн.
Джереми обернулся и помахал ему. Велосипед, на котором он ехал, приводил его в дикий восторг. Сам того не замечая, он вырвался вперед, тем самым заставляя своих друзей поднажать. Джереми сбавил скорость и стал ехать, не прилагая особых усилий, чтобы у Гретхен появилась возможность обогнать его.
Когда он поравнялся с женой, Шивани уже тяжело дышала, но она делала вид, что все в порядке, несмотря на усталость.
- И…?, - сказала она.
- Да нет, ничего, - сказал он. - Все отлично.
Джереми чувствовал себя таким сильным и быстрым – но вспомнил он об этом уже позднее. Весь день они ехали с идеальной скоростью. Маттис получал удовольствие даже от того, как быстро его пот высыхал на ветру, за исключением тех раздражающих капель пота, капающих прямо из-под шлема. Джереми смахнул их с лица рукой, и в этот миг заметил, как сурок пробежал в траве вдоль реки и поднял свою острую морду, заметив каждого из нас по очереди. Это воспоминание пришло к нему также не сразу.
Наверное, в этот момент он был настолько поражен своей собственной движущей силой, ритмичностью и непредсказуемостью действий, что замешкал, а потом и вовсе начал кричать. При одной мысли об этом мышцы горла напряглись, а голосовые связки натянулись.
Со своей стороны, животное застыло, прислушалось, а затем с поразительной быстротой это маленькое, толстое тельце помчалось в сторону дороги. Уворачиваясь от Гретхен, оно сильно врезалось в велосипед Шивани.


 

120. Фатима Х.

Когда он перекидывал ногу через велосипед, Шивани отскочила и шлепнула его по мягкому месту. «Аккуратнее!» - крикнула она.
Джереми Маттис одним прыжком вскочил на сидение. За несколько ходов он догнал свою жену, проносясь мимо нее со свистом, удивляясь легкости новой рамы, плавной работе переключателя и шестерни. У первого поворота они продолжили путь на одной скорости, оборачиваясь на каждый шорох. И вот он снова обгоняет ее, немного покачиваясь – на новом велосипеде он сидел увереннее, чем на старом.
Только сегодня ему представилась возможность выйти на большую дорогу. Они медленно выехали на Главную трассу, проехали по аллее к заднему входу кофейни, где их поджидала небольшая группа друзей. Там были Мартин, Гретхен и Ли со своими велосипедами.
Когда Джереми спокойным шагом проходил по тротуару, Оуэн Тюрлоу вышел из кофейни с чашкой кофе. «Хорошие колеса», - сказал он, посмотрев на велосипед. «Должно быть, я плачу тебе слишком много».
«А с каких пор ты ему вообще платишь?» - спросила Шивани. «Я думала, он учится водить только потому, что ему нравится делать это. В любом случае, этот малыш выходит из-под контроля самого Генерального прокурора.
Начальник полиции в свою очередь тоже поприветствовал ее.
Все, кроме Овена, с удовольствием взяли бутылочки с водой и поскорее хотели уехать. Они снова сели на велосипеды и поехали по направлению к дороге Алум Крик. Был прохладный пасмурный день, время от времени шел мелкий дождь, который чистил и разглаживал асфальт до блеска. Потребовалось менее пяти миль периодических покачиваний и уклонений, прежде чем они оставили за собой город с людьми, которые вышли на пробежку, выгуливать собак, и мамашами с детскими колясками. Теперь они летели через холмистую, открытую территорию центрального Огайо, а недалеко от старой железной дороги извиваясь текла река.
«Эй, мистер модные штанишки, хватит хвастаться», - громко проворчал Овен.
Джереми повернулся и махнул на него рукой. Велосипед, которым он управлял, приносил огромную радость, и, сам того не понимая, он то и дело выезжал вперед, и друзьям приходилось менять свое привычное место. Он расслабился, двигаясь накатом, и они поменялись с Гретхен местами. Шивани тяжело дышал, но не собирался уступать свое место. Она также широко улыбалась.
«Вот так тебе» - сказала она.
«Мдаа», - сказал он. «Ну, хорошо».
Он был настроен решительно и был полон сил – вспоминал он впоследствии. Ритм движения, целый день был идеальным. Он был в восторге даже от того, как от ветра выступали капли пота; единственное, что беспокоило его – это пластырь на голове, как раз у края шляпы. Он слегка смахнул его пальцем, и в этот миг разглядел лесного сурка, который выскочил из высокой травы и бегавшего иноходью вдоль реки. О том, как сурок поднял свою мордочку, заметив их, он тоже вспомнил позже.
Возможно, в импульсе движения, ритмичности, он был пойман врасплох – от этого он замешкался. Он хотел было вскрикнуть, но мускулы его горла сжались в тот момент.
С другой стороны, животное тоже оцепенело. Все как положено. Затем, с удивительной быстротой, всей своей массой и лоснящимся жиром сурок бросился бежать. Стараясь уклониться от Гретхен, он сильно въехал в спицы Шивани.


 

121. Чулкатурин

«Раздвоение»
Дэвид Х. Линн

Он перекидывал ногу через раму, когда Шивани пронеслась мимо и шлепнула его по пятой точке. «Берегись!» – крикнула она.

Джереми Маттис вскочил на велосипед. Он обогнал жену за пару оборотов педалей и помчался по улице, с первых секунд радостно отметив, какой легкой была новая рама и как плавно переключались передачи. На углу они поравнялись и сбросили скорость, чтобы посмотреть по сторонам, а потом он снова вырвался вперед, слегка виляя – вот это баланс, не то что у его старенького туриста.
<...>
Только сегодня ему удалось наконец объездить новый велосипед. Парочка свернула на главную улицу и покатила по аллее к черному ходу кофейни, где их уже ждали друзья. Марти, Гретхен и Ли стояли снаружи со своими велосипедами.

Когда Джереми притормозил у тротуара, в дверях кофейни с чашкой кофе в руках возник Оуэн Турлоу.

– Неплохие колеса, – сказал он, кивком указывая на новый велосипед. – Видимо, я слишком много тебе плачу.

– С каких это пор ты ему платишь? – фыркнула Шивани. – Я думала, он работает по любви. В любом случае, этот малыш куплен на деньги генпрокурора, то есть с моей зарплаты.

Проректор наградил кивком и ее.

Все, кроме Оуэна, запаслись бутылками с водой и были готовы ехать. Скоро они уже оседлали велосипеды и неслись к маршруту Алум Крик. День выдался промозглый. Мелкий дождь приятно холодил кожу, но дорога размокла и стала скользкой. Первые пять миль им время от времени приходилось объезжать бегунов, родителей с колясками и собачников, но скоро все они остались позади. Теперь они мчались по бескрайним сельским просторам центрального Огайо. Рядом со старой железной дорогой – то подбираясь совсем близко, то отдаляясь – извивалась река.

– Эй, павлин, кончай выделываться, – громко проворчал Оуэн.

Джереми обернулся и махнул ему рукой. Ему так нравился его новый велосипед, что он и не заметил, как вырвался вперед, и что его друзья еле за ним поспевают. Он перестал крутить педали и пропустил вперед Гретхен. Когда Джереми поравнялся с Шивани, она порядком запыхалась, но ни за что не призналась бы ему в этом – еще чего. Как и он, она широко улыбалась.

– Ну как? – спросила она.

– Круто, – сказал он.

Он казался себе сильным и ловким – это он хорошо запомнил. Скорость велосипеда, погода – все было идеально. Даже то, как ветер сдувал пот с его лица. Только над бровями, под самой линией шлема, он противно собирался. Он смахнул его пальцем и в ту же секунду заметил сурка, вылезавшего из высокой травы у реки. Его он тоже запомнил. Он запомнил, как, заметив их, тот задрал вверх свою мордочку.

Возможно, Джереми был слишком увлечен ездой и потому не успел среагировать. Пытался ли он предупредить друзей? Когда он силился вспомнить этот момент, в горле у него вставал ком.

Зверек тоже замер. Замешкался. И вдруг отчаянно бросился своей толстой тушкой им наперерез. Увильнув от Гретхен, он тяжело врезался сбоку в колесо Шивани.

122. Элис

Он занёс ногу над велосипедом, и тут мимо просвистела Шивани, шлёпнув его по заднице.

— Поберегись! — крикнула она.

Джереми Мэтиз взмахнул на седло, в несколько оборотов педалей обогнал жену, и уже он дивился лёгкости новой рамы, гладкости, с какой переключалась передача. На углу они помедлили, покружили. Взгляните налево, направо. Он снова рванул вперёд, чуть враскачку: баланс совсем не такой, как у старичка — туристического велосипеда.

<…>

Вот только сегодня и удалось им выехать покататься. Они выбрались на Мэйн и, свернув в переулок, дунули до чёрного входа кофейни, у которой уже ждала их маленькая дружная компания: Марти, Гретхен и Ли, — все со своими велосипедами.

Когда Джереми спрыгнул на тротуар, вышел Оуэн Тёрлоу.

— Ничего колёса, — сказал он, салютуя новому велосипеду чашкой кофе. — Я тебе явно переплачиваю.

— Переплачиваешь? — встрепенулась Шивани. — Разве он не учит за так, просто потому, что любит учить? И вообще, этот красавец куплен на мои деньги от Генерального прокурора.

Провост отсалютовал и ей.

Кофеина жаждал только Оуэн, остальные, взяв воды в бутылках, рвались в путь, и вскоре компания мчала к берегу Алум Крик. День стоял серый, порой слегка моросило, смачивая лбы и лоснящуюся мостовую. Меньше пяти миль пути, — тут объехать, там вильнуть, — и город остался позади, со всеми его бегунами, детскими колясками и собаками на поводках. Теперь велосипеды летели по волнистой равнине центрального Огайо, и река то пристраивалась поближе, то снова убегала от старой железной дороги.

— Эй, полегче, выпендрёжник! — громко проворчал Оуэн.

Джереми развернулся и помахал. Езда на велосипеде дарила ему столько радости, что — не вполне осознанно — он вырывался вперёд и заставлял друзей ускорять привычный темп. Одёрнутый, он перестал крутить педали и уступил место ведущего Гретхен. Подождал Шивани. Та тяжело дышала, но не собиралась это признавать, а, как и Джереми, улыбалась во весь рот.

— А? — спросила она.

— Ага. Здорово.

Он ощущал себя сильным и быстрым — это он после вспомнит. Ритм езды, как и весь день, был идеален. Даже пот весь сгоняло ветерком, кроме — вот досада — участка кожи на лбу, как раз под шлемом. Джереми смазал пот пальцем и тут заметил сурка, неуклюже выбирающегося из высокой травы, что росла по берегам. И это он потом вспомнит. Как сурок, в свой черёд их заметив, поднял морду.

Возможно, Джереми был захвачен своим импульсом, ритмом, — или сработала неожиданность. Он промедлил. Хотел ли он крикнуть? Он вспоминал этот миг, и его горло сжимал спазм.

Животное тоже застыло. Подумало. Затем поразительно резво метнулось массивной тушей через дорогу. Уклонилось от столкновения с Гретхен и тяжело бухнуло в спицы Шивани.

123. янус

Divergence by David H. Lynn


Он закидывал ногу на велосипед, когда Шивани пролетела мимо и шлепнула его по заду.



- Пожалуйста, без лихачества! - крикнула она.



Джереми Маттис, разгоняясь, то взмывал над седлом, то опускался. В два счета он догнал жену, пронесся мимо нее, только ветер свистел в ушах, и потом лишь наслаждался тем, как легка у велосипеда рама, как мягко переключаются скорости. Так они домчались до первого поворота и здесь притормозили, чтобы видеть перекресток. И опять он рванул вперед, немного виляя, – баланс у нового велосипеда был совсем не такой, как у его дряхлого предшественника. <...>



Какое же счастье – выбраться покататься, до сегодняшнего дня об этом можно было лишь мечтать. Они пронеслись по Мэйн, потом свернули в узкий переулок и подкатили к заднему входу кофейни. Там уже стояли с велосипедами их друзья Марти, Гретхен и Ли.



Когда Джереми заехал на тротуар, из кофейни вышел Оуэн Турлоу с чашкой кофе в руках.



- Шикарные колеса, - похвалил он новый велосипед. - Не многовато ли я плачу тебе?



- А разве ты ему платишь? С каких это пор? – парировала Шивани. – Я-то думала, он преподает, потому что фанатик своего дела. И вообще, это я раскошелилась. На это чудо не пожалела своего чека от Генерального Атторнея1.

_____________сноска_______
1 Оуэн – однофамилец британского политического деятеля Эдварда Турлоу, который занимал должность Генерального Атторнея (прокурора) Англии и Уэльса с 1771 по 1778 год.





На шутку проректор ответил ей поклоном.



Оуэн пил кофе, остальные - воду из бутылок. Наконец все были готовы ехать. Сели на велосипеды и покатили к шоссе на Алум Крик2. День был пасмурный, случайный мелкий дождик принес прохладу, но сделал дорогу скользкой. То и дело петляя, объезжая бегунов, мамаш с детскими колясками, собачников, они проехали около пяти миль, прежде чем выбрались из города. Зато оказавшись за его пределами, компания понеслась по открытым холмистым просторам Центрального Огайо. Рядом извивалась река. Она то вплотную подходила к старым железнодорожным путям, то удалялась от них.

_____сноска_______

2 Парк на берегах одноименного озера.


- Эй, пижон, хватит выпендриваться, - гаркнул Оуэн.



Джереми повернулся и махнул рукой – дескать, отстань. Он был в восторге от нового велосипеда и даже не заметил, что вырвался вперед и друзьям приходится крутить педали изо всех сил, чтобы не отстать от него. В конце концов Джереми замедлил ход и пропустил Гретхен вперед. Когда он оказался рядом с Шивани, она тяжело дышала. Но ни слова о том, что устала гнаться за ним. А жаль, ему приятно было бы услышать любую похвалу своему велосипеду. Жена все-таки спросила, широко улыбаясь:


- Ну как?


- Класс, - отвечал он. – Чудесно.



Он вспоминал потом, что тогда казался себе сильным и стремительным. Возбуждающий темп быстрой езды, каждое мгновение дня ─ все было как нельзя лучше. Его тело, обдуваемое ветром, не покрывалось испариной, и это тоже было ему в радость. Правда, какая-то ерунда над бровью, прямо под козырьком шлема, мешала ему. Он стал смахивать ее пальцем, и в это самое мгновение заметил сурка, семенящего в высокой траве вдоль реки. Потом он вспомнит и это. Как зверек, почувствовав их приближение, поднял мордочку кверху.



Трудно сказать, почему – то ли Джереми задумался, то ли магия движения захватила его, а может, просто от неожиданности - но он не сообразил, что нужно делать. Наверное, следовало просто крикнуть и зверь убежал бы. Когда он воскрешал в памяти эту картину, от отчаяния ему становилось трудно дышать.



Сурок настороженно замер, будто бы оценивал ситуацию. Затем вся эта груда жира и мышц, которая была его телом, на ошеломляющей скорости с шумом понеслась через дорогу. Зверек вильнул и избежал столкновения с Гретхен, но тут же со всей силы врезался прямо в колесо велосипеда Шивани.






 

 

Обсудить в форуме | Возврат | 

Сайт создан в марте 2006. Перепечатка материалов только с разрешения владельца ©